Ещё

Скарлетт Йоханссон: моногамия мешает взглянуть на мир шире 

Фото: PlayboyRussia.com
Откровенный разговор со звездой, которую не интересует статус самой кассовой голливудской актрисы 2016 года, о материнстве, моногамии и о том, почему она играет фатальных суперженщин.
Фото Jake Chessum, Playboy
PLAYBOY Ты родилась и воспитывалась в Нью-Йорке. Как тебе рослось в этом городе?
ЙОХАНССОН В то время Нью-Йорк был другим. Возможно, я рассуждаю как старый хрыч, но тогда город был более доступным. У меня была разношерстная компания друзей. Мы все отличались по социально-экономическому статусу. Наши родители были заняты в разных сферах: чьи-то предки торговали наркотиками, чьи-то работали в финансовом секторе, но все мы жили одной общиной. Несмотря на то что Нью-Йорк, пожалуй, остается самым замечательным городом в мире — да, я к нему необъективна, — создается ощущение, что раньше в нем было больше возможностей для большего количества людей.
Практически всем моим знакомым, выросшим в Нью-Йорке, присуща удивительная особенность: они испытали на себе влияние множества творческих личностей, разных образов жизни и нестандартного видения мира.
В этом городе можно быть собой или любой версией себя. Во многих других местах это невозможно. Мне нравится растить свою дочь здесь. Ни один ребенок ее возраста, живущий в другом городе, не получает того опыта, который получает моя дочь, просто играя на детской площадке в Нью-Йорке.
В детстве мне не сиделось дома: я тусовалась и попадала в неприятные истории
PLAYBOY Ты родила в 2014-м. Материнство тебя изменило?
ЙОХАНССОН О да, еще как! Даже сам процесс вынашивания и рождения был полон неимоверных открытий. А потом оказалось, что, общаясь с детьми, особенно с младенцами и дошкольниками, нужно распрощаться со своими ожиданиями и отпустить все свои инстинкты. Это необходимо, чтобы взять ситуацию под контроль. Ведь, становясь матерью, ты принимаешь решения, влияющие на маленького человечка, который полностью от тебя зависит. Материнство — лучшее, что со мной случалось. Однажды кто-то описал это состояние как такое, при котором твое сердце увеличивается до размеров твоего тела. И я думаю, что это действительно так. Твоя способность любить — по крайней мере судя по моему опыту — охватывает все окружающее тебя пространство. Я боялась, что с появлением ребенка моя жизнь изменится, и она таки изменилась — в корне. Однако сейчас я чувствую себя намного больше собой, чем раньше.
PLAYBOY Это создавало тебе проблемы?
ЙОХАНССОН Снимаясь в фильме «Призрак в доспехах», я шесть месяцев провела с дочерью в Новой Зеландии. Удаленность от дома и бремя работы — это было очень тяжело. «Призрак в доспехах» — большое кино, в котором происходит много событий. Целыми днями я сражалась с людьми и в буквальном смысле вступала в схватку с собой. Я боролась со своим персонажем. Помню, как спросила у Руперта Сандерса: «Может ли с этой героиней произойти хоть что-то хорошее?» Ответ был кратким: «Нет». У этой личности, или киборга, или как там ее еще, гребаный темный путь.
Фото Jake Chessum, Playboy
PLAYBOY Выбор тебя на роль майора Мотоко Кусанаги вызвал споры. Ведь многие воспринимают Кусанаги как японского персонажа. Следовательно, его должна играть японская актриса. Эти разговоры тебя задели?
ЙОХАНССОН Конечно. Думаю, дискуссии о разнообразии в Голливуде очень важны и их следует вести. Мой персонаж уникален, потому что это человек, мозг которого помещен в искусственное, роботизированное тело. Мне всегда казалось, что моя героиня универсальна — в том смысле, что у нее нет идентичности, и суть всей истории заключается как раз в поиске этой идентичности. Надеюсь, фильм дал ответы на все вопросы, возникшие в связи с подбором актеров. В нем есть часть, о которой я сейчас не хочу распространяться, поскольку она служит поворотной точкой сюжета. Она объяснит зрителям, кто я такая, кем была и какова моя настоящая идентичность.
Я боялась, что с появлением ребенка моя жизнь изменится, и она изменилась. Однако сейчас я чувствую себя намного больше собой, чем раньше
PLAYBOY Давай поговорим о твоей семье. Твой отец датчанин, а мать из Бронкса. Какими родителями они были?
ЙОХАНССОН Уже имея двоих детей и собираясь родить третьего, они в итоге получили еще двоих (у меня есть брат-близнец). Думаю, они сдались и забыли о том, что считали своим жизненным ориентиром вначале. Пожалуй, это нормально. Когда у тебя появляются младшие дети, ты ведешь себя вольготнее, чем с первенцем, меньше переживаешь, чувствуешь себя в роли родителя спокойнее. Мне кажется, мы с братом в какой-то степени извлекли из этого выгоду, а в какой-то — нет. Мать переехала в Калифорнию и отдалилась от нас. На плечи отца легла огромная ответственность: нужно было ухаживать за нами, обеспечивать нас всем необходимым. Мои родители всегда испытывали финансовые трудности, поэтому для отца это была тяжелая ноша. К 13-ти годам мы с братом уже фактически росли сами. Я все еще жила дома, ходила в школу, но уже работала. То есть с довольно раннего возраста мне не сиделось дома: я тусовалась и попадала в неприятные истории. К счастью, это были лишь небольшие переделки. К тому же я человек саморегулируемый, и у меня всегда было то, что указывало мне путь.
PLAYBOY Что, по-твоему, это было? Работа?
ЙОХАНССОН Да, я могла похвалиться отличной трудовой дисциплиной. Мне было присуще чувство самосохранения. В итоге я переросла подростковый возраст и к 18 годам нашла свое место.
Публикация от Woody Allen (@woody_allen_instagram) Авг 13 2015 в 8:09 PDT PLAYBOY Что можешь сказать о свиданиях в этом возрасте? Знаешь ли ты сейчас что-то такое, о чем хотела бы знать в свои двадцать?
ЙОХАНССОН Я никогда ни с кем не встречалась, поэтому я не тот человек, от которого стоит ждать совета. Как-то раз была на одном свидании вслепую. Когда пришла в условленное место, оказалось, что мой друг, с которым мы договорились погулять, уже опрокинул стопку текилы. Я и не подозревала, что такое возможно. Вот это поворот! Я никогда не хотела, чтобы мне снова было 20, даже несмотря на то, что в те годы проводила время довольно весело. Если бы я только знала тогда, что мир изменчив и ничто не вечно, кроме смерти, наверное, это освободило бы в моей голове много места.
Если мы чего-то хотим, то должны пойти и взять это, потому что никто не сделает этого для нас PLAYBOY Чем твой отец зарабатывал на жизнь?
ЙОХАНССОН Он был архитектором.
PLAYBOY А твоя мать?
ЙОХАНССОН Она начала управлять моими делами, когда мне было то ли восемь, то ли девять лет или, может, когда я была немного старше — лет двенадцати. До этого она просто присматривала за всем. Мать перестала быть моим менеджером, когда я прекратила с ней работать — мне тогда было чуть больше двадцати. Она очень амбициозный и достаточно многофункциональный человек. В ней столько жизненной силы! Несомненно, я унаследовала эти качества от нее. Мой отец, как бы это сказать, более мечтательная натура, что ли. Он настолько творческая личность, что иногда, как мне кажется, может сам себя ограничивать. В свою очередь мать всегда смотрела шире, и я наверняка переняла это от нее.
PLAYBOY Как твой отец ограничивал себя?
ЙОХАНССОН Как по мне, ему не хватало уверенности. У него были сложные отношения со своим отцом. Даже когда, казалось бы, можно было мечтать о большем, он не был уверен, что сможет расширить границы возможного. Мать же, наоборот, говорила нам, что если мы чего-то хотим, то должны пойти и взять это, потому что никто не сделает этого для нас. Такой подход нашел во мне отклик. Хотя, думаю, я отношусь к успеху более снисходительно. В команде я работаю лучше, чем моя мать, и мне действительно по душе корпоративный дух. Наверное, потому, что я довольно долго была занята в кинопроизводстве. На съемочной площадке четко видно, как одна рука держит другую и насколько важно поддерживать здоровый моральный дух в группе людей из одной профессиональной среды. Думаю, я достаточно амбициозна: если вдалеке увижу то, чего хочу, тотчас же рвану в том направлении.
PLAYBOY Это настоящий дар — знать, чего хочешь.
ЙОХАНССОН Точно. Иначе возможности тебя просто задавят. Думаю, так оно и происходит. Все возможно, особенно в Америке. И это нас разбаловало: иногда возможностей слишком много, поэтому люди впадают в панику. Они боятся потерпеть неудачу и из-за этого просто останавливаются, перестают достигать своих целей.
Победа Трампа стала для меня полным шоком
PLAYBOY Мы ставим успех превыше всего. Нельзя просто взять и признать ошибку, поражение или неуверенность в своих силах.
ЙОХАНССОН Я очень ценю качество, которым обладает Барак Обама, а именно смирение. Люди будут скучать по многим вещам, связанным с Обамой, но именно смирение неимоверно важная составляющая успеха в любом деле.
PLAYBOY Ты дважды выступала в поддержку Барака Обамы и поддерживала Хиллари Клинтон на прошлых президентских выборах. Как ты восприняла последние события?
ЙОХАНССОН Знаешь, это забавно. Сразу после выборов, в ноябре, я ужинала с Вуди Алленом. Мы договорились, что, прежде чем углубиться в разговоры о смысле жизни, затронем тему выборов. Я сказала: «Мне не хочется думать, что ты один из тех, кто причитает: „Я же тебе говорил!“ А он ответил: „Честно, я в шоке! Я не представлял, что он может победить хотя бы в одном штате“. Если так думает сам Вуди, прикинула я, то что уж мне переживать из-за своей неосведомленности. Я просто хочу сказать: произошедшее стало полным шоком. У меня был довольно странный опыт голосования. Я взяла с собой дочку и сказала ей: „Дорогая, нашим президентом стала женщина, и это впечатляет. Наш президент — Хиллари Клинтон, и это круто“. Затем я села в самолет до Гонконга, перелет в который занял 16 часов. Выпила два бокала вина и отключилась. Проснулась через десять часов. Ко мне подошла стюардесса и спросила, не хочу ли я узнать результат выборов. Я посмотрела на нее и сказала: „Да ладно, я знаю, что все в порядке. Выкладывайте, что там. Думаю, победила Клинтон“. А она как отрезала: „Нет, вообще-то победил Трамп“. У меня в памяти сразу же возник эпизод из сериала „Сумеречная зона“.
Фото Jake Chessum, Playboy
PLAYBOY Ты думала, она шутит.
ЙОХАНССОН Представь. В салоне темно. Мой брат в отключке. Я тормошу его за плечо (он, к слову, политически активный, был организатором на местах во время кампании Обамы) и приговариваю: „Хантер, проснись, да проснись же!“ Он не понимает, в чем дело. Я говорю: „Трамп победил“. А он: „Ой, да брось“. Господи, он так набрался, когда мы приземлились в Гонконге!
PLAYBOY Ты не только актриса, но еще и певица: записала два альбома. В 2008 году вышел твой альбом Anywhere I Lay My Head — коллекция каверов на песни Тома Уэйтса. Мне кажется, Уэйтс — один из лучших голосов Америки: в своих песнях он предстает жизненным, волнующим и обаятельным воплощением этой страны. Расскажи, как ты относишься к тому, что он делает.
ЙОХАНССОН Он настоящий поэт. Уэйтс — творческая личность в самом изысканном смысле: его самовыражение побуждает к размышлениям. Мне предложили сделать альбом. Это было потрясающе! Я просто зашивалась. Думала, может, следует взяться за классику или песни Коула Портера. А потом вдруг поняла: я хочу создать дуэт с Томом Уэйтсом, наподобие того, который есть у него с Бетт Мидлер (I Never Talk to Strangers). Потом я подумала: а что, если я переосмыслю песни Тома и посмотрю, куда это меня приведет. Я пробовала сотрудничать с разными продюсерами, но это не дало результата. Потом я встретила Дэйва Ситека из группы TV on the Radio. Он предложил сделать звучание альбома таким, как у Феи Динь-Динь, когда она принимает микстуру от кашля, и мы взяли эту идею на вооружение. Встреча с Дэйвом изменила мою жизнь. Он стал для меня важной фигурой и дорогим, очень дорогим другом. А поездка в Луизиану на запись альбома подарила мне невероятный опыт. В то время у меня как раз завязывались отношения с моим первым мужем. Это было поистине романтичное время. Я чувствовала себя очень раскрепощенно, и это было великолепно.
Публикация от Woody Allen (@woody_allen_instagram) Авг 13 2015 в 8:09 PDT PLAYBOY Ты охарактеризовала Уэйтса как одного из великих американских поэтов. Радовалась ли ты, когда Боб Дилан получил Нобелевскую премию в области литературы?
ЙОХАНССОН Да. Это было круто! Мне также нравится, что он не приехал на вручение. Это так по-Дилановски! Боб — человек, к творчеству которого можно возвращаться на разных этапах жизни, и на каждом его песни будут звучать по-новому. Он невероятный артист, поэт и настоящий волшебник.
Я не считаю, что быть моногамной личностью — это естественно.
PLAYBOY Ты снялась в одном из его музыкальных видео.
ЙОХАНССОН Моего друга Беннетта Миллера попросили сделать для него клип. Я собиралась сняться в нем с Диланом, но в последний момент он отказался в этом участвовать. Поэтому мы сняли сугубо нашу версию. Приблизительно через два года я впервые увидела Дилана, и он поблагодарил меня за эту работу. Я думала, как только мы снимем клип, он придет к нам и выскажет свое мнение. Но нет, он вспомнил об этом видео мимоходом. И мне было очень приятно. Мой друг как-то рассказал мне забавную историю. Его знакомый, музыкальный продюсер, сказал, что позвал на обед своего товарища. Этим товарищем оказался Дилан. Это было какое-то сумасшествие! Боб надел толстовку, а поля шляпы натянул так, что виднелись лишь его глаза и нос. И так он просидел весь обед. Ему постоянно приходилось оттягивать толстовку, чтобы класть еду себе в рот.
PLAYBOY Да хранит его Господь. Твой второй альбом, Break Up, появился в результате сотрудничества с Питом Йорном. Йорн говорил, что его вдохновлял музыкальный союз Сержа Генсбура и Брижит Бардо. Тебя привлекает такой вид совместной работы, как дуэт?
ЙОХАНССОН Да, дуэты великолепны. Когда я была ребенком, то слушала хиты Луи Армстронга и Эллы Фицджеральд, Дина Мартина с разными певицами, Andrews Sisters. Особенно я люблю, когда в дуэте звучат женский и мужской голоса. Пит спросил меня, не хочу ли я записать альбом. Мне кажется, в то время он переживал не лучший этап своей жизни или находился в переходном состоянии и у него была мечта — записать альбом вместе со мной. Короче, когда он освободился от груза переживаний, то написал мне, и мы решили реализовать этот проект.
Фото Jake Chessum, Playboy
PLAYBOY Вспомнилось твое высказывание. Ты действительно не уверена, что люди созданы для моногамной жизни?
ЙОХАНССОН Ну, что-то находишь, что-то теряешь, ведь так? Ты должен сам выбрать свой путь. Думаю, идея брака достаточно романтична. Она прекрасна и на практике может быть превосходной. Но я не считаю, что быть моногамной личностью — это естественно. За такие суждения я могу подвергнуться критике, но все же стою на том, что это не работает. Сам факт того, что брак — это огромная работа для стольких людей (для всех), доказывает, что моногамия неестественна. Это то, к чему я испытываю безграничное уважение, и то, в чем принимала участие сама. Но все же я считаю, что моногамия в корне противоречит некоторым инстинктам, позволяющим взглянуть на мир шире.
PLAYBOY Ну и, конечно, многие браки не увенчались успехом.
ЙОХАНССОН Мне кажется, брак изначально включает в себя многих людей, у которых нет с тобой ничего общего, потому что это контракт, имеющий обязательную силу, и в этом его вес. Состоять в браке — это не то же самое, что быть холостым. И любой, кто это отрицает, лжет. Брак все меняет. У меня есть друзья, которые были вместе десять лет, а потом решили пожениться. И на свадьбе я спрошу у них, разные ли это состояния. Хотя уверена, что разные. Брак — это приятная ответственность, но все же ответственность.
Если бы я только знала, что мир изменчив и ничто не вечно, кроме смерти, наверное, это освободило бы в моей голове много места
PLAYBOY Во второй раз ты вышла замуж в 2014 году. На следующее утро ты проснулась и почувствовала себя по-другому?
ЙОХАНССОН Да, вне всякого сомнения. Было совсем иное чувство. На то время у меня был маленький ребенок, поэтому наши семейные взаимоотношения были другими. Не знаю, как это выразить. Что бы это ни было, его просто невозможно объяснить словами.
PLAYBOY Отличались ли эти ощущения от тех, которые были у тебя в прежнем браке?
ЙОХАНССОН Конечно. У меня был ребенок, мой муж был из другой страны — он как раз оформлял гражданство. Мы оба проходили через неимоверные трансформации, особенно он: переехав сюда, он засвидетельствовал свою приверженность Соединенным Штатам. Но я думаю, мой муж по-настоящему проникся Америкой, особенно Нью-Йорком, и сделал это в своем милом стиле. На днях, вообще-то, он готовил фрикадельки! Меня не было дома, и он отправил мне фото. „Я настоящий ньюйоркец! Я люблю „Клан Сопрано“!“ — восклицал он. „Ты молодчина“, — подбадривала я.
Фото с официальной страницы Вуди Аллена в фейсбуке
PLAYBOY Вы осели в Штатах или все еще мотаетесь между Нью-Йорком и Парижем?
ЙОХАНССОН Мы все еще перемещаемся между двумя городами. Моя работа приводит меня в абсолютно разные места, поэтому я вообще не знаю, где живу. Но, думаю, сейчас мы все же осели в Нью-Йорке. У нас ребенок, поэтому мы все должны находиться в одном месте. Дочери скоро идти в школу! Время летит, словно сумасшедшее.
PLAYBOY Как думаешь, чем бы ты занималась, если бы не снималась в кино?
ЙОХАНССОН Черт возьми, даже не знаю. Скорее всего, я приобрела бы какую-нибудь медицинскую специальность. С радостью вынюхивала бы что-нибудь о других. Мне интересны люди.
PLAYBOY Это очень разные направления, но оба связаны с интуицией.
ЙОХАНССОН Я могла бы стать дерматологом. Думаю, я получала бы от этого удовольствие. Дерматолог — работа-мечта. Друзья постоянно расспрашивали бы меня о всяких странных штуках на их коже, а я бы их осматривала. Но не думаю, что выдержала бы семь лет учебы.
PLAYBOY Не уверена, что Голливуд отпустил бы тебя так легко.
ЙОХАНССОН Даже не знаю. В конце концов, всегда найдется тот, кто заполнит собой образовавшееся пространство.
PLAYBOY Недавно я где-то прочла, что по итогам 2016 года ты стала самой кассовой актрисой.
ЙОХАНССОН Я снимаюсь в большом количестве фильмов с внушительным процентом постоянной публики. Такие фильмы как раз и обеспечивают кассу. Последние несколько лет были достаточно продуктивными.
Как-то раз была на одном свидании вслепую. Когда пришла в условленное место, оказалось, что мой друг уже опрокинул стопку текилы
PLAYBOY Если анализировать твой опыт в кино, можно заметить, что ты сочетаешь роли в независимых и неординарных лентах с игрой в сугубо коммерческих кинофраншизах. Стараешься ли ты сохранять баланс, участвуя в разных проектах?
ЙОХАНССОН Я всегда хотела, чтобы у меня был такой баланс, и я его достигла. Мне по душе то, как Джон Фавро снял „Железного человека“, то, как он работал с актерами, например, с Робертом Дауни-младшим, которого я люблю уже очень давно. Вообще-то я не фанат комиксов. Мне нравятся фильмы о „Бэтмене“, снятые Тимом Бертоном, но все же это не мой жанр. Полагаю, Фавро удалось найти баланс, о котором ты говоришь, — независимый творческий дух с бюджетом чего-то очень амбициозного. Это было беспрецедентно. Такие проекты — новый способ рассказать историю. И очевидно, она прозвучала довольно искренне, поскольку затем DC и такие студии, как Warner Bros., также взялись за этот проект. Посмотри на актерский состав „Отряда самоубийц“. Уилла Смита мы видели в подобных блокбастерах и раньше, а как насчет Джареда Лето в роли Джокера? Это, как мне кажется, действительно приятная тенденция.
Фото Jake Chessum, Playboy
PLAYBOY Читаешь ли ты аннотации к своим фильмам и свои интервью в журналах?
ЙОХАНССОН Да, я читаю аннотации и свои интервью. Я не выискиваю их специально, но я действительно интересуюсь материалами, которые публикует, скажем, New York Times. Они полезны, и мне нравится быть к ним причастной. У меня всегда будет собственное мнение о том, что я делаю: не только о моей игре, но и о фильме в целом. И, возможно, оно совпадет с твоей реакцией — плохой или хорошей. Ситуации, когда то, что я делаю, мне нравится, а другим — нет, бывают редко.
PLAYBOY Создание фильма — коллективный процесс. В нем задействовано множество движущихся частей, и ты одна из них. Я могу лишь догадываться, какое душераздирающее чувство испытываешь, когда видишь роль, которую сыграла…
ЙОХАНССОН …А она получилась не такой, как ты хотела.
PLAYBOY И как узнать, чья это ошибка?
ЙОХАНССОН Ничья. Все в руках Господа. Я снималась в фильмах, которые становились очень успешными, и я не понимала почему. Приятные сюрпризы существуют. Например, когда мы снимали „Трудности перевода“, никто не знал, каково общее видение Софии Копполы. Мы работали на съемках, испытывая страшный джетлаг, находясь в новой для себя среде, но мы справились со всем за 27 дней. Наш оператор Лэнс Экорд, наверное, был единственным, кто видел, что именно мы запечатлевали. Когда я читала сценарий, то ни о чем не подозревала. Я просто играла свою роль с Биллом Мюрреем, переживала то, что испытывала моя героиня. А затем фильм вышел на экраны и вызвал резонанс у огромного количества людей. Я не могла предугадать такой эффект.
PLAYBOY Тебе было всего 17, когда ты получила роль в этой ленте. Что ты чувствуешь, когда смотришь ее сейчас?
ЙОХАНССОН Я уже давно не пересматривала этот фильм. Если бы посмотрела его сейчас, наверняка подумала бы: „Какая я тогда была юная!“
Публикация от Woody Allen (@woody_allen_instagram) Мар 4 2015 в 6:41 PST PLAYBOY Шарлотте, которую ты играешь в „Трудностях перевода“, двадцать пять, и она находится в поиске…
ЙОХАНССОН Когда мне было столько, сколько ей, я уже почти десять лет работала. Меня окружали друзья и коллеги, которые были намного старше меня. Наверное, я больше, чем другие старшеклассники, понимала, каково это вообще.
PLAYBOY Роберт Редфорд, у которого ты снималась в „Заклинателе лошадей“, отзывался о тебе как о „13-летней, переходящей в 30-летнюю“. Ты всегда была внутренне зрелой?
ЙОХАНССОН Не знаю. Я уже говорила, что начала заботиться о себе и чувствовать ответственность за многое в раннем возрасте.
Несколько дней назад мой телефон „умер“: он не работал 20 часов, и это было прекрасное время
PLAYBOY Не хочу внушать безысходность или выглядеть параноиком, но мне все больше кажется, что в будущем наше личное пространство станет новой денежной единицей. Мы слишком легкомысленно относимся к происходящему. „Эта штука в моем кармане постоянно следит за мной. Я предоставляю всю свою информацию корпорациям…“ И мы воспринимаем это как должное.
ЙОХАНССОН Не могу с тобой не согласиться, ведь я пережила это сама.
PLAYBOY В 2011 году твой электронный адрес взломали.
ЙОХАНССОН Да, это было какое-то безумие. После этого я осознала, насколько каждый из нас уязвим. Человек, который взломал мой электронный адрес, проделал то же самое еще с 50 знаменитостями, а также со своими бывшими девушками — такое может случиться с кем угодно. И конечно же, мы слишком беспечно относимся ко всему этому. Люди часто думают: „Господи, да кому я нужен!“ Но оказывается, ты так же беззащитен, как и остальные.
Публикация от Woody Allen (@woody_allen_instagram) Мар 4 2015 в 6:41 PST PLAYBOY Я думаю, что практически у каждого с электронной почты сливалась нежелательная информация.
ЙОХАНССОН А ведь это твоя личная жизнь. Даже если это касается писем, которые ты посылал своему лучшему другу, своей сестре — да кому угодно! — это твоя личная жизнь, что-то наподобие дневника.
PLAYBOY Тебя нет в социальных сетях.
ЙОХАНССОН Я никогда не шла на поводу у этих популярных штук. Я даже не перезваниваю людям, не проверяю свою голосовую почту. Это не мое. С социальными сетями все ясно: для многих компаний это отличный маркетинговый механизм. Меня никогда не посещало чувство, что в моей жизни его не хватает.
PLAYBOY Почему бы все же не открыть эту дверцу?
ЙОХАНССОН В моей жизни нет для этого места. Если бы у меня был аккаунт в соцсетях, мне понадобился бы человек, который бы его вел. Это полная чепуха, что-то абсолютно лишнее, то, чего я не хочу и в чем не нуждаюсь. Я и так уже прочла слишком много новостей на своем телефоне. Несколько дней назад мой телефон „умер“: он не работал 20 часов, и это было прекрасное время. Я пришла в восторг и, кажется, впервые в жизни не паниковала из-за отсутствия телефона. Рядом со мной был мой ребенок, и я подумала: „Мне ничего не нужно. Я со своей малышкой, и это клево“.
Публикация от Woody Allen (@woody_allen_instagram) Ноя 17 2014 в 8:04 PST PLAYBOY Расскажи немного о том, как ты готовишься к новой роли.
ЙОХАНССОН Сначала я определяю состояние своего героя, которое могу воплотить на экране. Это может быть чувство неловкости, присущее, например, человеку, которого беспокоит старение. Или переживания кого-то наподобие майора Мотоко Кусанаги, которая лишена ощущения самой себя. Она осознает свое физическое тело, но у нее отсутствует восприятие себя как таковой.
Все возможно, особенно в Америке. И это нас разбаловало: иногда возможностей слишком много, поэтому люди впадают в панику
PLAYBOY Это относится и к женщинам, которых ты играешь в фильмах „Побудь в моей шкуре“ и „Она“. Каждый из этих персонажей, в сущности, бесплотное сознание.
ЙОХАНССОН Что касается фильма „Она“, то в нем преобладало чрезмерное осознание себя, потому что я была заключена в черную коробку. В этой коробке всего лишь твой голос, поэтому ты становишься в высшей степени чутким. А сцена секса с Хоакином (Фениксом. — Прим. пер.) была настоящим тренингом на тему „Как на все забить“.
PLAYBOY Было немного стеснительно?
ЙОХАНССОН Наверное, поначалу Хоакину было неловко. Он так волновался, что за ним было интересно наблюдать. Мне же было легче, поскольку я находилась в черной коробке и настраивала его: „Давай же! Я уже разогрелась. Ну же, давай подурачимся!“ Когда находишься в черной коробке, кажется, что тебя никто не видит, поэтому ты можешь быть тем, кем пожелаешь. Ты можешь быть собой. Я с интересом наблюдала за тем, как Хоакин на все реагировал. Он немного помялся, и мы сделали это — буквально сделали.
В этом фильме я пытаюсь найти себя. Я начинаю с понимания истории и слов, с осознания, каково это — пребывать в моем теле. Затем перехожу к осязанию, пытаюсь понять, почему мне присущ физический инстинкт быть близкой с кем-то, или, наоборот, сторониться кого-то, или относиться к чему-то настороженно. Ведь героиня не может быть полностью свободна от всего этого и действовать чисто машинально, по-звериному.
Или возьмем „Призрак в доспехах“. В этом фильме у меня отсутствуют какие-либо мышечные подергивания и все то, что делает нас людьми. К чему это приводит? Каково вообще этому телу, когда оно не мое? Между разумом и телом моей героини произошел раскол, поэтому она должна подумать, а затем уже действовать. Ну и конечно, важны данные научных исследований. Даже когда я играла Джанет Ли в „Хичкоке“, то думала о том, как она стоит и как это передает силу этой пылкой, энергичной личности.
Публикация от Woody Allen (@woody_allen_instagram) Ноя 15 2014 в 6:44 PST PLAYBOY Лично для меня одна из причин, по которой так приятно смотреть на тебя и Билла Мюррея в „Трудностях перевода“, — ваш деликатный подход к материалу. Не похоже, что ты боишься тишины или пустого взгляда.
ЙОХАНССОН Для меня важно не торопиться. Публика останется с тобой. Лучшее, что получаешь, играя в театре, — это реакция, обратная связь. Это непередаваемые ощущения, когда ты с публикой находишься на одной волне.
Возможно, сейчас я созрела для того, чтобы наконец-то сыграть человека, который не может меняться
PLAYBOY На Бродвее ты играла в пьесах „Вид с моста“ Артура Миллера и „Кошка на раскаленной крыше“ Теннеси Уильямса. Обе постановки роскошны и многогранны. Для тебя, выросшей в Нью-Йорке, игра на Бродвее была мечтой детства?
ЙОХАНССОН Это была заветная мечта. Именно она привела меня к актерству. Я хотела играть в театре и выступать на Бродвее. Когда мне было восемь, я не могла удержаться, чтобы не попробовать себя в театре. Поначалу подумывала играть в мюзикле — жанре, участвовать в котором сейчас и когда бы то ни было в будущем я бы не хотела. Если бы мне пришлось петь и танцевать прямо перед людьми, я бы просто растаяла, села в лужу. В то же время у тебя полно шансов сделать все как полагается. Ты знаешь, что можешь прикинуться чудаком и что это единственная публика, которая это увидит.
Публикация от Woody Allen (@woody_allen_instagram) Июн 1 2014 в 4:38 PDT PLAYBOY Ты сыграла бессчетное количество героинь, которые начинают свой путь в одном состоянии — лишенные чувств, пребывающие в неведении, — а затем, взаимодействуя с другими персонажами и изучая мир, вырастают во что-то или кого-то другого. Я уверена, что и для дочери ты уже набросала какой-то сценарий этого процесса. Думаешь, мы все тоже постоянно трансформируемся в новые версии себя?
ЙОХАНССОН Не знаю. Было бы интересно сыграть кого-то, кто все время находится в одном состоянии. Правда, не уверена, что на это было бы интересно смотреть. Может, и да. Есть какая-то скрытая сила в том, кто не может или не хочет себя изменить. Например, в таких персонажах, как Барри Линдон из одноименного фильма или Дориан Грей. И грустно наблюдать за упадком того, кто не хочет или не в состоянии меняться. Я хотела бы разобраться в этом, поскольку это наверняка помогло бы мне понять многих людей в моей жизни. Возможно, вскоре я займусь именно такой ролью. Однако до сегодняшнего дня я пыталась постичь процессы преобразования. Возможно, сейчас я созрела для того, чтобы наконец-то сыграть человека, который не может меняться.
PLAYBOY Кажется, этот образ открывает для актера много возможностей.
ЙОХАНССОН Мне это очень интересно, поскольку я человек любознательный по отношению к себе и всегда пытаюсь все проанализировать. В данном случае мой психотерапевт констатировал бы, что я совершаю те же самые ошибки, и попросил бы меня больше этого не делать. Я тоже не хочу становиться на те же грабли. Однако в жизни мы повторяем свои ошибки снова, и снова, и снова…
PLAYBOY А затем в один прекрасный день перестаем их повторять.
ЙОХАНССОН Да, перестаем. На это и надежда. Но ведь это так интересно, когда человек продолжает совершать те же ошибки или просто не хочет меняться.
PLAYBOY Кажется, я знаю таких людей.
ЙОХАНССОН О, мне кажется, я встречала их всех! Остался ли кто-то из них для тебя?
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео