Ещё

Олег Чернов: «Мечтаю о настоящем друге — полицейском» 

Фото: Вечерняя Москва
Популярный актер сериалов «Бандитский Петербург», «Убойная сила», «Тайны следствия», «Морские дьяволы» недавно переехал в Москву насовсем. Со своей женой — актрисой Мариной Блейк — он поселился в частном доме в Подмосковье.
Олег Чернов — из плеяды культовых петербургских актеров: Пореченкова, Хабенского, Трухина, которые и в кино, и на сцене, и в жизни — настоящие мужчины, или супермены. Чернов дебютирует на столичной сцене в спектакле «Треугольник» в День полиции. Его партнеры — Олег Марусев, Сергей Белоголовцев и супруга Марина Блейк.
— Признайтесь, мечтали играть на легендарной сцене театра на Таганке?
— Для меня театр на Таганке, как для каждого актера и каждого театрала — место поклонения. На этой сцене играли наши кумиры: Высоцкий, Филатов, Золотухин. Между прочим, с Валерием Сергеевичем я пересекался в кино.
— В полицейских сериалах Золотухина не помню.
— С Золотухиным в Туле мы снимались в сериале «Повороты судьбы», где главную роль играла Женя Добровольская. Еще Валерий Сергеевич пригласил меня на свою юбилейную передачу. Но я не успел, опять же из-за съемок в Туле. О чем сейчас, разумеется, жалею.
— Где проходят репетиции спектакля «Треугольник»?
— В ДК «Созидатель». Сам не знал, что есть такой дворец культуры — я же не москвич.
— Есть ли различие в игре московских и петербургских артистов?
— Разница есть. В Питере меньше суеты. Это располагает к работе. В Москве, как правило, актеры где-то на бегу встречаются и все делают по-быстрому. В результате все менее «подробно», подчас «агрессивно». Агрессивно в том плане, что кто не успел — тот не успел: успех не ждет. А в Питере подход к работе более семейный, более кухонный, интимный, с акцентом на взаимодействие, отношения. В Москве же, как говорится, «ничего личного и лишнего».
— Вы сыграли очень много ролей в полицейских фильмах и сериалах. Скоро День полиции. Есть ли вас друзья среди представителей этой профессии?
— Мы живем, скажем так, в одном социуме и естественно, так или иначе, контактируем с представителями правоохранительных органов. Но прямо друзей-друзей среди полицейских, к сожалению, нет. Но знакомые и приятели есть. Я пытаюсь показать не идеального героя, а человека, который может сомневаться и не всегда, скажем так, на сто процентов проявлять свое убеждение, а может сомневаться и делать какие-то ошибки, как и все люди. Но, наверно, у любого полицейского есть свое личное человеческое отношение к происходящему. Я чрезвычайно уважаю их труд. Как ни крути, а все-таки это люди, к которым мы, как к скорой помощи, бежим. Люди, которые обеспечивают нашу безопасность. Мы можем говорить бесконечно о полиции, чтобы она изменилась… Но полиция есть полиция. Это тяжелая служба, поверьте, непростая в психологическом смысле, и физически трудная. Конечно, я хотел бы, со временем, чтобы у меня был друг-полицейский, и может быть связанный как-то с этими подразделениями. Но настоящий друг.
— Испытываете недостаток в друзьях?
— Истинные друзья появляются в первой половине нашей жизни. А мы даже не понимаем этого. А затем люди отходят от нас, и мы через какие-то десятилетия понимаем, что это плохо. А новые друзья не приходят, потому что все обрастают своими привычками, и уже как-то друг к другу нет доверия такого, как в 18-20 лет.
— У вас такой богатый опыт съемок в полицейских фильмах, вы сами умеете стрелять? Может, какими-то занимались боевыми искусствами?
— В юности когда-то много занимался спортом. Потом была большая школа — каскадерская и боевых искусств, и даже обращения с оружием, когда мы снимали «Морские дьяволы» и «Инспектор Купер». А в каких-либо спецподразделениях я не служил, но много играл в кино этих людей. И для ролей, соответственно, обучался.
Когда снимался в Германии в фильме «История женщины в Берлине», у нас с Женей Сидихиным была драка по сценарию. Он по фильму мой командир, и я ему говорю такое, что он меня избивает — бьет сильно и долго, практически размазывает. Там были каскадеры немецкие, которые всю драку прошли насквозь — все нам показали, где надо — могли продублировать. Но мы сделали 4 или 5 дублей вдвоем, сами. Каскадёры не понадобились. Потом один из каскадеров-немцев отвел меня в сторону, хотел узнать, в каких подразделениях я служил, мол: «Я наблюдал за дракой, увидел одно-два движения и все про тебя понял. Где ты служил?». Такая вот загадочная история. Видите, произвел впечатление человека, который служил в каких-то спецвойсках.
— Говорят, что из Петербурга вы переехали в Москву?
— Пока переехал в Подмосковье. Здесь замечательная природа, я вижу, что она меняется на моих глазах. В Подмосковье у меня появилась дополнительная «база», скажем так, наша, семейная. Это дом с участком земли. Естественно он требует больше внимания. Сейчас большую часть времени провожу в Подмосковье, потому что опять же, это дом, газон, хозяйство.
— А вы что-то умеете делать по хозяйству — например, стричь газоны?
— Учусь. Когда купил себе машину (кстати, подержанную), по мере того, как она ломалась, я что-то узнавал о ней. Таким образом узнал автомобиль. Так же и в доме. Если проблемы с водой — начинаешь вникать в систему водоснабжения. Есть проблемы с газонокосилкой — и ты начинаешь разбираться, каким образом она работает, какое туда масло надо добавить, какой бензин… Так, постепенно, по мере возникновения необходимости, изучаю предмет.
Но я не люблю делать ремонты, потому что не думаю, что это хорошая идея — делать ремонт непрофессионально. Если читать какие-то книжки, а затем по инструкции вбивать гвозди, это, во-первых, гораздо дольше, а во-вторых, не выйдет ничего дельного. Поэтому обычно вызываю специалистов, которые могут профессионально быстро и без суеты что-то просверлить или исправить. Потому как мне понадобится два дня на то, что они сделают за час. Так зачем мне тратить время? Всем же нужно зарабатывать деньги — у них тоже есть семья.
Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео