Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Русские», Прага, 1945 год

Меньше всего хотелось касаться этого вопроса в канун 75-летия победы СССР в Великой Отечественной войне и за несколько месяцев до такого же юбилея победы Союзников во Второй мировой.

«Русские», Прага, 1945 год
Фото: ИА RegnumИА Regnum

Это сейчас мучимые эмоциями бойцы диванного фронта с азартом величают друг друга «кацапами», «хохлами», «бульбашами», «чурками» и прочими «зверями». А тогда, 75 лет назад, все они были «русскими». Даже те раскосые тувинцы-добровольцы, которых враги испугано называли «черной смертью». «Русскими» их называли вне зависимости от того, под чьими флагами они воевали — красными или со свастикой.

Видео дня

И не следует с ходу отказывать в праве на существование тем людям, которые волей или неволей пошли к генералу-предателю . Его РОА («Русская освободительная армия»), отвратная по сути, формировалась в основном из военнопленных и это был один из очень немногих способов вырваться из нацистских лагерей, а значит и выжить. Ведь инстинкт самосохранения отменить невозможно.

Ну, а остальные «русские» в 1945-м назывались просто, со вкусом и до дрожи в коленках у врага — «красные». Которые в 1941 году «оттолкнулись ногой от Урала» и «нынче по небу солнце нормально идет, потому что мы рвемся на Запад» (Владимир Семенович Высоцкий). «Красных» беспощадно били, гнусно предавали, но все закончилось украинцем Берестом, русским Егоровым и грузином Кантария на крыше немецкого Рейхстага. С красным Знаменем Победы в руках.

В 1945 году «русские» дважды спасли Злату Прагу, один из красивейших городов Европы. И дважды чехи их предали. Нет, не чехи. Перед солдатами 1-го армейского чехословацкого корпуса, бойцами Словацкого национального восстания и антифашистами-подпольщиками можно только вытянуться по стойке «смирно». А вот чешские лидеры дважды предали «русских»: тогда, в 45-м, и ныне, семьдесят пять лет спустя.

В 45-м пражане боялись немцев до последних часов войны. Их можно понять: 30 апреля обергруппенфюрер Франк, государственный министр по делам имперского Протектората Богемии и Моравии, а также высший руководитель СС и полиции в Праге, обратился к жителям города: «Я настоятельно предупреждаю вас не спекулировать на немецкой слабости; такие иллюзии будут утоплены в крови! Немецкое оружие остро заточено и уничтожит тех, кто разжигает волнения». И пражане знали, что «утопить в крови» — Франк это умеет: доказано было в Лидице.

Но 4 мая американская 3-я армия генерала Паттона заняла Пльзень, в 90-та километрах к западу от Праги. И пражане осмелели. 5 мая началось Пражское восстание, Которое только чудом не было утоплено в крови. Потому что еще ближе, чем американцы, в 60-ти километрах на восток, еще сопротивлялась «красным» 1-го Украинского фронта немецкая группа армий «Центр» фельдмаршала Фердинанда Шернера (две танковые и две пехотные армии и остатки группы армий «Остмарк», всего более 900 000 человек). Разъяренный фельдмаршал вывел из боя с Красной армией войска СС и направил их в Прагу. Жители стали лихорадочно строить на улицах города 2049 баррикад, но что бы они смогли сделать профессионалам из СС? Но «золотой город» спасли «русские».

Да, не «красные», да, предатели. Но, все равно, спасли. Мимо Праги двигалась на восток 1-я дивизия власовской «Русской освободительной армии» (она же «600-я (русская) пехотная дивизия» вермахта). 18 тысяч солдат дивизии двигалась то ли на соединение с югославскими четниками генерала Дражи Михайловича, то ли ради сдачи в плен американцам. 6 мая, в 5.50 утра Прага направила власовцам призыв о помощи. Те откликнулись и уже к концу дня заняли западную часть города, что прикрыло Прагу от атаки танков фельдмаршала Шернера.

Но уже на следующий день, 7-го, в 9 часов утра, Чешский Национальный Совет, созданный по инициативе Коммунистической партии Чехословакии и провозгласивший Чешскую Республику, дистанцировался от РОА. И заявил, что «Чешская Республика не имела соглашения с РОА и сотрудничество между военными повстанческими действиями против немецких войск осуществлялось военными штабами восстания».

Вступаясь за пражан, власовцы надеялись получить политическое убежище в создаваемой Чешской республике, но новые чешские лидеры прекрасно понимали, что СССР на это никогда не согласится. Поэтому попросили «русских» уйти. И с 23 часов 7 мая 600-я (русская) пехотная дивизия вермахта обреченно потянулась на восток, где их ожидал американский плен и, впоследствии, выдача в СССР. А их командира, генерала Сергея Буняченко (бывшего полковника красной Армии) — петля во дворе Бутырской тюрьмы.

Понять можно всех — и власовцев, и чешский Нацсовет, но согласитесь — какой-то элемент предательства в этом есть.

Военная опасность со стороны немцев исчезла, потому что американский командующий Эйзенхауэр 6 мая в Реймсе беспощадно потребовал безоговорочной капитуляции на всех фронтах. Она должна была вступить в силу в полночь с 8 на 9 мая. Не только бои, но и всякие передвижения войск с этого момента запрещались.

Но Прага чудом избегла новой опасности уничтожения. И «чудом» опять были «русские», на этот раз — Красная Армия. Немцы любой ценой стремились сдаться в плен американцам. Реймсский ультиматум не оставлял возможности для упорядоченного отступления группы армий «Центр», добиваемой войсками маршала Конева восточнее Праги. И, по сведениям немецкого генерала пехоты Курта фон Типпельскирха, «Командование группы армий «Центр» нашло отчаянный выход из своего тяжелого положения. Оно попыталось организовать массовое бегство трех армий к демаркационной линии, чтобы спасти возможно больше людей от русских и восставших между тем чехов».

Можно себе представить, что бы сделали с Прагой девятьсот тысяч бегущих вооруженных людей! Что бы они напоследок делали, нет, не с чехами, а с теми, кого они считали населением германского «Протектората Богемии и Моравии», предавшими свой доминион! И что бы осталось от Праги!

Но 6 мая начали наступление войска I Украинского фронта маршала Конева. И это была совсем не увеселительная прогулка. На пути войск стояли Рудные горы, отделяющие Саксонию от Чехии. Будучи еще совсем юным, я слушал рассказы ветерана 3-й гвардейской армии: о том, что это было даже страшно. Рудные горы — пологие с немецкой стороны, и втягиваться в ущелья между ними совсем не хотелось: засадить могут с любого склона. Но политкомиссары грамотно «накачали» бойцов и «красные» рвались спасать чехов «не жалея ног». Гвардейцы из 3-й с ходу взяли Мейсен. Но не стали любоваться местным фарфором, а за два дня проломили Рудные горы, и на рассвете 9 мая танки генерала Рыбалко уже были в Праге.

А там боев, считай, не было. Бегущие немцы предпочитали обходить город и проселками добираться к американцам в Пльзень и Карловы Вары. Хотя первый танк, ворвавшийся в Прагу был подбит, а его командир, украинец , погиб. И это было второе спасение города.

Пражане встречали «русских» с восторгом. Тогда, 75 лет назад. А сейчас вызывающе сносят памятник спасителю, маршалу . И это второе предательство, спустя 75 лет.

Вибач нас, брате Іване! Даже не знаю, стоят ли такие наследники памяти твоей жертвы!