Ещё

Древние храмы Владивостока. От потерянного консула до лютеранов 

Древние храмы Владивостока. От потерянного консула до лютеранов
Фото: Konkurent.ru
30 августа 1910 г., в день памяти святого благоверного князя , недалеко от архиерейского подворья с храмом священномученика Евсевия Самосатского на Седанке над могильным склепом русского консула, инициатора создания в 1896 г. русской концессии в Ханькоу (ныне — Ухань, КНР) Ваховича был заложен каменный храм-часовня.
В советское время во время разрушения архиерейского подворья на Седанке Александро-Невская часовня пострадала первой — из нее были выброшены надгробные плиты Ваховича, сбит купол. В 1930–1931 гг. была разрушена ее шатровая крыша и часть алтарной стены. Долгое время полуразрушенный храм пустовал. В 1960-х в храме был жилой дом.
О теле, плитах и могиле Ваховича ничего не известно до сих пор. О самом Ваховиче известно больше.
Отец и транснациональный нахлебник
Он родился в семье священника в Белоруссии в 1858 г. Окончив университет в Петербурге, поступил на дипломатическую службу в 1882 г. Был переводчиком в Монголии и Пекине. В 1894 г. у него в Нагасаки от 16-летней японки Кэйко родился сын. Мать умерла при родах. Японская родня оставила внука на воспитание, а сам Вахович уехал в Ханькоу на должность русского консула.
Ханькоу в то время был центром сосредоточения иностранных торговцев чаем в Китае. Европейцы проживали в своих концессиях — отделенных охраняемых кварталах со своими законами. Русская община такой концессии не имела, и Вахович предпринял массу усилий, чтобы она появилась. В 1896 г. согласие на создание русской концессии было им у китайских властей получено. И уже в начале 1897 г. Вахович приступил к строительству набережной, получившей название Николаевской.
Русская концессия в Ханькоу стала центром чаеторговли с континентальной Россией.
В 1902 г. к отцу приехал подросший сын. Проживали они на съемной квартире у польки Доманской, с которой Вахович находился в гражданском браке. Церковь относилась к такому сожительству с неодобрением.
Напряженная работа по созданию русской концессии подорвала здоровье Ваховича. Он долго болел и попросил повенчать его с домохозяйкой. Но получил церковный отказ, что окончательно добило его. В 1904 г. он умер и был похоронен на иностранном кладбище при большом стечении народа. Впоследствии Доманская добилась перезахоронения консула во Владивостоке, где в 1911 г. и возвела Александро-Невскую часовню.
В уходе за храмом принимал участие и младший брат Ваховича — известный местный предприниматель, имевший большой маслозавод на Седанке и дом на перекрестке улиц Светланской и Посьетской, известный как дом с бельведером-ротондой. В 1913 г. это здание приобрела Владивостокская городская управа, где разместила городской общественный банк. Потомки Ваховичей после установления советской власти эмигрировали в Корею.
Со смертью отца его сын уехал в Японию, где в 1919 г. написал книгу «Моя автобиография» о своей жизни, в том числе о любви своих родителей. Книга стала бестселлером, а ее автор — известным писателем.
Первая страница автобиографического романа начинается следующим абзацем: «Мой отец — Александр Вахович. Он — русский, а я — транснациональный нахлебник… Мои предки родом жители Ясной Поляны. Главный дом моего рода находится на расстоянии двух тысяч метров недалеко от усадьбы . Там теперь живет семья крестьянина Ваховича».
Туда, кстати, его родственники возили и молодого Ваховича. Там он видел самого Толстого.
Ваховичи как род получили свой дворянский герб, имеющий символическое отношение к дипломатии. Такой герб был пожалован королем Владиславом одному немцу по фамилии Вадвич за то, что он, несмотря на грозившую ему со стороны моря опасность, отлично совершил посольство в Данию. На гербе изображены две больших красных рыбины. В реку Седанку раньше, кстати, тоже заходила красная рыба, которую добывали там на рыбалке сотнями пудов.
Молятся и слушают концерты
До Октябрьской революции лютеранство (как одно из трех основных направлений в христианстве наравне с православием и католицизмом) было вторым по числу последователей в Российской империи и насчитывало несколько миллионов верующих, преимущественно немецкого происхождения. Главой Российской лютеранской церкви, являвшейся государственной, был сам император Российский.
Немцы-лютеране внесли огромный вклад и в развитие Приморья. Их имена до сих пор известны нам по названиям улиц, полу— и островов: Шефнер, Логерфельд, Шульц, Корф, Даттан, Унтербергер, Эрдман, Шкот, Лангелитье, Рейнеке…
Уже в 1864 г. немцы имели свою лютеранскую общину во Владивостоке, а со временем и свой храм.
В 1880 г. известный русский журналист Крестовский, прибыв во Владивосток, отметил: «Что особенно кажется странным, именно для русского глаза, это отсутствие заметных церковных глав и колокольни, на которых ваши взоры искони привыкли останавливаться еще издали в каждом русском городишке, в каждом селении. Здесь вы гораздо прежде заметите совершенно приличную лютеранскую кирху, сооруженную на видном месте благодаря заботливости адмирала Эрдмана (бывшего губернатора Владивостока)».
Землю под лютеранскую кирху еще в 1878 г. местным лютеранам подарил пастор с Аляски Рейн. В 1909 г. на ней на средства немецкой общины была выстроена кирпичная лютеранская кирха на 400 прихожан. Кирпич был привезен специально из Германии. Соседняя со строением улица получила название Кирочная. В 1913 г. церковь посетил норвежский полярный исследователь Нансен.
В 1935 г. церковь была закрыта и передана ТОФ, который переделал ее под кинотеатр, а потом и под музей, поставив на алтаре бюст Ленина. В 1997 г. здание было безвозмездно передано лютеранам города. В том же году лютеране Австралии подарили кирхе орган. И сегодня во Владивостоке звучит германский инструмент. Звучит прекрасно, так как акустика в кирхе отличная: архитектор, строивший эту церковь, — Юнгендель — участвовал ранее в возведении знаменитого Домского собора в Берлине.
«Полученная лютеранами церковь была в ужасном, запущенном состоянии, например, там стояли ведра для сбора воды, стекающей через дырки в крыше, на стене справа от алтаря была огромная трещина. То, что это здание при таком плохом уходе все-таки выжило в течение этих 62 лет, даже российские специалисты приписывают немецкому качеству работ», — считает нынешний пастор.
Сегодня эта выстроенная в стиле северо-германской готики самая старая каменная церковь во Владивостоке — церковь Святого Павла — является главным храмом Дальнего Востока Евангелистско-лютеранской церкви в России. Сюда ходят молиться и слушать органные концерты, которые, как говорят лютеране, «наполняют веру звуками». Даже сам Лютер в молодости зарабатывал тем, что ходил и пел песнопения под окнами христиан.
Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео