Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Лидер W.A.S.P.: Я вообще не слушаю музыку. Я ее играю

Обозреватель портала Москва 24 выяснил у бессменного лидера группы W.A.S.P. Блэки Лоулесса подробности предстоящего концерта в Москве, а также узнал несколько шокирующих фактов из сегодняшней жизни группы.

Лидер W.A.S.P.: Я вообще не слушаю музыку. Я ее играю
Фото: Москва24Москва24

Блэки Лоулесс чрезвычайно занят – даже это интервью он дает в прямом смысле на бегу: из гастрольного автобуса. Группа отмечает важный юбилей – четверть века назад был записан легендарный альбом The Crimson Idol, и именно этому событию посвящен нынешний тур REIDOLIZED, в рамках которого W.A.S.P. приезжает в Москву.

Видео дня

– Я начну с вопроса, который может показаться тебе не самым приятным. Какой смысл отмечать юбилей пластинки, которая была записана аж 25 лет назад? Не лучше ли записать свежий материал?

– Нет, это не неприятный вопрос, а вполне логичный. Я с тобой полностью согласен. Но видишь ли, в чем дело – The Crimson Idol не просто один из самых популярных наших альбомов. Это – незавершенная работа, которая все никак не была закончена. Все дело в том, что изначально эта пластинка задумывалась как саундтрек к фильму. Но 25 лет назад так получилось, что пластинка вышла, а фильм – нет. И вот сейчас мы понимаем, что это неправильно – все спрашивали нас: "Ну а фильм-то, фильм-то где?". И мы решили раздать все долги. Во-первых, мы покажем фильм – он существует, он готов. А во-вторых, мы переписали The Crimson Idol – переиграли его целиком, обновленным составом группы. И в этом туре будем играть его именно так – как саундтрек. На экране над сценой будет демонстрироваться фильм, а мы на сцене будем вживую играть музыку к фильму. Ну а если учесть, что в России у нас – заключительный концерт тура, то может случиться масса неожиданностей...

– Кстати, на жаргоне русских музыкантов это называется "зеленый концерт", и во время таких выступлений возможны любые хулиганства...

– Как-как? "Зеленый концерт"? Очень занятно. Насчет хулиганств – понимаю тебя. Ну мы взрослые дяди, хулиганство – это не совсем по нашей части, но несколько сюрпризов у нас для московского зрителя заготовлено.

– Раскрой секрет, какие именно?

– (очень мрачным голосом) Не скажу. Если я раскрою секрет – никакого сюрприза не получится. Скажу просто: приходите и сами все увидите.

Видео: youtube/The Motley Concerts

– В нынешнем туре вы проехали всю Европу, скажи, что помогает сохранять силы при столь напряженном графике?

– Расчет. На самом деле – трезвый расчет собственных сил. Ты точно знаешь, когда и где ты играешь. Ты примерно представляешь, какая публика будет перед тобой, ты знаешь, сколько времени займет дорога, а значит – можешь рассчитать, сколько у тебя остается времени на сон и отдых. Сон и отдых – вот что самое главное в туре. Гастрольные безумия рокеров – все это осталось в прошлом, да и меня касалось очень условно: я всегда понимаю, сколько мне нужно времени на то, чтобы распеться перед концертом, чтобы настроить звук, и этот расчет всегда себя оправдывает.

– За 25 лет многое изменилось – прежде всего в области технологий: сегодня в студии правит "цифра"...

– Может быть, но нас это не касается. Мы по-прежнему пишемся исключительно на пленку. "Цифра" – не то, что нужно живой рок-группе. Да, мы можем использовать цифровые технологи и на стадии сведения, и мастеринга, но запись все равно ведется на пленку. Это принцип, и он не меняется никогда. И вряд ли изменится.

– То есть ты из тех, кто считает, что "цифра" убила живую музыку?

– И да и нет. Все зависит от подхода. Если ты живых музыкантов заменяешь синтезированным на компьютере сопровождением, то пиши пропало: ты закончился как музыкант. "Цифра" – это серьезное искушение для музыканта. И одновременно – новый инструмент. Искушению можно не поддаваться, а инструмент эффективно использовать.

– А что с музыкальными вкусами? Они как поменялись за эти 25 лет?

– Никак не поменялись. Я как не слушал музыку дома, так и не слушаю.

– В смысле? Вообще не слушаешь?

– Вообще не слушаю. Все элементарно: неужели ты думаешь, что, например, плотник, приходя домой, начинает что-то мастерить из дерева? Или, скажем, автомеханик, приехав вечером домой: он, что, бежит в гараж перебирать собственную машину? Я музыкант, музыка – это моя работа. Работа происходит в студии и на концертах. А дома этому места нет. Максимум, что я себе позволяю, – это включить в машине радио. У нас в Калифорнии есть несколько рок-станций, я настроил на них приемник, но и то – это только для того, чтобы не ехать в тишине. Так что я вообще не в курсе, что там происходит в музыкальном мире, – я не слушаю музыку. Я ее играю.

– Тогда, может быть, книги или кино? Они какую роль составляют в твоей жизни?

– В последнее время я читаю только одну книгу. Это Библия. И я не шучу: в ней действительно содержится вся мудрость человечества. Читая ее, никакие другие книги не нужны. Даже сейчас, во время тура, она со мной. И да, я ее постоянно читаю и перечитываю. Это, надо сказать, не вопрос моего религиозного мировоззрения – это касается просто моей жизни вообще. Если ты читаешь Библию, то у тебя есть шанс познать всю мудрость человечества. Я считаю так.

– Как ты думаешь, почему хард-рокеры все больше и больше обращаются к теме кино? Вот недавно Metallica выпустила фильм с собственной музыкой, вы возвращаетесь с The Crimson Idol... В чем причина?

– В том, что сам стиль хеви-музыки чрезвычайно кинематографичен. Сам посуди: ключевые хард-альбомы – это концептуальные произведения, своеобразные мини-оперы – бери их и экранизируй. Визуальная составляющая для хард-рокеров всегда важна. Вспомни рок-видеоклипы: они тоже всегда строились как маленькие кинофильмы. Все это – единая составляющая стиля: хард-рокеры мыслят масштабно, а кино позволяет визуализировать этот масштаб.

– А что с новым материалом? Я сейчас не про переписанный The Crimson Idol, а именно про новые песни...

– Есть задумки. Ты знаешь, мы никогда не спешили. Выпускать новые вещи просто потому, что надо выпустить что-то новое, на мой взгляд, – чушь полная. Надо выпускать тот материал, который ты должен выпустить. Понимаешь, именно должен! Я не чувствую сейчас, что мы должны выходить к публике с новыми песнями, их время еще не пришло. Они обязательно будут, но потом. Мы живая группа, ко мне в голову постоянно приходят новые идеи, но делать что-то на бегу – это, как ты понимаешь, не по мне. Сейчас мы закончим тур, будет время расслабиться, передохнуть, и тогда я смогу выпустить наружу все те идеи, которые у меня в голове скопились. Соберу их воедино и посмотрю, во что они выстраиваются. Но для этого совершенно не нужна спешка.

Павел Сурков