Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Без вести пропавший: как родители вратаря «Динамо» искали сослуживцев погибшего сына

Он отчаянно любил футбол. Симпатичный, весьма крепкого телосложения. Володя Романов был вратарем . Тогда, в 1927 году, это была первая футбольная команда в Нальчике. После армии он уехал в Краснодарский край на учебу в Пашковскую школу авиационных пилотов. Участвовал в финской кампании. На фотографии перед войной Владимир Михайлович в звании лейтенанта артиллерийских войск.

Без вести пропавший: как родители вратаря «Динамо» искали сослуживцев погибшего сына
Фото: Мир24Мир24

О дальнейшей судьбе почти ничего неизвестно. Согласно извещению нальчикского горвоенкомата 2 января 1946 года, старший лейтенант Романов Владимир Михайлович, командир 9 батареи 471 корпусного артиллерийского полка пропал без вести в сентябре 1941 года.

Видео дня

Еще в годы войны отец с матерью пытались узнать о судьбе сына: писали в разные инстанции, сослуживцам. На одно из писем откликнулся . Вот что он пишет:

«Здравствуйте, многоуважаемые родные Володи Романова, папа, мама и сестрица, а также его любимая жена и детки. Передаю вам по чистосердечному привету и желаю вам всего только лучшего. Сообщаю, что письмо ваше получил, был очень рад, что вы остались живы и что вы узнали о своем сыне хотя бы то, что я вам писал. Извините, что долго задержал ответ. Я очень нездоров. Я инвалид Отечественной войны 2-й группы. С 1936 я в РККА, в 1941 г. 15 сентября вышел из строя по ранению в звании старшего лейтенанта артиллерии Красной армии. Будучи тяжело ранен в ногу, в руку и в нижнюю челюсть, я вместе с Вовой вынужден был остаться на оккупированной немецкими захватчиками территории. Он был ранен в правую голень пулей. Ранение было у него легкое. Он сам передвигался после ранения.

Я же не мог ходить, кроме того, мне оторвало подбородок с нижней челюстью и всеми зубами и еще ранение в руку. По заживлению моей ноги мы с ним собрались идти к линии фронта и домой, но я так заболел, что не мог идти, а он один не решился; больше из 30 человек он не смог найти попутчика и поэтому с 13 октября 41 г. по 26 февраля 42 г. мы вместе жили в одной из школ в Смоленской области в районе села Всходы, питаясь дохлой кониной из леса и без лечения, плюс десятки сотен вшей. Так немчура «лечила и кормила» раненых военнопленных.

26.02.42 г. нам с Вовой со слезами на глазах пришлось расстаться по причине – прибыл немецкий карательный отряд и всех, кто выздоровел хоть немного, угнали дальше к себе в тыл по нашей земле. С тех пор мне судьба Вовы неизвестна. Дорогие родители, несмотря на все тяжести и лишения Вова всегда был весел и жизнерадостен. Были дни, когда он лежал на вонючей соломе по 3-4 дня совершенно голодный и никому ни слова, только мы вдвоем выручали друг друга.

11 марта 42 г. угоняли остальных раненых. В этот день я сумел спрятаться и 12-го попасть к партизанам, где прожил 2 месяца, а 9.05.42 г. на самолете я прилетел в Москву, где год лечился. Сейчас инвалид – не могу кусать и жевать. Приходится кушать мягкую легкую пищу, правда, в силу тяжелого положения страны я не имею того, чего надо, а именно мне нужно молоко, яйца, сметана и т.д. Хотелось бы увидеть Вову. Он бы не поверил, что я остался жив. Ведь я лежа всегда кушал, у меня ужасное ранение, а сейчас я нормальный человек. Рассказал я сотую часть того, что пережили мы с ним. У меня есть родственники в станице Медведовская Краснодарского края, думаю заехать к ним».

От Владимира Васильева пришло еще одно письмо, точнее, это была почтовая открытка от 31.10. 1943 г: «Здравствуйте, родные и родители Володи Романова. Привет и наилучшие пожелания шлет вам лучший друг вашего сына – Вася Васильев и желает всего хорошего. Письмо от вас получил 30.10.43 г. Был очень рад, что вы живы и здоровы и вместе с вами разделяю горе ваше, так как Вова до сих пор не вернулся. Ждите от меня письма, где я постараюсь вкратце описать все те трудности и лишения, которые довелось нам с Вовой пережить в тылу немецких захватчиков, будучи тяжело ранеными. Правда, это для вас будет очень тяжело читать, но иначе нельзя. С приветом, Вася».

Ясности, где, как и когда завершился жизненный путь участника Великой Отечественной войны Владимира Михайловича Романова нет и сегодня, несмотря на открытость и доступность архивов. Осталась лишь единственная запись на : «Романов Владимир Михайлович. 1912-1941. Старший лейтенант. Место службы: 471 кап. Донесение о потерях: пропал без вести 09.1941».

471 кап – это корпусной артиллерийский полк, который был сформирован в сентябре – октябре 1939 года в Великих Луках. Вот что о нем известно: «С 29 января 1940 по 1 мая 1940 года находился в составе 7-й армии и принимал участие в Зимней войне. В начале мая 1940 года полк был передислоцирован на Северный Кавказ, где вошёл в состав 34-го стрелкового корпуса. 15 июня 1941 года был погружен в эшелоны и передислоцирован в Белую Церковь. 1 и 2 июля 1941 года полк погрузился в эшелоны и в первых числах июля 1941 года прибыл в город Рудня, где и вступил в первые бои. В первые дни второй декады июля 1941 года полк был подчинён командованию 7-го механизированного корпуса и действовал в его составе во время Смоленского сражения. Вечером 25 августа 1941 года полк нанес мощный удар по скоплению противника в лесу севернее и северо-восточнее деревни Сапрыкино. Намеченное на утро следующего дня наступление войск противника было сорвано».

Буквально через несколько дней после этого боя Владимир Михайлович Романов оказался в плену

Его дочери Людмила и Светлана, родившиеся перед войной, живы. На память об от отце остались только фотографии.

Использованы материалы из личного архива писателя и историка Виктора Котлярова