Ещё

Юлия Ахмедова: Я рассказываю о себе всю правду 

Фото: Peopletalk
Юлия Ахмедова начала писать сценарии еще в 2007 году, когда ее команда «25-я» играла в «Премьер-лиге», а после КВН стала одним из креативных продюсеров популярного проекта Stand Up на телеканале ТНТ. А еще Юля — наставник в шоу «Открытый микрофон» (кстати, финал второго сезона в эфире ТНТ сегодня в 21:30!). О детстве, любимой игре, баре Stand Up Store и путешествиях она рассказала PEOPLETALK.
Чувство юмора мне передалось от папы — он всегда был юморист и душа компании. Но в детстве это никак не проявлялось: я была забитой девочкой, серой мышью. Тогда было тяжелое время, лихие 90-е. Всем было тяжело, я помню, мама сшила мне из папиной офицерской формы синий пиджак, чтобы было в чем ходить в школу.
В 10-м классе я пошла в театральную школу «Квинта». Мы ходили на репетиции, ставили спектакли, и я даже хотела поступать в театральный институт. Но в конце 11-го класса наша преподаватель сказала: «Юль, ну это прям не твое». (Смеется.) И я резко передумала. В итоге выбрала Воронежский государственный архитектурно-строительный университет.
После «Студенческой весны» (фестиваль студенческих талантов. — Прим. ред.) меня с подругами взяли в новый состав команды КВН «ВГАСУ», которая еще в 1972-м стала чемпионом «Высшей лиги». Мы сначала, естественно, рисовали ширмы, ходили за реквизитом. Помню, я прочитала сценарий команды «ВГАСУ» и подумала: «Блин, он же состоит из шуток! Как можно сесть и придумать шутку?» Но с нами работали редакторы, объясняли, как это делается. А потом в Воронеже открыли «Школу КВН», и мы туда пошли. Одним из преподавателей в этой школе был Руслан Белый — капитан команды «Седьмое небо». Я помню, как была в его отряде. (Смеется.) Он рассказывал, как играет в «Премьер-лиге», а слушали его только я и Стасик из нашей команды. И однажды в школу заглянула Нина Степановна Петросянц, воронежская «мама КВН». Она посмотрела на нас и сказала: «Вы крутые, играйте отдельно». Она в нас поверила, и мы в себя поверили. Мы стали командой «25-я» — взяли такое название, потому что именно в 25-й аудитории в институте собирались кавээнщики. К сожалению, Нина Степановна не увидела, как мы стали телевизионной командой. Но, думаю, она очень нами гордилась бы.
Мне было 25 лет, я играла в «Высшей лиге» и параллельно работала в компании «7арт» — мы писали «Универ» и Comedy Woman. И поскольку вся работа была в Москве, я тоже переехала. Это было 10 лет назад. Сначала было, конечно, очень сложно. Москва — это большой город с быстрым ритмом, и он немного оглушает. Первые три месяца я жила у друзей. А потом начала, как и все, снимать квартиру. Мне было сложно, потому что у меня здесь никого не было, я никого не знала, не с кем было даже в кино сходить. Несколько раз было желание все бросить и вернуться в Воронеж к родителям и друзьям.
В 27 я закончила играть в КВН, а в 29 мы с Русланом начали делать проект Stand Up. За эти два года, пока меня не было на экранах, мне поступали какие-то предложения о съемках, но я всегда считала, что не нужно распыляться и сниматься во всем подряд ради денег, а дождаться именно «своего» проекта.
Я работала креативным продюсером Stand Up пять лет, но уволилась полгода назад. Устала. Продюсер — это административная работа, нужно за многим следить, принимать решения. Это не мое. Это слишком большая ответственность. Теперь от меня зависит только мое творчество.
Сейчас я наставник шоу «Открытый микрофон» на ТНТ. Этот проект хорош тем, что он в первую очередь дает рабочие места и шанс комикам проявить себя, найти своего зрителя, получить опыт телевизионных выступлений. Я не считаю себя настолько уж опытным комиком, чтобы кого-то учить, но у шоу есть свой формат, и мы ему следуем.
Недавно мы с Русланом и Тимуром Каргиновым открыли клуб StandUp Store — туда можно прийти и посмотреть выступления комиков, и телевизионных, и неизвестных молодых ребят. Поскольку мы сами комики, делали клуб для себя. У нас проходило много проверочных вечеринок, на которых мы «обкатывали» материал. И сложно было найти подходящую площадку. У нас в голове было четкое понимание того, что мы хотим. Например, чтобы в зале не было кофе-машины, потому что она громко работает и отвлекает. Мы ездили в Лос-Анджелес, Нью-Йорк, смотрели, как работают подобные клубы там.
Мне тяжело работать перед большой аудиторией. Для меня важно чувствовать зрителей, видеть их лица, чтобы я могла поговорить с кем-то в зале. Для меня формат баров и микро-клубов гораздо комфортнее.
У нас в стране комиков пока нельзя назвать медийными личностями. В Америке это люди, которые стоят наравне с любой звездой шоу-бизнеса, начиная от ведения «Оскара» и заканчивая фигурой в музее «Мадам Тюссо». А мы — нишевые. Мы популярны в определенном (и не самом многочисленном) круге людей, которые смотрят Stand Up.
В своих монологах я рассказываю о себе всю правду. Понятно, что я беру какой-то пример из жизни и раскручиваю его, дошучиваю и усугубляю до комичности. Но в основе — моя ситуация. Мне нравится ирония над собой. Стендап — это такой проект, который позволяет что-то сказать своему зрителю, который с тобой один на один.
Мой среднестатистический день ничем отличается от дня обычного человека. Я просыпаюсь, могу сходить в спортзал, потом еду в офис и пишу монологи. На самом деле это довольно долгий и трудоемкий процесс. В основном днем мы пишем, а уже вечером проверяем новый материал перед зрителями, этот формат так и называется — проверка нового материала. Если вам интересно на это посмотреть, приходите в StandUp Store Moscow.
Все должно идти поступательно. Если сравнивать наши эфиры от самого начала до недавних шоу, уровень откровенности намного увеличился. Когда мы начинали, нужно было шутить очень аккуратно — люди не были готовы. Когда в первом своем монологе у меня было слово «насосала», это утверждалось на уровне продюсера продакшна. Журналисты писали: «Боже, это шутка на грани, как ее пустили в эфир?» А сейчас зритель готов к большему откровению.
Как и любой человек, я устаю на работе. Но это не каторжный труд. Моя работа интересна, разнообразна и дает мне много эмоций. Если ты устал, езжай в отпуск. Я, например, очень люблю путешествовать. Это то, что дает мне силы. Люблю серф, так что каждое первое января утром я катаюсь — это уже традиция. У меня есть теория: на земле такое количество классных мест, где ты никогда не побываешь, что мне просто жалко ездить в одно и то же место два раза. Мне очень нравятся фотографии Мальдив, и я хочу туда поехать. Но я себе четко сказала: туда поеду только с мужчиной. Это же райское место, где нужно быть вдвоем. Поэтому вы знаете, где меня искать, когда я поеду в медовый месяц. А лучше не ищите. (Смеется.)
Благодарим smart place «Розетка и кофе» за помощь в организации съемки!
Подробнее: https://peopletalk.ru/article/yuliya-ahmedova-ya-rasskazyvayu-o-sebe-vsyu-pravdu/
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео