Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

"Все трезвы и корыстолюбивы. Женщины весьма строгой нравственности": отзывы о татарах в XIX веке

Из книги востоковеда-татарофила о влиянии татар на жизнь русского народа. Часть 29

"Все трезвы и корыстолюбивы. Женщины весьма строгой нравственности": отзывы о татарах в XIX веке
Фото: Реальное времяРеальное время

Известный российский востоковед-тюрколог, доктор исторических наук, профессор пять лет назад подготовил к изданию книгу Сергея Аверкиева (1886—1963) "Влияние татар на жизнь русского народа", которая была выпущена в Казани тиражом всего 100 экземпляров. Автор книги, историк-энтузиаст и "татарофил", до начала Первой мировой войны работал в Палестине (сначала в Дамаске учителем русской школы, позже в Назарете помощником инспектора начальных школ Императорского Православного Палестинского общества). Затем он был интернирован в Россию, где в итоге осел в Нижнем Новгороде. Аверкиев считал, что многие русские государственные институты, явления и понятия по происхождению татарские — в его книге можно найти множество соответствующих примеров. В 50-е годы историк-любитель отправлял свою рукопись в московский Институт истории, но там ее, конечно же, немедленно "сослали" в архив, где она пролежала до середины 10-х годов XXI века. С разрешения Ильи Зайцева "Реальное время" публикует фрагменты этой монографии.

Видео дня

VIII. Характеристика татар

2. Отзывы о татарах русских людей в XIX веке

В XIX столетии в русских источниках можно найти довольно много сведений о татарах — жителях России или высказанных случайно, по какому-нибудь поводу, или в специальных посвященных им статьях и отзывах. Приводим здесь то, что нам удалось найти, нисколько не претендуя на исчерпывающую полноту.

В 1809 году для осмотра оренбургских училищ были командированы сотрудники Казанского университета — адъютант Запольский и магистр Козырев. В татарской слободе Каргали, или Сеитово, находящейся в 18 верстах от Оренбурга, они осматривали татарские училища.

"Поразило визитаторов при осмотре этих училищ, — пишет проф. Булич, — и хорошее устройство их, и множество учащихся (во всех училищах было их более 500), понравились и учителя, разные почтенные ахуны и муллы, учившиеся по большей части в средоточии тогдашней мусульманской науки — в Бухаре, а один был даже из Багдада... Это цветущее состояние Каргалинских училищ особенно бросалось в глаза при сравнении с тем, что визитаторы только что оставили в Оренбурге. Там в главном народном училище, в 4-м, т.е. в высшем классе, совсем не было учеников, а в 3-м классе было всего шесть".

Низкий уровень школьного дела в русских училищах во всем огромном Оренбургском крае, в состав которого в то время входили губернии Оренбургская, Уфимская и Самарская, засвидетельствованный этими визиторами, показывает, насколько в то время у татар начальное школьное дело стояло выше, чем у русского населения.

Николай Александрович. Фото С.Л. Левицкого, 1862. Фото wikipedia.org

В 1861 г. писатель П.И. Мельников (А. Печерский) сопровождал в путешествии по России наследника цесаревича Николая Александровича. При посещении Казани, для того, чтобы посмотреть на бедных татар города, "наследник поехал в новую татарскую слободу, где осматривал два дома: один ветхий, деревянный, другой — маленькую лачугу, обмазанную глиной, с прогнившей крышей. Бедность бросалась в глаза, хотя и в том и в другом доме грелись самовары для чаю. Особенное впечатление на наследника произвела чистота татарских жилищ и опрятность, соблюдаемая даже бедняками".

В 1874 г. в семейном журнале "Нива" в 22 и 23 были помещены две популярные статьи о татарах Поволжья и Закавказья. Приводим из них наиболее характерные выписки, не опуская и теневых сторон характера татар:

"Татары, поселившиеся в России, собственно все земледельцы, живут тихо, не отличаясь ни особенною деятельностью, ни зажиточностью; многие из них часто занимаются конокрадством; характер их угрюмый и скрытный; они горды и злы от природы, но умеют владеть собою и чрезвычайно боязливы. Которые побогаче — имеют более двух жен; все трезвы и корыстолюбивы... Нравственности женщины весьма строгой; с русскими не сходятся, хотя часто живут в одной и той же деревне, рядом дом с домом"."Татары держат свои дома много опрятнее русских... нет ни одной татарской деревни, в которой не было бы мечети, при которой не было бы школы, где и обучаются мальчики от 8 до 14 лет, под руководством мулл. Жены же мулл и ахундов обучают грамоте девочек. От этого нет ни одного татарина, который бы не знал более или менее грамоте, и все имеют понятие о своем законе. Татары все ревностные мусульмане и если когда-нибудь принимают христианскую религию, то это только в крайности. Переменив религию, татарин никогда не остается в своей деревне, а удаляется куда-нибудь подальше. Татары охотно занимаются торговлею, особенно мелкою, тяжелого земледельческого труда они не любят"."Резкую разницу с татарами, населяющими Россию, представляют те, которые водворились в Закавказье". "Их клуб, и ежедневный, — это базар... Татары, как и турки, не запрашивают на товар излишней цены и не торгуются. Цена всегда назначена одна; хочешь бери, хочешь нет. На просьбу уступить купец флегматически отвечает: "олмаз" — нельзя, и ничего более. Вешают и меряют с чрезвычайной точностью. Недомера, недовеса не бывает никогда. Мало этого, отвешивая или отмеривая покупателю чего-либо, купец прибавляет на пешкеш — подарок. Честность торговцев так велика, что жители посылают покупать детей, вполне убежденные, что обману быть не может".

Фото: (конец XIX века)/liveinternet.ru

О быте и культуре татар Поволжья этнограф И.Н. Сырнев пишет в 1901 г. следующее:

"Татарское жилище у зажиточных содержится весьма опрятно. Простонародье же в общем живет довольно грязно. Чесотка, лишаи, парши на голове от грязных тюбетеек, не пропускающих головных испарений и пр. указывают на присутствие в татарине-простолюдине какой-то особенной нечистоплотности, несмотря на частые религиозные омовения"."Питаются татары лучше не только остальных поволжских инородцев, но и русских. Татарин — большой любитель поесть и на пищу тратит большую часть своего бюджета, чем его соседи других национальностей; мясом он лакомится чаще своих соседей".Татары плохие земледельцы, плохие и плательщики податей. Зато "в чужом хозяйстве являются очень хорошими работниками. Вообще татары способны ко всякому труду. Поступая в услужение в виде кучеров, дворников, сторожей, скоро приобретают полное доверие своей честностью, исправностью, услужливостью и готовностью на всякое дело. В физическом труде отличаются большой силой и необыкновенной выносливостью; на волжских пристанях считаются лучшими крючниками и грузчиками".Татары любят торговлю. "Торгуют татары решительно всем, чем только можно, и с большим уменьем и выгодой для себя. Многие из них скоро обогащаются; в Казани есть татары-миллионеры. Некоторые отрасли торговли в крае монополизированы татарами, как, напр., торговля фруктами, скупка по деревням яиц, скупка по деревням старья ("шурум-бурум"). Не ограничиваясь торговлей на месте, татары отправляются даже в отхожие промыслы по торговой части: всем известны столичные скупщики старья ("халат-халат") и ресторанные лакеи".Благодаря деятельности мусульманского духовенства "среди татар грамотность распространена больше, чем среди русских".

Нижегородским татарам-мишарям посвятил небольшую статью местный священник-краевед П.А. Альбицкий. Описывая расположенную недалеко от г. Сергача татарскую деревню Кочко-Пожарки, он говорит про ее жителей: "В деревне живет 1132 души. Много народу уходит на заработки в Москву, Петербург, Варшаву и Астрахань... Население преимущественно "народ промысловый". Местные мишари, проживая в больших городах, торгуют шалями, содержат в Москве постоялые дворы, служат в конторах, в Варшаве торгуют "красным товаром", а в Астрахани служат водовозами и живут там с семействами. Среди мишарей много портных. Кроме того, на базаре в Пожарках двое торгуют "красным товаром", несколько человек промышляют ценным товаром, ездят по базарам, занимаясь продажей холодной и теплой (валяной) обуви... К чести мишарей, уходящих на промыслы, нужно сказать, что они присылают своим родственникам больше денег, чем русские, окончательно развращающиеся "на стороне" и привыкающие там ко всему непотребству, на которые и уходят трудовые деньги. Замечательно и то обстоятельство, что татары благодаря своей трезвости и относительной честности больше ценятся "на местах", чем русские".

Фото tatar-kieme.livejournal.com

О нижегородских татарах упоминает и П.И. Мельников в своем романе "На горах" в специальном примечании: "На ярмарке обыкновенно в караульщики нанимают сергачских и васильских татар. Этот народ честный и трезвый. Чернорабочие, крючники, перевозчики — тоже больше из татар".

В 1860 г. историк М.П. Погодин во время своего путешествия по Крыму наблюдал переселение крымских татар в Турцию. В связи с этим он дает крымским татарам такую характеристику:

"Татары — племя для нас чуждое, по религии враждебное, это правда; но они трудолюбивы, способны, честны, послушны, смирны. О честности их помещики крымские приводили мне столько доказательств разительных, что я пожелал подобной и для многих моих соотечественников. Касательно их способностей — ходить за виноградом и вообще заниматься садоводством, они мастера отличные... Многие страны в степном Крыму такого рода, что никто не может заселять их, кроме татар, довольных малым, могущих жить почти без хлеба и без воды.Особенно жалеют о ногайцах, примечательных своим трудолюбием, оседлостью, зажиточностью, способных к развитию. Некоторые переняли у немецких колонистов и подверглись их влиянию к большой для себя пользе. Ногайцы унесли много денег с собою".

Профессор Петербургской духовной академии Д.И. Ростиславов в своих "Записках" подробно говорит о касимовских татарах, об их взаимоотношениях с русским населением. Сравнивает русских с татарами и отмечает положительные стороны характера последних. Говоря об их миролюбии и честности, Ростиславов писал: "Русский же, идя по их (татар, — С.А.) улицам, мог быть уверен, что его никто не обидит, если он сам не затронет кого-нибудь. Потом татары едва ли не были честнее русских; по крайней мере многие из последних за лучшее считали в Касимове покупать разные товары у татарских, а не у русских купцов; этого правила и теперь держится моя сестра Мария". "Касимовского исправника, родом татарина, местные жители находят гораздо честнее многих русских чиновников". "Татары живут в большем довольстве, чем русские, и среди них редко встречаются нищие. Русская прислуга в их домах никаким оскорблениям и насмешкам со стороны татар не подвергалась, более того, если у хозяев обед или ужин состоял из одного конского мяса, то для русского работника или работницы приготовляли особое кушанье.

Татары, по свидетельству Ростиславова, в умственном отношении ушли далее, чем тогдашние мещане или крестьяне: у них были училища не только в Касимове, но и по деревням, и совершенно безграмотных мужчин среди татар было очень мало. В Петербурге касимовских татар ради их трезвости любили нанимать в дворники или кучера, а владельцы кондитерских в официанты.

Касимовские татарки. Фото tatarica.org

А.П. Чехов в письме своей сестре М.П Чеховой из Томска, от 16 мая 1890 года, так отозвался о сибирских татарах:

"Быть может и про татар написать Вам? Извольте. Их здесь (в Сибири, — С.А.) немного. Люди хорошие. В Казанской губернии о них хорошо говорят даже священники, а в Сибири они "лучше русских" — так сказал мне заседатель при русских, которые подтвердили это молчанием".

Продолжение следует