Ещё

Тело как дело жизни: когда ставка на внешность проиграна 

Фото: Be Icon
Во времена наших мам серьезное отношение к своему телу было редкостью. По-настоящему работали над ним редкие фанатики, чаще всего спортсмены и артисты-движенцы — те, кто зависели от красоты и ловкости тела в профессиональном смысле. Все остальные разве что иногда сидели на диетах или бегали в парке, увлекались какой-никакой физкультурой, делая упор более на здоровье, чем на внешность. Тело как дело жизни: когда ставка на внешность проигранаДа что такого особенного можно сделать с телом? Его характеристики и возможности казались неизменными, «от природы», — кто родился толстеньким, толстеньким и живи, а если повезло быть стройной, то это пока молода, как начнешь стареть и терять форму женщины, смирись. В нашей семье с некоторым неодобрением говорили о тетушке, которая тайком занималась диким делом: ложилась на пол, засовывала ступни под шкаф и поднимала верхнюю часть туловища. «От живота», с невыразимом ехидством говорила мама. В этом было нечто неприличное, как в бритье ног — мы знали, что у некоторых неудачниц на голенях росли волосы, это было уродливо, но и бритье казалось каким-то жульничеством. Кажется, для России сильным потрясением оказалась пятидесятилетняя Джейн Фонда в гетрах и блестящем купальнике, — это была не просто аэробика, а история о новых, небывалых отношениях с телом. Оказывается, его можно вымуштровать, если решишься тяжело скакать перед телевизором, нарядившись в лосины ужасного вида, мужнину майку и повязав на голову атласную ленту дочки-первоклассницы. Потом вдруг случились девяностые, и мы еще и поняли, зачем это все. Тело стало полноправным карьерным инструментом, как хорошая голова или полезный навык. И вовсе не обязательно быть проституткой, каждая вторая девочка осознала, что можно стать фотомоделью или танцовщицей, и даже если ты не выставочный экземпляр, а просто хорошенькая и стройная, тебя скорей возьмут на приличную работу, чем корявую подружку (разумеется, так всегда было, но теперь мы перестали стесняться и начали этим гордиться). И, самое главное, необходимой формы можно достичь, даже если бог изначально не дал, достаточно не жрать, засовывать ноги под шкаф, скакать перед телевизором, а то и ходить в спортзал, если ты настоящий боец. За истекшие двадцать лет работа над телом стала культом: все должны этим заниматься, иначе стыдно. Можно, конечно, не слишком упарываться по ЗОЖ, но в целом оправдания неприемлемы — какое там «от природы», какой такой возраст, ленивая ты скотина. В концлагере толстых не было, спортсмены-колясочники толкают штангу и не ищут отговорок, а если тебе сорок пять, посмотри на шестидесятилетнюю Кристи Бринкли и вешайся (для начала на шведской стенке). Как водится, маятник общественного сознания зашкалил, и тело признали универсальным инструментом, который обеспечивает успех. В любой непонятной ситуации качай попу; количество кубиков на животе напрямую связано с твоей личностной состоятельностью; тело идеально — жизнь удалась. Но мальчиков и девочек, обретших откровение в девяностых, ждал сюрприз. Оказалось, можно убить полжизни на занятия телом, а вложения не оправдаются. Нет, секса было достаточно, и еще какое-то время будет, но настоящего успеха, какой-нибудь славы или хотя бы финансового эквивалента затраченным усилиям — не получилось. Даже выйти замуж за богатого или жениться на телезвездочке как-то не срослось. Не-не-не, никто из них не считает свое тело товаром, намекни на это, и в каждой фейерверком вспыхнет феминистка, а от мужчины можно и в глаз получить. «Я делаю это для себя!». Но в глубине души ожидания были. Ведь это несправедливо и даже невероятно, когда грандиозный ежедневный труд на протяжении многих лет не приносит ощутимый профит. И как-то вышло, что у нас образовалось поколение мускулистых неудачников от сорока и старше (у женщин это иногда начинается с тридцати пяти) — всех тех, кто не смог всерьез монетизировать свое тело. На взгляд со стороны, это красивые сильные люди, волевые и яркие, их не заподозришь во внутреннем надломе и фрустрации, скорей позавидуешь. Но есть ярчайшая примета, которая позволяет их определить и признать явлением. Это дикая агрессия ко всем, кто распорядился своим телом как-то иначе. Казалось бы, какое вообще дело перезрелой фитоняшке или стареющему качку до вашего целлюлита, складочек и провисаний? Ведь они вполне могут витать в своем пахнущем потом раю, среди таких же подтянутых гурий любого пола, любить друг друга, говорить о Вечных Ценностях типа соматропина и тестостерона, меряться процентами жира и весами в жиме лежа, чокаться белковыми коктейлями с единомышленниками. Вместо этого они зачем-то лезут к пухленьким и мягеньким, порицая и проклиная, пытаются разрушить их самооценку, убедить, что те живут зря. По моим наблюдениям, редко кто из тех, кто хорошо устроен в социуме и удовлетворен своим положением, так поступает. Им нет нужды самоутверждаться за счет других и убеждать себя в правильности жизненного выбора. Они работают, решают какие-то свои мышечные задачи, с интересом наблюдают за другими способами жить и ни на кого не нападают. И потому, когда я встречаю агрессоров в кубиках, мысль всегда одна: сожалею, дружище, но не продалось. Не обижайся, такой рынок. Ты сделал неправильную ставку, не дотянул, чего-то не хватило для сбычи мечт, где-то ошибся или просто мир такой — но твое тело не купили за цену, которую ты ждал. Прости. Как меньше тратить, не теряя вкус к жизни О чем с тобой жить: Марта Кетро о том, почему мужчины и женщины ненавидят друг друга
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео