Война: Калмыкия 1941–1945 гг 

Война: Калмыкия 1941–1945 гг
Фото: ИА Regnum
Кровопролитные сражения на территории Калмыкии в августе — декабре 1942 года имели большое значение для победы в Сталинградской битве, в которой вермахту был нанесён сокрушительный удар. Основные вехи Великой Отечественной войны на территории Калмыкии — в материале ИА REGNUM.
Калмыкия перед Великой Отечественной войной
В 1935 году Калмыцкая автономная область (такое название территория получила в 1920 году после установления советской власти) была преобразована в Калмыцкую автономную социалистическую советскую республику. Именно в таком виде Калмыкия встретила Великую Отечественную войну.
Накануне войны численность населения Калмыкии и прилегающих районов (речь, вероятно, идёт, например, о территории Приволжского и Долбанского улусов, которые сегодня большей частью относятся к Наримановскому и Лиманскому районам Астраханской области) составляла, согласно официальным данным переписи населения 1939 года, 220 тыс. 684 человека.
Экономика перед войной
К 1940 году на территории Калмыцкой АССР работало более 90 предприятий, в производстве было занято около 7 тыс. человек. Основной была перерабатывающая отрасль, в частности, рыбоперерабатывающая отрасль, консервные заводы, работу которых обеспечивали 23 рыболовецких колхоза, а также мясоперерабатывающие комплексы.
В годы войны Калмыкия обеспечивала продовольствием Красную армию. Так, в годы войны на предприятиях перерабатывающей сферы трудились юноши и девушки допризывного возраста.
Калмыкия отправила в Красную армию почти 30 тысяч лошадей, сотни тысяч тонн мяса и рыбной продукции, зерна. Из Калмыкии советским воинам отправлялись тёплые вещи (производство и переработка шерсти — одно из традиционных производств в Калмыкии), бельё, обувь. Жители собрали для Красной армии более 100 млн рублей.
Война в Калмыкии
Войска вермахта вошли на территорию Калмыкии в начале августа 1942 года. 1−5 августа немцы заняли Западный и Ямалтинский улусы, 10−12 августа — Приютное и северную часть Малодербетовского и Сарпинского улусов. 12 августа 1942 года Красная армия оставила Элисту и отступила в направлении Астрахани и Сталинграда. Советские войска были ослаблены и значительно уступали врагу по численности и вооружению.
Вторжению немцев предшествовали регулярные налёты вражеских самолётов на Элисту и сёла позже занятых немцами улусов — населенные пункты бомбили, обстреливали, зажигали степь и посевы хлеба. Отдельные разведывательные группы танков противника расстреливали население Западного, Малодербетовского и Сарпинского улусов. Нацисты мешали сбору урожая, вывозу хлеба, шерсти и кожсырья, перегону скота к Волге.
Оборону Элисты держал Элистинский сводный отряд (командир — полковник М. К. Зубков), находившийся в подчинении 51-й армии: в него входил один усиленный кавалерийский эскадрон из 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии; один стрелковый батальон; один артиллерийский дивизион из десять орудий; танковая рота из семи танков. Также в обороне участвовал сформированный в Элисте комсомольский истребительный отряд и отряд республиканского управления НКВД — два взвода сотрудников милиции.
15 августа 1942 года советские войска отступили на линию Малые Дербеты — озеро Сарпа — совхоз «Сарпинский» — Ханата.
28 августа 1942 года ударная группа вермахта (два немецких полка, два дивизиона артиллерии и 30 танков) перешла в наступление в районе Яшкуля, 29 августа советские войска с тяжёлыми боями были вынуждены оставить Яшкуль, 30 августа 1942-го немцы заняли Утту, 31 августа — Хулхуту. На линии посёлков Хулхута — Юста — станция Енотаевская продвижение немецко-румынских войск было остановлено, а 4 сентября 1942 года в результате контрнаступления Хулхута была освобождена от немецких войск.
20 ноября 1942 года 51-я и 28-я армии Сталинградского фронта перешли в наступление. 23 декабря 1942 года советские части вышли к селению Яшкуль, которое противник превратил в укреплённый узел сопротивления, и охватили с флангов немецкие оборонительные позиции. В ходе боёв 26−28 декабря 1942 года частями 248-й стрелковой дивизии Яшкуль был освобождён от немецких войск. 30 декабря 1942 года в ходе наступления советских войск были освобождены сёла Троицкое и Вознесеновка, 31 декабря 1942 года — Элиста.
Оккупация
«Немцы в ходе стремительного наступления полностью захватили пять улусов и три частично, 54% территории республики, на которой проживало почти 60% населения. В оккупации оказались 63% сельских советов, 66% колхозов, 82,3% , 92,3% совхозов, 569 промышленных цехов и предприятий (52%), в том числе 48 крупных (51%), 92% посевных площадей под зерновые культуры, также на оккупированной территории осталось 57,4% поголовья скота», — такие данные приводятся в книге «Боевые действия на территории Калмыкии в период Великой Отечественной войны: неизвестные страницы и новые подходы».
Эвакуировать весь скот не успели, несмотря на спешное строительство нескольких переправ через Волгу.
«В результате вражеских бомбежек, падежа, прирезки на продовольственные нужды сопровождавших стада, оставления заболевших и ослабленных без присмотра пропали 36 943 (3% общего поголовья оккупированных улусов) головы скота. На временно захваченной территории республики в распоряжении немецких военных частей остались 706 617 голов скота, из них крупного рогатого — 11 480, овец и коз — 566 950, лошадей — 10 920, верблюдов — 1800», — приводятся данные в той же книге.
Несмотря на все сложности, хозяйства Калмыкии отправили для нужд Красной армии в последние месяцы 1942 года 817 лошадей, 385 верблюдов, 28 автомашин, 22 гусеничных трактора, 121 повозку с парной упряжью. Оккупация значительной части территории в 1942 году не помешала выполнить хозяйствам Калмыкии и годовой план по сдаче мяса государству: колхозы неоккупированных улусов перевыполнили план на 30%, в захваченных сдавали скот на мясо на переправах и в пути перегона. Рыболовецкие колхозы к ноябрю 1942 года добыли 310 тыс. ц, при том, что к этому времени нацисты уже начали бомбить и минировать Каспийское море, расстреливать рыболовецкие суда.
По данным, опубликованным в книге «Боевые действия на территории Калмыкии в период Великой Отечественной войны: неизвестные страницы и новые подходы», в последние месяцы 1942 года жители Калмыкии собрали на строительство танковой колонны «Советская Калмыкия» 1 млн 956 тыс. рублей, семь вагонов подарков бойцам РККА, 4 тыс. индивидуальных посылок 34-й гвардейской дивизии.
Калмыкия сделала значительный вклад и в строительство инфраструктуры для нужд фронта. Так, во второй половине 1942 года на территории Калмыкии (оставшейся под контролем РККА) начались работы по приведению в нормальное состояние на Сталинградском, Астраханском, Ростовском направлениях протяженностью 716 км, в сторону Астрахани и Сталинграда. Более трёх тысяч жителей Калмыкии приняли участие в строительстве ветки железной дороги — Астрахань — Гурьев (Досанг), также несколько тысяч жителей Калмыцкой АССР участвовали в строительстве обводных оборонительных сооружений с юго-западной стороны Астрахани.
В течение нескольких месяцев около 50% территории Калмыцкой АССР находилось в немецкой оккупации, и нацисты прилагали громадные усилия для привлечения на свою сторону местного населения. В Калмыкии немцы применили уже опробованную ими ранее тактику — на должности старост в каждом селе назначались местные жители, «избираемые» населением, из числа людей, которые должны были испытывать недовольство советской властью. Было немало тех, кто сотрудничал с оккупантами по убеждениям. Но среди тех, кто попадал под определение коллаборационистов, как свидетельствуют историки, было немало людей, делавших это вынужденно, и даже тех, кто шел на сотрудничество с врагом, чтобы с ним же бороться в его тылу.
«В августе 1942 г. И. Т. Говенко по просьбе односельчан вынужденно дал согласие военному коменданту Яшалтинского улуса Швабу на назначение его старостой с. Красномихайловки. Говенко, 1884 года рождения, плотник колхоза «Коминтерн» (четверо его сыновей сражались на фронте против фашистов), активно со всей семьей включился в тайную борьбу против оккупантов. 4 ноября 1942 г. он и члены его семьи (16 человек) были расстреляны начальником улусной полиции А. Г. Миллером и его заместителем Г. Е. Кокиным. А. Г. Миллер по национальности был немцем, жителем с. Шенфельд Яшалтинского улуса, накануне войны он был осужден, а с вторжением немцев сбежал из мест заключения. Вскоре старостой с. Красномихайловка был назначен Копейко, местный житель, вместе с Д. П. Оголь предавший И. Т. Говенко. Со стороны Копейко это было явным проявлением административного коллаборационизма с карьеристской целью. В начале августа 1942 г. немецкая военная власть назначила старост, сформировала полицейские службы во всех селах, в том числе в с. Яшалта».
«Боевые действия на территории Калмыкии в период Великой Отечественной войны: неизвестные страницы и новые подходы»
Исследователи приводят данные о том, как в Кетченеровском улусе немцы возложили руководство органами управления «нового порядка» на известных в улусе людей — под страхом расстрела они «добровольно» согласились сотрудничать с нацистами.
В книге «Боевые действия на территории Калмыкии в период Великой Отечественной войны: неизвестные страницы и новые подходы» также приводятся и данные о многочисленных зверствах нацистов на оккупированной территории Калмыкии: «Ворвавшись в с. Садовое Сарпинского улуса, фашисты повесили милиционера И. В. Мураева, расстреляли пять мирных жителей и 15 раненых бойцов, еще 15 красноармейцев из 110-й ОККД, находившихся на лечении, сожгли в помещении культстана колхоза „Гигант“, изнасиловали 19 женщин».
Помимо администрации, из жителей Калмыкии немцы создавали вооружённые формирования, в частности, кавалерийский корпус, и к концу ноября 1942 года на стороне оккупантов действовало четыре эскадрона из местных жителей, которые принимали участие в боевых действиях против советских войск и партизан, а в январе 1943 года их насчитывалось десять. После того как в конце 1942 года оккупированная часть была освобождена Красной армией, предатели ушли с нацистами, а несколько отрядов остались в тылу РККА. К концу декабря 1943 года эти отряды были почти полностью ликвидированы НКВД.
В декабре 1943 года жители Калмыкии были депортированы в Сибирь, а в 1944 году была ликвидирована Калмыцкая АССР. Депортация калмыцкого народа стала национальной трагедией. Реабилитация калмыков произошла только в 1956 году, а в 1957−58 годах была восстановлена АССР, правда, немного в других границах.
Герои, партизаны и партизаны-герои
Однако все обвинения в адрес жителей Калмыкии (предателей оказалось около 4% от общего населения) перечеркивает массовый героизм её представителей в годы Великой Отечественной войны.
В 1941—1943 годах Калмыцкая АССР направила на фронт 38 тыс. 778 человек (без учета мобилизованных на строительство дороги Кизляр — Астрахань, мобилизации по линии Наркомрыбпром, девушек в противовоздушные подразделения), а с учетом проходивших до начала войны действительную военную службу на фронтах Великой Отечественной войны сражалось 43 тыс. 210 уроженцев республики.
Около 300 жителей Калмыкии активно участвовали в 21 разведывательно-диверсионном отряде, действовавшем в тылу врага на оккупированной территории Калмыцкой АССР, Сталинградской и Ростовской областей, Орджоникидзевского края. Деятельность партизан усложнялась особенностями местности — безводной степи, а также тем, что немцы поставили на учёт почти всех мужчин оккупированной территории в возрасте от 12 лет до 60 лет.
Есть также многочисленные свидетельства самоотверженного подвига самых обычных жителей Калмыкии, женщин и стариков: простые сельчане прятали у себя и выхаживали раненых красноармейцев и партизан, рискуя собственными жизнями.
Так, жительница оккупированной Башанты Груня Черепахина спрятала и лечила раненых советских военнослужащих, она была расстреляна нацистами. Жительница хутора Весёлый вытащила с поля боя, вылечила нескольких раненых советских танкистов — прятала их не только она, но и еще несколько жителей хутора. Пожилая жительница хотона Хара-Толга спрятала у себя комиссара партизанской группы, получившего тяжёлое ранение, однако погибла после того, как была выдана предателем. Хотон Зюнгар был сожжен карателями после того, как жители помогли советским разведчикам.
За боевые заслуги около четырех тысяч воинов из Калмыкии были награждены орденами и медалями.
За исключительное мужество и героизм звания Героя Советского Союза были удостоены следующие уроженцы Калмыкии:
Э. Б. Бадмаев, Б. М. Басанов, Н. И. Баташев, Н. Т. Воробьев, И. В. Гермашев, О. И. Городовиков, Б. Б. Городовиков, Э. Т. Деликов, К. М. Жигульский, И. Е. Зигуненко, С. М. Крынин, Г. М. Лазарев, А. А. Лопатин, Л. И. Манджиев, В. В. Мергасов, А. Г. Метяшкин, Ф. Г. Попов, Н. М. Санжиров, Э. М. Сельгиков, П. А. Турченко, Б. М. Хечиев, Н. К. Храпов. Среди офицеров — уроженцев Калмыкии два человека имели генеральские звания: герой Гражданской войны генерал-полковник О. И. Городовиков, генерал-лейтенант Б. Б. Городовиков.
Видео дня. Страны, которым предрекли скорое исчезновение
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео