Ещё

Томас и его брат 

Томас и его брат
Фото: Ревизор.ru
Семейное древо писателей Маннов выглядит так: Пауль  — младший брат Генриха Манна, создателя исторической эпопеи «Молодые годы короля Генриха IV» и «Зрелые годы короля Генриха IV» и отец Клауса Манна, Голо Манна и .
Томас Манн явился миру 6 июня 1875 года в немецком городе Любеке. Жизни ему было отмерено ровно 80 лет. Умер он 12 августа 1955 года в Цюрихе, куда — через большой круг — бежал от войны. Но — обо всем по порядку.
Детство писателей Генриха и Томаса Маннов (не единственных детей в семье богатого любекского купца) считается состоятельным и благополучным. Правда, если вчитаться в роман «Будденброки», один из самых знаменитых у Томаса, видно, что за внешней респектабельностью бюргерских семейств кроются нешуточные страсти и огорчительные пороки. В основе «Будденброков» лежит история рода Маннов. По сути, писатель изобразил деградацию активного и практичного купеческого семейства, завершившуюся физическим уничтожением последних членов династии. В этом пункте тоже заметна мрачная перекличка с реальностью. Две младшие сестры Томаса Манна в разные годы покончили с собой, одна — едва преодолев 20-летний рубеж. Генрих и Томас Манны. Фото: Википедия
Смерть отца подорвала финансовое положение вдовы и пятерых детей. По завещанию отца, семейная фирма и дом были проданы, семейству пришлось снимать жильё и жить на проценты с выручки. Молодые Томас и Генрих даже несколько лет прожили в Италии. Потом семья переехала в Мюнхен, где Томас осел и жил до 1933 года, пока политические события, печально известный мюнхенский путч, не заставили его сняться с насиженного места.
Томас и Генрих рано занялись литературной деятельностью — изданием журналом. Еще живя в отчем доме, Томас Манн придумал литературно-философский журнал «Весенняя гроза», был его создателем и, видимо, единственным автором. Генрих Манн издавал журнал «Двадцатый век», и брат писал для его издания статьи. Также Томан Манн сотрудничал с немецким сатирическим журналом «Симплициссимус» в самом конце XIX века. А в начале нового столетия вышли из печати его «Будденброки» — и принесли Томасу Манну первую известность.
Вслед за эпопеей был издан сборника новелл «Тристан», который тоже снискал успех у публики. Лучшим в сборнике литературоведы называют рассказ «Тонио Крёгер», слегка скандальный, потому что в нем описано влечение мужчины и к мужчине, и к женщине, и предпочтение искусства в качестве сублимации. В этом портрете вряд ли было что-то автобиографическое или автопсихологическое, в отличие от «Будденброков»: Томас Манн был счастливо женат, имел шестерых детей, брак с дочерью профессора повысил его общественный статус. Единственное, что впоследствии омрачило семейную жизнь самого писателя — еврейские корни жены. От детей этот факт скрывали. От нацистской власти скрыть не удалось, вот и пришлось Маннам эмигрировать… Молодой Томас Манн. Фото: Википедия
"Тонио Крёгер" был не единственным произведением Томаса Манна на тему однополой любви — и не единственным его текстом с сомнительной репутацией. В его наследии есть и новелла «Смерть в Венеции» о внезапной вспыхнувшей тяге старого писателя к подростку. Но он блекнет перед памфлетами… в защиту Первой мировой войны или против пацифизма и общественных реформ. Статьи на такие антигуманные темы вошли в сборник с ироничным названием «Размышления аполитичного». Сейчас считается, что столь злую шутку сыграли с писателем консервативные политические взгляды. На почве этой радикальной позиции Томас рассорился с братом Генрихом, который был ярым пацифистом и демократом. Только когда националисты убили в 1922 году министра иностранных дел Веймарской республики , братья помирились. Но не до конца: Томас Манн хоть и заявлял о пересмотре своих убеждений и поддержке демократии, все же в душе был против «большевистского искусства». Под такой меркой в его системе ценностей проходил, скажем, крупнейший немецкий драматург ХХ века . Долгое время он симпатизировал националистам, неправильно оценивая антиеврейские выпады как выступления против большевизма.
В этот период Томас Манн написал и опубликовал интеллектуальный роман «Волшебная гора», где человек достигает едва ли не просветления, уходя в глубины собственной философии. Роман заслужил статус одного из наиболее сложных в немецкой литературе XX века. Впрочем, несмотря на свою мудреность, «Волшебная гора» была благосклонно принята публикой. В 1929 году Томас Манн получил Нобелевскую премию по литературе. Но не за этот философский труд, а за все тех же «Будденброков». Иллюстрация к рмоану «Будденброки».
Парадоксально или закономерно, но с укреплением фашизма в Германии Манн все более тяготел к левым идеям. В 1930 году он даже выступил в Берлине с речью «Призыв к разуму»: об объединении социалистов и либералов для противостояния фашизму и праведном сопротивлении рабочего класса нацизму. Вскоре после того писатель вынужден был эмигрировать. Семья поселилась в швейцарском Цюрихе, где Манн начал работу над многотомным романом «Иосиф и его братья». В нем четыре тома, пересматривающие историю библейского Иосифа Прекрасного, проданного в рабство собственными братьями. Для придания роману правдоподобия Томас специально собирал материалы в Палестине и Египте.
Генрих Манн же после прихода Гитлера к власти в 1933 году был сразу лишён немецкого гражданства и уехал сначала в Прагу, а затем во Францию. Старший Манн возглавлял Союз немецких писателей в эмиграции. Все военные годы пути двух братьев не совпадали.
Власти Рейха сделали Томасу Манну предложение вернуться в Германию. Он отказался. В отместку его и всех членов его семьи лишили немецкого гражданства. Писатель стал гражданином Чехословакии. В 1938 году Манн уехал в США, где провел всю Вторую Мировую войну. Генрих Манн попал в США позже, в 1940 году, после оккупации Франции гитлеровцами. Генрих Манн поселился в Лос-Анджелесе. Томас Манн преподавал в  и много писал — по ту сторону океана был создан роман «Лотта в Веймаре» о старом Гёте и его юношеской любви Шарлотте, тоже немолодой. Также из Америки Томас Манн вел антифашистские радиопередачи для немцев. А в победном году сделал в Библиотеке Конгресса доклад «Германия и немцы», где проводилась мысль о том, что нет двух Германий, доброй и злой, есть одна Германия, лучшие свойства которой под влиянием дьявольской хитрости превратились в олицетворение зла. В Америке же был написан еще один философский роман — «Доктор Фаустус», современный перепев средневековой трагедии о сделке с дьяволом. Обложка английского издания романа «Волшебная гора».
Но вскоре после Второй мировой войны писатель стал не мил уже для Соединенных Штатов: его уличили в советских симпатиях и даже пособничестве СССР. Семье Томаса Манна пришлось вернуться в Швейцарию. Теоретически они могли бы приехать и на родину. Но писатель опасался возвращаться в страну, которая была разделена пополам, и часть ее находилась под советской властью. Хотя на различные литературные торжества он в ГДР ездил. Его старший брат вообще собирался переехать в Восточный Берлин и возглавить Немецкую академию искусств, первым президентом которой его заочно избрали. Но Генрих Манн не успел этого сделать: скончался в 1950 году. В ГДР много позже прибыла только урна с прахом писателя, захороненная на Доротеенштадтском кладбище.
Задуманный едва ли не первым в библиографии Томаса Манна роман «Признания авантюриста Феликса Круля» оказался для писателя последним. В зрелые годы жизни литератор вернулся к давнему замыслу романа о новом , делающем карьеру с помощью своего обаяния и теряющем все человеческое. Но эта книга так и осталась незаконченной — писатель умер, не доведя похождения афериста до логического финала. Так она и опубликована. Томас Манн в зрелые годы. Фото: abcnews.go.com В Советском Союзе Томас Манн входил в число признанных зарубежных писателей: очень уж ярко бичевал пороки буржуазного общества. И Генриха Манна советские издатели любили — он был признанным выразителем «левых» взглядом. Томаса Манна в нашей стране почитали еще и за то, что он был немецким последователем великих русских романистов и , развивал в своем творчестве стилистические черты XIX века: подробность, внимание к деталям, психологизм. Но вот увлечение писателя психоанализом и различными «извивами» глубин психики — безусловно, примета века ХХ. В любом случае без наследия Томаса Манна мировая философская проза была бы неполна.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео