Ещё

Внешняя политика США при Трампе: Америка великая или смешная? 

ВАШИНГТОН, 18 янв — РИА Новости, Дмитрий Злодорев. Президент США Дональд Трамп отмечает первую годовщину пребывания у власти целым букетом громких историй, связанных с внешней политикой. Все их в принципе можно сложить в единый паззл, который в итоге показывает, чего же ждать от нынешней американской администрации на международной арене.
America first, America great
В целом, можно сказать, нынешние власти в Вашингтоне оправдывают прогнозы тех, кто еще до победы Трампа на выборах говорил, что от него можно ждать чего угодно. В том числе, и во внешней политике.
С другой стороны, можно сказать, что все очень ожидаемо. Трамп последовательно реализует те лозунги, с которыми шел на выборы. Многие из них тогда казались утопией, но главе Белого дома, похоже, это все равно. Он твердо идет по пути, угрожая отказаться от ядерной сделки с Ираном, указывая лидеру КНДР на большой размер своей «ядерной кнопки» и с высокой колокольни наблюдая за тем, как весь мир переполошился из-за решения Вашингтона признать Иерусалим столицей Израиля.
На внешней арене, как и на внутренней, Трамп продвигает свои предвыборные девизы Make America Great Again и America First. И трудно сказать, является ли это чистой воды популизмом, или здесь есть что-то иное, например, желание президента-бизнесмена увеличить экономический потенциал страны и создать рабочие места для американцев дома и за рубежом. Возможно, в его заявлениях есть большая доля блефа, но ведь факт: по некоторым направлениям Трамп за год по крайней мере начал добиваться результатов, к которым его предшественник Барак Обама стремился гораздо дольше. Например, в январе начались межкорейские переговоры. И кто знает, не решился ли Пхеньян на них в том числе и после угроз со стороны Вашингтона. Правда, опять-таки с другой стороны, нынешний американский лидер, похоже, увяз в Сирии столь же плотно, как и его прежние коллеги по амплуа — в Афганистане и Ираке.
Кто играет короля
Короля играет свита. Соответственно, внешнюю политику Трампа определяет еще один бизнесмен топ-уровня — Рекс Тиллерсон. Из бесед «не под запись» с экспертами, которые, по их словам, были знакомы с идеями тогда еще избранного президента по поводу ключевых кандидатур в правительстве, можно предположить, что бывший глава Exxon Mobil не являлся фаворитом в «гонке» за главную должность в госдепартаменте. В ноябре прошлого года эти предположения, казалось, получили подтверждение. Но слухи о том, что Трамп уволит Тиллерсона или тот сам уйдет в отставку, не подтвердились. По крайней мере, пока. Президент заверил журналистов в своем полном доверии главе внешнеполитического ведомства, госсекретарь, когда его особенно донимали расспросами, не без раздражения отвечал, что у нет никаких противоречий с Трампом.
И вот факт: на днях именно Тиллерсон представлял США на встрече по КНДР в Ванкувере.
У кого «кнопка» больше
Риторика между США и КНДР в последнее время едва не поставила мир на грань очередного совсем не холодного конфликта. Белый дом несколько месяцев назад пригрозил нанести удар по Северной Корее, если та не изменит свой подход и не откажется от разработки ядерного оружия. В ответ Пхеньян пообещал отправить ракету на американский остров Гуам. Затем лидер КНДР Ким Чен Ын в новогоднем обращении напомнил, что у него есть ядерная кнопка. Трамп ответил, что у него «тоже есть ядерная кнопка», но она «больше и мощнее».
Это высказывание вызвало бурную реакцию в самих США. В частности, группа бывших американских военных, занимавшихся ядерными вооружениями, призвала конгресс ограничить контроль президента над «ядерной кнопкой».
"Перед выборами (в 2016 году) мы выражали тревогу по поводу способности Дональда Трампа быть верховным главнокомандующим… и предупреждали, что он не должен быть допущен к так называемой «красной кнопке». После года его президентства наши опасения только усилились, и мы должны поднять их вновь", — говорится в письме, которое 17 бывших военных опубликовали на сайте правозащитной организации Global Zero, выступающей за ядерное разоружение.
По их мнению, прошедшего времени было достаточно для того, чтобы глава государства «занялся собственным образованием (в данном вопросе), но вместо этого он постоянно демонстрирует упрямство в игнорировании международной политики и дипломатии и широко разбрасывается ядерными угрозами».
