В активном поиске. Кто такие поисковики? 

В активном поиске. Кто такие поисковики?
Фото: Машины и Механизмы
Медаль «За боевые заслуги», найденная вместе с останками бойца. По ее номеру поисковики определяют имя владельца. Фото из личного архива Александры Лапченко
Поисковики сегодня: зачем и почему
Поисковые отряды сегодня работают во многих направлениях, чтобы сохранить память о событиях войны. В экспедициях массово участвует молодежь. Или те, кто был молодежью лет 10 или 20 назад, но все еще остался в поиске. Они выезжают в лес, неделями живут в палатках и питаются едой, приготовленной на костре. В лесу нет фена, душа и телевизора, и условия далеки от курортных. Такие длинные выезды не просто так называют Вахтами Памяти. На протяжении всей экспедиции идет каждодневная сложная работа по поиску и подъему незахороненных останков солдат. Это десятки тысяч шагов за день, работа по колено (а то и выше) в болотной жиже и кубометры перекопанного песка. И самое главное — это наши бойцы. Совсем неважно, что сейчас ему было бы за 90 лет. Когда он погиб, его время остановилось.
Наверное, я никогда не забуду Яшу Першина, 20-летнего командира пулеметного расчета, который погиб в ленинградских болотах. За год и пять месяцев на фронте его наградили знаком «Отличный пулеметчик» и двумя медалями: «За отвагу» и «За боевые заслуги», благодаря которым мы и узнали его имя. Как не забуду и ленинградского ополченца , который добровольцем ушел на фронт в 1941 году и погиб, не дожив пару месяцев до своих 18 лет. Внутри капсулы его медальона был не только вкладыш с фамилией, но и крошечная фотография. Когда их нашли в разных районах Ленинградской области, мне было 21. Они были младше и старше меня одновременно. И очень хотелось сделать все возможное, чтобы их семьи обрели своих солдат. Сестру Якова Першина мы нашли за 15 минут, после рассылки сообщений в социальных сетях однофамильцам из нужного района. Чтобы найти племянницу Сергея Павлова, потребовалось поднимать архивные документы, просить помощи у знакомых журналистов и властей региона, где она проживает. Но все эти сложности — ерунда на фоне эмоций, которые испытывают родственники, чей дед или прадед спустя столько лет перестал быть пропавшим без вести.
Анастасия Шилинко
Что для меня поиск? Наверное, понемногу от каждого из смыслов, вложенных в это понятие другими ребятами. Прежде всего, действие. Это возможность повлиять если не на историю государства, то на историю человека. Сделать что-то посильное. Когда санитарки вытаскивали с поля боя солдат, весивших со всей амуницией в два раза больше них, стирали руки в кровь и стонали, таща плащ-палатку по размытой земле, они не думали о своем предназначении. Просто делали то, что могут и должны. Потому что не убиты, потому что руки и ноги на месте. Надо реку переплыть под обстрелом — переплывали. Спать на снегу в задубевших кирзачах — как-то засыпали. Вот и мы не думаем о том, почему, проснувшись в шесть утра в воскресенье, едем в сырой, продрогший лес сбивать ноги. Просто мы можем работать. И дело не в патриотизме, который обязывает участвовать в выборах или служить в армии. Это не гражданский долг, это долг перед каждым из них. Личный. Анастасия Шилинко, поисковый отряд «Ингрия»
Популярность молодежных патриотических движений в России за последние десять лет существенно возросла. Школьники и студенты становятся Волонтерами Победы, выезжают в поисковые экспедиции на места боев, запускают акции помощи ветеранам. Пишутся книги о воинах-земляках, устанавливаются новые памятные знаки и мемориальные доски. Сегодня самым мощным инструментом, который помогает объединить единомышленников, стал Интернет. Но 60 лет назад призывы к изучению истории звучали со страниц детских газет и начиналось все как увлекательная игра для молодежи.
Красные следопыты: кто и откуда
Первые попытки объединить молодежь по всей стране предпринимались еще до Великой Отечественной войны. Инициатива, что называется, исходила сверху. В марте 1932 года в газете «Комсомольская правда» опубликовали письмо Председателя Госплана СССР В. В. Куйбышева, в котором он призывал комсомольцев и пионеров исследовать природные ресурсы и использовать их для строительства социализма. От этого письма начинается отсчет исторических движений, одно из самых популярных называлось «Узнаем свою страну». Состоялись четыре Всесоюзные экспедиции: ребята собирали сведения о полезных ископаемых, о съедобных и лекарственных растениях. В 1940 году вышла книга «Тимур и его команда», она стала отправной точкой для появления в стране развернутого движения помощников-тимуровцев.
Фотографии, на которых поисковики в чистой одежде радостно позируют на камеру, чаще всего постановочные. Настоящий поиск — вот такой, в грязи почти по колено. Фото из личного архива Александры Лапченко
История следопытского движения 1960–1980-х началась с публикации «Красные следопыты» в газете «Ленинские искры» от 2 мая 1957 года. По сюжету в редакцию пришел мальчик Генка Панов, который представился ординарцем командира кавалерийского эскадрона 25-й Чапаевской дивизии. Он желал разыскать не только чапаевцев, но и тех, кто принимал участие в событиях Октябрьской революции, Гражданской и Великой Отечественной войн. «Появление» такого гостя в стенах редакции дало начало большой игре под названием «Красные следопыты». Ее участникам предлагалось совершить «летнюю разведку в героическое, революционное прошлое своего края», а затем написать письмо о результатах в редакцию «Ленинских искр» для Генки-ординарца. Вскоре в газету стали пачками приходить письма от ребят с просьбой принять их в число красных следопытов. Условия вступления были простыми — достаточно было прислать письмо-заявку и дождаться ответа о зачислении.
Этим же летом отряды школьников и комсомольцев вышли в путешествия по изучению истории. В последующих номерах газеты появилась регулярная рубрика «КС 1917–1957», в которой описывали поиски отдельных ребят и следопытских отрядов. Кто-то из них изучал историю своих городов, кто-то проходил по боевому пути дивизии, сформированной из односельчан. Нередко следопыты разыскивали родственников солдат, погибших на их родной земле в годы Великой Отечественной войны.
Игра имела феноменальный успех. Несмотря на то что официально она закончилось в октябре 1957 года, фактически акция «Красные следопыты», проводимая параллельно с Всесоюзной экспедицией пионеров и школьников, не закончилась, а, наоборот, укрепила свои позиции, вовлекая все новые и новые отряды. Игру было решено продолжать.
Раскручивание вкладыша из личного медальона. Фото из личного архива Александры Лапченко
Постепенно само название «красные следопыты» распространилось на весь Советский Союз, а у юных разведчиков появились все атрибуты организованного молодежного движения. «Как по карте, по жизни героя следопыты красные идут!» — эти строки из гимна, написанного , лучше всего описывают деятельность следопытов. Выбирая какой-то сюжет, школьники шаг за шагом раскрывали его, пользуясь почти детективными методами работы. Они обращались в архивы и библиотеки, расспрашивали старожилов, вели переписку с бывшими командирами дивизий и военными комиссариатами.
Нередко дела красных следопытов становились известны на государственном уровне. Орловские пионеры нашли могилу пропавшего без вести командира эскадрильи «Нормандия-Неман» Жана Тюляна. Комсомолки Аня и Наташа Орловы, пионеры Сережа Орлов и Сима Иванова из Новгородской области установили место гибели члена Военного Совета 2-й Ударной армии, дивизионного комиссара И. В. Зуева. На основе собранных материалов о Зуеве и боях в этих местах школьники создали музей. Приказом Министерства Обороны СССР за проявленную настойчивость в поиске ребятам была объявлена благодарность. Эта история значима еще и потому, что долгие годы бойцов и командиров печально известной 2-й Ударной Армии считали предателями Родины.
В те годы привычное нам понятие «поисковая работа» не подразумевало археологические раскопки. Подписанные вещи и капсулы смертных медальонов чаще всего находили по случайности, гуляя на местах боев. Однако, несмотря на непопулярность и негласный запрет допуска детей к работе с останками, одна из первых экспедиций, организованная по местам боев в Новгородской области, состоялась уже в 1958 году под руководством московского учителя и фронтовика Юрия Барановского.
Всесоюзный туристический поход: куда и с кем В 60-е годы движение красных следопытов, которое активно развивалось в предыдущие годы, получило новый импульс к действию. 1 июня 1965 года «Комсомольская правда» опубликовала воззвание ЦК ВЛКСМ «Подвиг отцов зовет в дорогу» и объявила о начале Всесоюзного туристского похода комсомольцев и молодежи по путям боевой славы советского народа. Планировалось групповое путешествие молодежи по маршруту, тематически связанному с событиями Великой Отечественной войны. Но не только красные следопыты, а уже вся страна вслед за ними вышла на дороги и тропы минувшей войны. Во многом это связано с тем, что для большинства участников это была необычная, наиболее интересная массовая форма участия в туристских маршрутах разных категорий сложности. Основная часть исследователей выбирала боевой путь воинских подразделений, приглашая в качестве экскурсоводов тех, кто воевал в их составе. Часто маршруты строились по принципу проживания в населенных пунктах ветеранов войны. Популярными были направления, финалы которых приходились на известные места боевых действий — Аджимушкайские каменоломни, поле танкового боя в Прохоровке, разъезд Дубосеково. Последний, 12-й Всесоюзный поход молодежи по местам боевой славы состоялся в 1987 году.
Александра Лапченко в поисковой экспедиции в Кировском районе Ленинградской области
К этому времени движение красных следопытов прочно вошло в жизнь советского общества. Появились телепередачи и фильмы, в которых главной темой стало возвращение из забытья имен солдат, погибших в годы войны, воспевание их подвигов и героических заслуг. Большое количество литературы было посвящено следопытским делам, о поиске говорили со сцен театров и строчками песен.
В первые годы Всесоюзного похода туристский уклон зачастую оказывался сильнее, чем кропотливая исследовательская работа. Тем не менее, спустя несколько лет молодежное движение следопытов стало одним из главных хранителей памяти о Великой Отечественной войне и ее героях. Государство, получившее такой эмоциональный отклик от молодого населения страны, не упустило возможности этим воспользоваться. Тема подвига советских солдат и сохранения традиций превратилась в удобный инструмент управления подрастающим поколением. В движение красных следопытов стали вовлекать все больше участников, давать им задания, требовать отчетности о проведении походов. Ежегодные доклады о количестве новых музеев, памятников и мемориальных досок вгоняли добровольное движение молодежи в рамки социалистических соревнований, где на первую роль выходила не польза от проведенного поиска, а цифры в рапортах. Тема следопытства в той форме, в которой она существовала, приелась молодому поколению, о чем говорит и уменьшение числа публикаций в газетах к началу 1980-х годов. Иногда интерес к теме искусственно подогревался редакциями, но уже не вызывал широкого отклика.
В то же время произошло переосмысление итогов войны и политики государства по увековечению памяти бойцов и командиров Красной Армии. Молодежь 80-х годов, воспитанная на громких речах о подвигах солдат, приезжала в походы по местам боев и видела кости и черепа советских бойцов, брошенные в лесах и болотах. Слова о памяти и верности их делу оказались только словами. Во многом это стало причиной того, что из огромного всесоюзного движения красных следопытов к концу 1980-х годов выделились именно поисковые отряды. К этому времени активно начали работать на местах боев поисковики из Казани, Новгорода и других городов.
Откачка воды из раскопа. Фото из личного архива Александры Лапченко
В марте 1988 года в Калуге состоялся Всесоюзный сбор поисковых отрядов. Этот год считается официальной датой создания организованного поискового движения в стране. Возможно, именно это настоящее общее дело, которое после распада СССР не было поддержано государством и долгие годы лежало на плечах энтузиастов, объединило неравнодушных и сделало это направление наиболее жизнеспособным.
Сейчас официальное «Поисковое движение России» объединяет более 42 тыс. поисковиков. К 2018 году ими были подняты останки свыше 120 тыс. советских солдат. Это значит, что каждый поисковик нашел примерно трех. Имена установлены не у всех, но все захоронены. По непроходимым болотам и лесам, по городам и селам, в обычных вагонах метро рядом с нами ездят люди, которые иногда, знакомясь, говорят о себе: «Я поисковик». Я тоже так говорю.
Автор: Александра Лапченко
Видео дня. Воры-неудачники, попавшие на видео
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео