Обнаружено орудие для казни узников

Я знаю — в объятиях света

Обнаружено орудие для казни узников
© Уника Новости

Так сладостен миг бытия!

Но я умираю… И это —

Последняя песня моя.

29 апреля 1945 года сводка Совинформбюро сообщала: «Войска 1-го Белорусского фронта, продолжая вести уличные бои в Берлине, овладели городским районом Моабит».

А.Д.Рыбальченко и М.П.Девятаев.

Среди солдат, занявших знаменитую тюрьму «Моабит», был и Пинхас Гидальевич Крель. В конце войны ему шел 52-й год. Уроженец Бердичева успел повоевать в Первую мировую, а Гражданскую прошел в рядах знаменитого 2-го Богунского полка под командованием Щорса. В начале Великой Отечественной он уже не подлежал призыву. Но в 1943 году добровольцем ушел на фронт после того, как под Харьковом погиб его 23-летний сын Вульф, лейтенант, командир танка, и пропала без вести дочь Софья, служившая медсестрой. Парторг роты ефрейтор П.Г.Крель служил в батальоне связи 79-го стрелкового корпуса. Был легко ранен, участвовал в освобождении Прибалтики и Польши, штурме Берлина. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени и медалями.

Именно П.Крель одним из первых обнаружил и сохранил до конца жизни разрозненные листки книг тюремной библиотеки с карандашными пометками на полях, сделанными заключенными. На некоторых страницах были прямоугольные или овальные штампы тюремной библиотеки. Произведения Пушкина, «Бесы» и «Братья Карамазовы» Достоевского, учебники по археологии с иллюстрациями… Датированы записи почти годовым интервалом: июль 1943-го — июнь 1944 года. Они сделаны, как правило, по-русски, но есть и на немецком, хотя и с массой ошибок. Местами русская буква «и» чередуется с украинской «i». Некоторые тексты едва различимы, читаются с трудом.

Для многих узников моабитской тюрьмы эти записи оказались предсмертными. Некоторые содержат лишь имена и домашние адреса. Делали записи на страницах тюремных книг как советские военнопленные, так и власовцы, подозревавшиеся в участии в движении Сопротивления:

«Читал мл. л-нт Калганов Ив. Се. из РОА. Арестован 17.7.43 в Берлине. 9.9.43. Калганов Berlin».

«Перечитывал в тюрьме 3-й раз. Рыбальченко Андрей Дмитриевич, арестован 24.7.43 г. в Литве и привезен в Берлин за полит. деятельность. 20.9.43».

Последнюю запись сделал бывший сталинградский журналист, а затем политрук капитан А.Д. Рыбальченко, попавший в плен в 1942 году. Он стал одним из руководителей подпольной организации советских военнопленных, за что провел в «Моабите» 4 месяца, подвергаясь жестоким пыткам. Затем был отправлен в концлагерь «Заксенхаузен». Здесь Рыбальченко знакомится с другим военнопленным — летчиком, будущим Героем Советского Союза . Именно А.Д.Рыбальченко подал ему идею бежать из плена на немецком самолете, а затем и организовал с помощью интернационального подполья перевод летчика в лагерь на остров Узедом, где на полигоне Пенемюнде испытывались баллистические ракеты «Фау-2». 8 февраля 1945 года группа советских военнопленных из десяти человек захватила немецкий бомбардировщик и совершила на нем один из самых дерзких побегов в годы Второй мировой войны. Пилотировал самолет М.П.Девятаев. Любопытно, что, по некоторым сведениям, Золотую Звезду он получил не за этот подвиг, а за участие под руководством С.П.Королева (у которого работал с осени 1945 г.) в создании первой советской ракеты Р-1, сделанной на основе «Фау-2». Именно Королев в 1957 г. представил Девятаева к высокой награде. В своих воспоминаниях М.П. Девятаев не раз упоминал А.Д.Рыбальченко как мужественного и стойкого патриота.

В тот день, когда П.Крель читал запись о нем на странице книги из тюремной библиотеки, Александр Рыбальченко, чудом уцелевший в «Заксенхаузене», шел в колонне пленных, которых нацисты гнали к Балтийскому морю. Он будет освобожден нашими войсками в начале мая 45-го. Как и многие советские офицеры, оказавшиеся в плену, пройдет затем сталинские лагеря. До 1953 г. находился на поселении в г. Котлас Архангельской области. Затем жил и умер в 1982 г. в Майкопе. Сюда к нему дважды приезжал живший в Казани Михаил Девятаев.

Косвенно с Казанью оказалась связана и самая ценная находка П.Креля в моабитской тюрьме. Помимо книг он обнаружил тетрадь со стихами татарского поэта Мусы Джалиля (1906–1944), ушедшего на фронт из Казани. Там были указаны имя жены и ее адрес в эвакуации, по которому автор просил отправить рукопись. В многочисленной литературе по истории «Моабитских тетрадей» (одна из них была сохранена товарищем М.Джалиля по заключению, и о ней узнали в 1946 г.; вторая переслана позднее в СССР из Бельгии) о самой первой находке говорится косвенно: «В 1945 году в Берлине советскими солдатами была обнаружена записка Мусы Джалиля, в которой он рассказывал о том, что вместе с товарищами приговорен к смерти как подпольщик, и просил сообщить об этом родным». Именно это и пытался сделать после войны П.Крель, не зная о том, что поэт, по данным советских спецслужб, якобы проживает в Западном Берлине, а его имя внесено в список особо опасных коллаборационистов.

О дате находки свидетельствует рисунок во фронтовом блокноте П.Креля с текстом:

«29 апреля 1945 года. Моабитская тюрьма. В одном из сараев обнаружено орудие для казни узников, так был казнен знаменитый татарский писатель-антифашист Залилов (Муса Джалиль)».

«Орудие» оказалось гильотиной, которая применялась для отрубания голов, как написал в своей записке один из заключенных. Однако Муса Джалиль и его товарищи по подполью были казнены в другой берлинской тюрьме — «Плетцензее», 25 августа 1944 года (до этого они почти год провели в «Моабите»). П.Г.Крель не только сделал в своем блокноте рисунок гильотины, но и записал имена, фамилии и адреса заключенных, указанные в записках.

После демобилизации он жил в Москве, работал в строительном тресте. Пытался отыскать уцелевших заключенных «Моабита» или их родственников. Писал письма в разные города, но нашел не многих. Кто-то из адресатов сгинул в лагерях, кто-то не захотел ответить или сменил адрес. Тот же А.Рыбальченко до 1953 г. официально числился пропавшим без вести. Лишь после смерти Сталина «Моабитская тетрадь» была опубликована. Пинхас Крель умер в 1956 г. — в тот самый год, когда Мусе Джалилю, чьи стойкость и мужественная смерть наконец нашли официальное признание, было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Страницы «моабитских книг» хранились в семейном архиве более 60 лет, пока Леонид Крель не передал их вместе с другими документами отца в центр «Холокост».

Публикацию подготовили сотрудники центра «Холокост»

Илья АЛЬТМАН и Леонид ТЕРУШКИН.