По их словам, «существует ряд хороших предложений конгрессу США, ограничивающих президентские полномочия» в вопросе о нанесении ядерного удара. В частности, они говорят о введении нормы, которая в таких случаях подразумевала бы обязательное решение конгресса об объявлении ядерной войны. Также речь идет о возможной «полной отмене нормы первого применения ядерного оружия». По их словам, «все эти меры имеют хорошую поддержку со стороны экспертов».
Сам Трамп в интервью агентству Рейтер сравнил ситуацию вокруг КНДР с игрой в покер. «Мы играем очень сложную партию, и никто не хочет раскрывать свою карту», — заявил Трамп в ответ на вопрос о том, рассматривают ли США возможность нанести превентивный удар по КНДР. Также он отметил, что Пхеньян неуклонно продвигается вперед, совершенствуя военный потенциал, и скоро ракеты КНДР будут способны достичь территории США. «Они еще не тут, но они близко, и с каждым днем они становятся все ближе», — сказал Трамп.
Кроме того, президент США сомневается, что мирные переговоры с Северной Кореей могут принести результат. «Я не уверен, что переговоры приведут к чему-либо значимому. Они говорили уже 25 лет, и они пользовались нашими президентами, нашими предыдущими президентами», — заявил он.
Возможно, Трамп блефует. Ведь не далее как за полчаса до этого госсекретарь Рекс Тиллерсон выражал уверенность в том, что стороны сядут за стол переговоров. Он подчеркивал «крайнюю мотивированность США» в данном вопросе", но указывал на то, что у Вашингтона есть «очень сильные военные варианты». «Это дает мне больше возможностей для решения проблемы», — сказал он, выступая в Стэнфордском университете.
Иранский узел
Время от времени проблему КНДР во внешней политике США затмевает тема Ирана. Трамп в предвыборной кампании обещал отменить «ядерную сделку» с Ираном, называя ее «очень плохой». Минувшей осенью он умело держал «в тонусе» все мировое сообщество, долгое время заставляя гадать, выйдут ли США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) или нет, и напряженно ожидать его выступления по Ирану.
В итоге речь оказалась пшиком — по крайней мере, в соотношении к тому, чем она могла стать. Как кажется со стороны, Трамп умно перевел стрелки на конгресс США, заявив, что будет работать с ним над «серьезными недостатками» соглашения. Он отказался официально подтвердить конгрессу, что Иран соблюдает СВПД, но при этом не стал на международном уровне оспаривать соблюдение Тегераном данных договоренностей. Президент отметил, что если американские усилия по «улучшению» соглашения провалятся, то США выйдут из него.
Вице-президент вашингтонского политологического «Евразия-центра» Эрл Расмуссен в интервью РИА Новости, комментируя шаги Трампа в иранском направлении, назвал СВПД «ключевым международным соглашением, одним из основных в сфере ядерного нераспространения». По его мнению, «эта сделка хороша для всех, и США будут выглядеть глупо, если выйдут из нее». По словам эксперта, более 20 лет прослужившего в американских войсках, «столь плохое действие со стороны США, как выход из соглашения и введение дополнительных односторонних санкций против Тегерана, несомненно приведет к противоречиям с другими участниками договора и к серьезным экономическим последствиям в отношениях Вашингтона со странами Ближнего Востока и северной Африки».
Также эксперт считает, что это будет способствовать усилению нестабильности в регионе.
В отношении политики по Ирану в целом Расмуссен выразил уверенность в том, что США «двигаются в неправильном направлении». По его мнению, в реальности Тегеран не представляет угрозы США, а наоборот, «поддерживает уничтожение террористических группировок »Исламское государство"* и "Аль-Каида"* в Сирии". Он также уверен, что без поддержки Ирана и России правительство Сирии попросту рухнуло бы под ударами боевиков, что привело бы к еще большим проблемам в регионе.
В целом с тем, что США нужно менять «иранский вектор», согласны и эксперты Американского предпринимательского института (АПИ) Кеннет Поллак и Биляль Сааб, которые считают, что эту политику нужно «серьезно улучшать». Правда, полагают они, Трамп как раз и делает шаги в правильном направлении. По их мнению, в Сирии Иран зашел «слишком далеко», и там его нужно остановить. То же самое касается, на их взгляд, и ситуации в Ливане и в ряде других государств региона.
Однако касательно СВПД эксперты АПИ своего президента не поддерживают. «Где Трампу необходимо надавить на Иран, так это в СВПД. Но это худшее место для такого шага, поскольку абсолютное большинство мирового сообщества поддерживает данный договор, и попытки осуществить новые переговоры могут привести к торпедированию этой полезной сделки», — считают они. По их мнению, «наилучшим подходом было бы использование рычагов, полученных от предотвращения распространения влияния Ирана на регион, для расширения СВПД».
Двигать ли посольство в Иерусалим
Еще один экстравагантный шаг, который Трамп предпринял под конец первого года своего президентства, — объявление о переносе американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим и, соответственно, его признания в качестве столицы.
Данное решение уже недешево обошлось Белому дому. В частности, визит вице-президента Майкла Пенса на Ближний Восток переносился несколько раз. И сейчас, когда сроки вроде бы уже определены, посещение палестинских территорий в программе не значится — просто потому, что палестинцы видеть заморского гостя у себя не хотят.
В США «иерусалимский вопрос», как и многие другие, вызвал серьезные дебаты. В частности, постоянный представитель в ООН Никки Хейли заявила, что Вашингтон попросту «сделал то, что, в сущности, является общепринятым, поскольку Иерусалим де-факто является столицей Израиля, поскольку там находятся премьер-министр, парламент и верховный суд».
Мнение народа в США в данном случае поделилось почти поровну. Согласно опросу телеканала CNN, в середине декабря, через пару недель после объявления, 44% американцев поддержали Трампа в признании Иерусалима столицей, 45% высказались против. Против переноса посольства выступили 49%, поддержали решение 36% американцев.
Директор по исследованиям вашингтонского фонда SETA Килик Бугра Канат назвал решение Трампа по Иерусалиму «наиболее противоречивым во внешней политике». По его мнению, теперь «понять внешнюю политику США стало намного труднее из все большей непредсказуемости Трампа и возможных рисков, к которым данное решение может привести, для стабильности международной системы и регионального порядка».
Со своей стороны, директор программы безопасности на Ближнем Востоке в Центре за новую американскую безопасность Илан Голденберг сравнил решение Трампа по Иерусалиму с выдергиванием чеки из гранаты, которое, по его мнению, затруднит движение вперед. В ходе дискуссии в одном из вашингтонских политологических институтов он предположил, что Трамп фактически принудил палестинцев к тому, чтобы они не хотели мирных переговоров. По его мнению, американский президент мог бы повести себя «гораздо умнее и объявить решение по Иерусалиму одновременно с публикацией новой стратегии США в регионе». Также, на взгляд эксперта, глава Белого дома мог бы объявить о признании двух государств — Израиля и Палестины — и Иерусалима в качестве их столицы. «В конце концов при любом соглашении Иерусалим должен быть столицей обоих государств», — сказал он.
Вице-президент «Евразия-центра» Эрл Расмуссен назвал решение Трамп по Иерусалиму «еще одним неправильным шагом США во внешней политике», а всю программу Вашингтона по Ближнему Востоку — «абсолютной катастрофой без четкой стратегии, что ведет к гибели тысяч людей». По его мнению, Америке нужно «полностью пересмотреть свои задачи и стратегию в регионе для того, чтобы вместе с другими странами обеспечивать там мир, стабильность и экономическое развитие».
Второй год — скучно не будет
"Кнопка" КНДР, сделка с Ираном и «иерусалимский вопрос», несомненно, стали самыми яркими «перлами» внешней политики новой администрации, но были и многие другие. Пока трудно оценить наследие, которое мир получил от первого года президентства Трампа, но очевидно, что шуму нынешний глава государства наделал много. Он успел поругаться с Мексикой из-за соглашения о Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА) и строительства стены на границе, смог потом с нею вроде бы помириться. Сменил курс в отношении Кубы, вновь охладив едва начинавшие теплеть отношения между Вашингтоном и Гаваной. Продолжил увязать в Афганистане, Сирии и других горячих точках в мире. Попытался наладить деловые и дружественные отношения с Китаем…
Все это, наряду со многими другими аспектами, будет составлять внешнюю политику США во второй год Трампа у власти. Можно строить догадки, где нынешний президент неожиданно выиграет, а в чем проиграет. Его можно любить или недолюбливать. Но совершено точно, что с ним скучно не будет.
*Террористическая организация, запрещенная в России
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео