Ещё

Память о подвиге как дело государственной важности: большое интервью Сергея Шойгу 

Память о подвиге как дело государственной важности: большое интервью Сергея Шойгу
Фото: ТК «Звезда»
Министр обороны РФ рассказал о строительстве Главного храма ВС РФ, «Дороге Памяти» и значении Победы в Великой Отечественной войне.
В большом интервью ведущей «Звезды» Ирине Лосик министр обороны РФ  рассказал о ходе строительства Главного храма ВС РФ, судьбе своих родственников, прошедших Великую Отечественную войну, и о том, почему проект «Дорога памяти» имеет национальное значение.
Как родилась идея создания Главного храма Вооруженных Сил и почему именно сейчас?
За 75 лет, прошедших со дня Великой Победы, на территории российского и других государств не было возведено ни одного храма и ни одного культового сооружения, посвященного годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Конечно, есть много музеев, но история нашей страны всегда знаменовалась какими-то очень важными вехами. И каждая из них определялась, скажем так, триумфальной аркой. Те или иные кураторы полков считали правильным и нужным после больших побед и сражений возводить храмы. И, более того, помещать в них память о воинах и офицерах не только геройски павших или проявивших себя в этих сражениях. Естественно, считаю абсолютно правильным и оправданным появление такого Храма, ознаменование этой великой Победы. Не буду говорить, что это делается в назидание кому-то, хорошие дела в назидание не делаются. В данном случае это 75 лет Победы. И Храм — сооружение, которое давно надо было сделать. Но время было такое, и тогда создавались музеи, памятники очень неплохие: Родина мать, Брестская крепость — очень большой мемориал и комплекс. Нам хотелось сделать нечто особенное. Я бы очень хотел, чтобы этот Храм был для каждого местом, куда он может прийти и не только исповедаться, но и вдохновиться. И на службу, и на ратные дела. Мне бы очень хотелось, чтобы это было именно так. Там даже на витражах в потолке есть отдельные награды, на которых вокруг главного обода написано: «За веру и верность». Они все равно относятся к вере. Мы, во всяком случае, делаем все и хотим, чтобы эти люди, которые приходят туда, так или иначе вспоминали что-то свое. Что-то очень личное, что-то такое, что их бы задевало и заставляло прийти сюда еще раз.
Храм строится на территории уникального подмосковного парка «Патриот». Почему именно там?
Это рубеж. Это именно та линия. Рядом и Алабино, где был штаб обороны Москвы, который возглавлял Жуков. Там были очень серьезные и важные первые позитивные события. Там начались наши первые успехи. Мы нашли старый верстовой гранитный столб из этих мест. Это тот самый верстовой столб, с которого собственно началось движение на запад. И мы предполагаем сделать его одним из центральных мест на площади перед Храмом. Конечно, здесь нельзя не упомянуть о том, что мы делаем много вещей впервые: и в части строительства, и в части архитектуры, и в части создания таких объектов. В ступенях в виде сплава присутствуют траки немецких танков. Мы считаем, что, поднимаясь по ступеням этого храма, мы идем по оружию поверженного врага.
Храм строится на народные пожертвования. Кто эти люди и как их много?
Это, пожалуй, самый крупный объект, сделанный и построенный фактически всем миром на народные деньги. И конечно, мы признательны таким крупным компаниям, участникам, городам, областям, как город Москва, который счел важным и необходимым выделить средства на благоустройство вокруг Храма. Московская область выделила средства на то, чтобы там были надежные и основательные коммуникации, подходящие к Храму, но сам он в основном построен на средства, которые внесла 91 тысяча человек. Они сделали свой вклад и взнос. Есть, конечно, удивительные люди, компании. Так, компания, которая поставила туда краны — уникальные и тяжелые. Это стоит огромных денег. Краны работают, но они их дали туда совершенно безвозмездно, и сказали, что «нашу компанию нигде не надо упоминать, потому что мы считаем это неправильным — рекламировать себя на очень важных и нужных делах». И за это им огромное спасибо. Компания «Калашников» передала миллион сто тысяч штук кирпича на строительство Храма. Это вклад, но он не денежный, а материальный. И, конечно, как не сказать этим людям слова благодарности. Есть те, кто выделил почти тысячу тонн алюминия, кто-то почти девятьсот тонн бронзы, меди, 18 колоколов. Самый тяжелый — 10 тонн, самый легкий — 18 килограммов. Я считаю, они замечательные мастера, которые работали над этим почти три месяца. Они сделали это, и для них огромная честь, что колокола будут на таком объекте. Понимаете?
Главная икона Храма Вооруженных Сил — это икона, которая сделана на средства и по предложению нашего президента, Верховного Главнокомандующего. Все 100 процентов — это личные средства президента. Это уникальная икона, в которой учтено все. Деревянный пушечный лафет. Этот лафет распущен на доски, плахи, именно на нем написана эта икона. Там, внизу, мощи всех воинов, причисленных к лику святых. На одной из икон — одна из первых винтовок Мосина, приклад. И на нем то же самое. Из приклада сделана доска, и там написан образ. И это тоже уникальное произведение искусства, потому что там работали и ювелиры, и металлурги, и художники.
В музейном комплексе будут собраны кисеты с землей из разных уголков мира. Какая идея лежит в основе проекта «Горсть земли»?
Представьте себе, что существует или живет семья, которая знает, что их отец ушел на фронт и пропал без вести. Но они не знают, где могила, не знают, куда прийти и где поклониться, и вспомнить о нем. Поэтому мы сделали второй шаг: решили собрать землю со всех захоронений советского, российского воинства по всему миру. Землю эту привезти туда. И вот это такая своего рода большая братская могила. Потому что мы не знаем, кто завтра и как себя поведет, и где какой памятник будет снесен. Мы бы хотели, чтобы человек, пришедший и набравший три цифры или имя, фамилию, отчество, год рождения, мог узнать, что здесь земля из той самой могилы, в которой похоронен его родственник — дед, прадед.
Проект «Дорога Памяти», он беспрецедентный по своему масштабу. Расскажите, пожалуйста, о нем.
Идея, которая пришла буквально через несколько дней после старта строительства самого Храма, это «Дорога памяти». И там вот эти 1418 метров — это 1418 дней нашей истории. Мы хотим, чтобы каждый шаг, как удар колокола, запоминался и отзывался эхом в далекое прошлое. Нам хотелось, чтобы все 33 миллиона фотографий были помещены туда. Но, во всяком случае, мы все имена точно поместим туда. И мы все заинтересованы в том, чтобы это была максимальная всеобъемлющая, всеохватывающая информация. И чтобы действительно можно было прийти и привести детей, внуков, и показать. Они вполне могут их найти, в том числе в этих фотографиях, которые поднимаются из наших архивов, которые никогда никто не видел. Там же еще несколько кинозалов, в которых будут идти постоянные документальные фильмы, старые кадры. Там будет большая выставка старых документов, решений, карт, а также помещена огромная такая экспозиция — первая аэрофотосъемка в Москве. Там очень много разного. Мы начали говорить о символизме. Не люблю слово мультимедийный. Музейный комплекс — «Дорога памяти». У нас там знамена поверженного врага, рейха, который побросали к стенам Красной площади. Когда в полу под стеклом будут эти знамена, люди будут иметь возможность не только посмотреть на них, но и пройти по ним.
Вы разместили кого-то из своих родных и близких в этом проекте?
Конечно, я это сделал фактически сразу. Два моих дяди — и Василий Яковлевич Кудрявцев, два достойных человека. Один простым рядовым прошел через всю войну. Второй был военным врачом, тоже прошел практически всю войну. После этого еще почти пять лет был в Германии, занимаясь той же самой врачебной деятельностью. Мог бы, конечно, туда и свою маму перевезти, думая, что она может являться участником, потому что все эти годы была в оккупации. Но тогда нам надо уже всех вписывать в этот проект, и тружеников тыла тоже. А нам все-таки хотелось поместить туда тех, кто участвовал в войне с оружием в руках.
Недавно в Баку на заседании Совета министров обороны стран СНГ вы призвали коллег противодействовать фальсификации истории. Как мы знаем, РККА была многонациональной, были представители всех союзных республик, многие из которых сейчас являются членами СНГ. Насколько для них важен проект «Дорога памяти»?
Я считаю, он важен для всех: кто воевал, кто отправлял своих сынов, дочерей на эту войну. Это не десятки и не единицы, это сотни, тысячи, миллионы. Это почти полтора миллиона ушедших из Узбекистана, это 600 тысяч из Азербайджана, 600 тысяч — из Армении. Я рассказал коллегам в этом проекте, и вы знаете, не потребовалось каких-то дополнительных просьб и запросов. Сегодня я хочу сказать спасибо за то, что все они не просто откликнулись, а достаточно эффективно отработали имена фотографии. И кто-то еще продолжает эту работу. Конечно, все они будут помещены в «Дорогу памяти». Говорить о какой-то приоритетности здесь неправильно. У нас эти 68 национальностей, разве мы можем забыть о том огромном количестве поляков, которые воевали вместе с Советской армией, освобождали Польшу. Например, чехи. Еще я с удивлением узнал, что два финна являются героями Советского Союза. Сейчас мы проверяем эти материалы: ищем фамилии, имена. Истребительная авиация, которая на определенных этапах сопровождала нашу делегацию с Иосифом Виссарионовичем Сталиным, в том числе — на Тегеранскую конференцию. И они естественно были за это награждены, и они также заслуживают быть в нашей «Дороге памяти». Поэтому я убежден в том, что мы, невзирая на сегодняшние взгляды глав тех или иных государств, должны отдать дань памяти тем, кто воевал — а это и латыши, и литовцы, и эстонцы, и отчаянно воевавшие украинцы. Сказать о том, что кому-то это принадлежит больше, кому-то меньше, нельзя. Это принадлежит нам. Нам всем — потомкам победителей.
Мы не говорим, не ставим перед собой цели, что 9 мая 2020 года завершаем проект и дальше он уже не будет идти. Он не может завершиться в один день, потому что материалы идут: и заграницей идут, и из-за рубежа, и с Дальнего и с Ближнего Востока, с бывших республик Советского Союза, из Латинской Америки — с той же Мексики, Бразилии, Эфиопии. Это касается не только имен граждан Советского Союза. Это касается многих, кто пришел, помогал, воевал: это и замечательные испанские герои, и граждане Вьетнама. Кстати сказать, некоторые из них приехали как раз не из Вьетнама, они эмигрировали во Францию, а оттуда вернулись и были здесь, воевали в России. В Подмосковье погибли. Я никогда не знал, пока не прикоснулся поближе ко всему этому, что сын  закончил здесь академию Фрунзе, получил первое офицерское звание. Он был в Ивановском детском доме, здесь и дальше начал воевать, дошел до Берлина. Имеет звание капитана и государственные награды. Он в 1946-м году вернулся в Китай, стал членом Китайской коммунистической партии, а до этого был здесь. Трижды писал письма Сталину о том, что очень любит Советский Союз как и Китай, и не может спокойно сидеть, когда враг напал на страну. Вот такие истории есть.
Видео дня. Самые пугающие истории о Бермудском треугольнике
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео