Забытый «хозяин Забайкалья». За что коммунисты казнили атамана? 

Забытый «хозяин Забайкалья». За что коммунисты казнили атамана?
Фото: Русская Планета
Мир немало удивился.
Нам с Востока луч блеснул.
В Забайкалье объявился-то Семёнов, Есаул.
Григорий Михайлович Семёнов родился 25 сентября 1890 года, недалеко от Читы, в карауле Куранжа, Дурулгуевской станицы. Окончил Оренбургское училище, участвовал в Первой мировой войне. О нём, как о человеке «беззаветно храбром» (особенно на виду у начальства), но несколько простоватом, не слишком далёком и с трудом окончившем войсковое училище отзывался Врангель. Параллельно барон провидчески отмечал в подчинённом склонность к интригам и авантюризму.
Врождённая простота молодого человека удивительным образом сочетались с находчивостью. В 1917 году, после Февральской революции, фронт распадался, начинались разброд и шатания. Присягнув Керенскому, Григорий Михайлович предложил ему свои услуги, выйдя на Александра Фёдоровича с готовым «кейсом».
Монгольско-бурятский полк
Есаул Семёнов сумел убедить Керенского, что инородцы, сражающиеся за Отечество, смогут воззвать к совести взбунтовавшегося русского солдата. Идея Александру Фёдоровичу показалась вполне сносной.
27-летнего забайкальского казака с красивым, но простоватым лицом, отправили в родные края в ранге комиссара, где он ставил под ружьё бурят и монголов, с которыми у Семёнова, прекрасно владевшим монгольским и переводившим для них стихи русских классиков XIX века, было полное взаимопонимание.
Ещё в 1911 году Семёнов помогал монголам в осуществлении государственного переворота и содействовал провозглашению независимости Внешней Монголии. В этот странный казачий «отряд совести», разраставшийся мало-помалу до масштабов армии, принимали разношёрстный сброд, готовый выполнить любое указание атамана.
27-летний Семёнов собрал под свои знамёна около 1000 человек. В нём были совершенно сбитые непрерывно меняющейся обстановкой офицеры, казаки, китайцы, монголы. С ними он поднял восстание против большевиков, а затем был избран войсковым атаманом Забайкальского казачьего войска.
Одним из главных сподвижников атамана был барон Унгерн — человек, заявивший о себе в ходе Первой мировой, как храбрый офицер. Унгерн страдал от наследственного безумия. И окончательно помешался на фоне ранений (удар саблей по голове особым образом сказался на его душевном здоровье) и патологического пристрастия к пьянству.
Барон был склонен к грабежам, насилию (не щадил даже женщин и детей) и неестественному неряшеству (бельё Унгерн менял, когда оно превращалось в лохмотья). В общем — настоящий русский герой нерусского происхождения, бредивший великими идеями и формировавший вокруг себя армию прирождённых садистов и убийц.
Авантюризм, ненависть к большевикам, любовь к восточному мистицизму и степной монгольской культуре роднила эту странную пару соратников. Они вместе формировали части для борьбы против большевиков, которые пытались установить свою власть в Сибири и на Дальнем Востоке.
В августе 1918 года отряд Семёнова взял Верхнеудинск (ныне — Улан-Удэ). Через несколько дней тандем выбил красных из Читы. Обе победы имели большое значение для хода Гражданской войны.
Сибирь и Дальний Восток оказались отрезанными в одночасье от Советской России. А ключевой фигурой к Востоку от Байкала становился не какой-то там Владимир Ленин, а «сам атаман Семёнов»
Численность его войска стремительно разрасталась. Под его «пиратскими» знамёнами воевали уже 20 тысяч человек. Уверенности атаману добавлял тот факт, что Забайкалье было занято японскими формированиями и американским контингентом.
Атаман Семёнов, этот простоватый мужичонка, казак из семьи забайкальских старообрядцев, добился того, что советской власти на Дальнем Востоке больше не существовало. Сюда, за Байкал, устремились те, кто бежал от красного террора из Москвы и Петербурга.
Начиная с 26 августа 1918 года, в Чите была восстановлена власть Забайкальской земской областной управы
С большевиками Семёнов расправлялся нещадно, согласно выработанным им самим принципам и убеждениям. Он делил «коммуняк» на идейных, вроде Ленина, примкнувших к большевистскому течению ради выгоды, а также тех, кого «в красные занесло по глупости». Первые две категории методично уничтожались семёновцами.
Пыткам атамана, порой, могли бы позавидовать даже палачи времён Второй мировой. На станции Манчжурия в одного из руководителей местной ячейки РКП (б) выстрелили, затем распороли живот, вывернули внутренности наружу, облили керосином и сожгли
Те, кто примкнул к «верным ленинцам» по глупости, могли рассчитывать на снисхождение. Но только после искреннего раскаяния. А казаки, которые были уличены в сочувствии к большевикам, незамедлительно расстреливались, их семьи изгонялись, дома сжигались, имущество обращалось в «фонд помощи пострадавшим от власти красных».
В Чите атаман Семёнов занял лучшую гостиницу, превратив её в свой штаб, и возглавил по поручению Временного Сибирского правительства все войска Дальнего Востока.
Этот харизматичный, смекалистый, но малокультурный и неотёсанный человек не был восторженно принят кадровыми военными, вчерашними царскими офицерами. Они брезговали таким командиром.
Сам атаман, превратившийся из организатора разношёрстной банды в главнокомандующего, отвечал своей нелюбовью на их нелюбовь и неуважение, предпочитая держать их на удалении.
Но простые бойцы, истосковавшиеся по водительству умелого и сильного командира, который умеет побеждать, верили, что с лихим атаманом их ждёт удача. Среди разраставшейся армии Семёнова было много откровенных бандитов, которые пришли под его крыло с целью личной наживы и реализации патологических наклонностей.
Дальневосточное трио
Оставшись без поддержки, атаман заметался. То предлагал короновать великого князя Дмитрия Павловича, то созывал собрание, безуспешно пытаясь найти поддержку у народа. Но народ уже не поддерживал бандитов. И в октябре 1920 года атамана Семёнова выбили из Читы красные.
В чём же причина такого фатального неуспеха?
Более половины «электората» были так называемыми «инородцами» — бурятами, монголами, тунгусами, поддержку которых атаман Семёнов терял на глазах. Стихи русских классиков, переведённые на монгольский язык, теперь не спасали. Колчак своей нелюбви к национальным меньшинствам не скрывал. Адмирал великодержавно брезговал самой мыслью о признании, автономии, которыми грезили малые и бесправные народы.
Национальные меньшинства, те же буряты, искали защиты и помощи. И даже обращались к императору Японии с просьбой признать их народ и покровительствовать ему. Но в итоге примкнули к большевикам. Почему? Те гарантировали право на самоопределение.
Отметим, что большевики исполняли свои обещания. Буряты получили автономию. А в 1923 году даже появилась Бурят-Монгольская Советская Социалистическая Республика
Красные отвоёвывали город за городом. В 1921 году по приказу Ленина с максимальной скоростью был произведён суд над бароном Унгерном, который был расстрелян и за содеянное отправился в ад. А его друг и соратник атаман Семёнов бежал в Китай, что продлило его жизнь ровно на четверть столетия. В эмиграции Семёнов попытался переосмыслить произошедшее, понять главные причины сокрушительной неудачи.
Она заключалась в том, что каждый атаман, каждый генерал, каждый «правитель» действовал на своём клочке земли, преследуя исключительно шкурные интересы. Обогащение происходило в обстоятельствах очень непростых для оголодавшего, обезумевшего от испытаний, грабежей и войн народа. Лилась кровь, недоверие к «атаманщине» росло пропорционально их нарастающей пьяной жестокости и беспределу. Люди сделали выбор в пользу советской власти, гарантировавшей то ли рабскую стабильность, то ли стабильное рабство.
Такая история.
Видео дня. Почему миллионер годами прикидывался нищим
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео