Ещё

Томми Кэш — о новом альбоме, косяке Снуп Дога, тапках из хлеба и хейтерах 

Фото: Нож
— Так, смотри. Я сейчас задаю тебе самый важный и самый сложный вопрос за все интервью. Три. Два. Один. Как у тебя дела?
— Это хорошая замена сериалу.
— Он же в конце 17-го был 15 тысяч, а сейчас уже типа семь. Эта линейка, падающая вниз, вообще кошмарно смотрится.
— Ладно, давай перейдем к основным вопросам. Как прошли съемки Pussy Money Weed?
— Люди, которые снимались в клипе, просто потрясающие. Долго проходил отбор актеров?
— Как я понимаю, больше всего идей в клип принес ты?
— Идеи — всегда командная работа, но часто они у меня рождаются сами собой, как импровизация. Я обычно придумываю 80–90%.
— У тебя есть свой стиль, который прослеживается с клипа Winaloto. Я имею в виду эту самую тему с массовкой. Планируешь дальше играть на этом в следующих клипах?
— Все время хочется чего-то нового, двигаться дальше. Думаю, буду уходить в минимализм. Это типа как Apple. У них хорошо получается убирать все лишнее. Если сравнить MacOs с Windows, сразу станет видно, сколько всего лишнего во второй ОС.
— Читал комментарии на ютубе. Кто-то пишет, что твои клипы не имеют смысла, а созданы скорее для того, чтобы шокировать зрителя. Как прокомментируешь такой выпад?
— Ты же вдохновляешься Линчем и Ходорковски? Линч, как и ты, поет, снимает и рисует. Давай поговорим о твоем другом искусстве, ты раньше занимался рисунком. Продолжаешь это дело?
— Чем вдохновляешься?
— А не хотел бы свою выставку сделать?
— Каким рисунком гордишься больше всего?
— А из тех, что на бумаге?
— Я горжусь своими стенсилами, они там остались до сих пор на районе [Томми вырос в таллиннском районе Копли. — Прим. ред]. Интересно наблюдать за ними, когда я возвращаюсь к себе. Круто видеть, что краска не смывается. Жалко, что сейчас все меньше таких артов. Наверное, это потому, что все больше людей живут в интернете. Раньше вот в джунглях или в пещерах обитали, а теперь уже запутались в мировой паутине. Фейсбук, инстаграм, твиттер — теперь наш новый дом.
— Еще и телеграм.
— Продолжая тему визуального искусства: заметил, ты удалил большую часть своих фотографий в инстаграме. С чем это связано? Ребрендинг?
— А кто в основном придумывал образы для фоток — ты или фотограф?
— В России обычно говорят, что хлеб всему голова, и вообще наделяют этот продукт некой сакральностью. Но на фотографиях ты использовал его по-разному, в том числе и как обувь. Кто-нибудь жаловался тебе на этот фотосет?
— Блин, а я вообще не понял, что это такое было. То есть война закончилась сколько лет назад, какие деды воевали? Это же можно про все что угодно так говорить. Весь хлеб, который я использовал, вернее большую его часть, мы съели, а остальное отдали в приют для бездомных. Единственный хлеб, который был испорчен — те два батона, из которых были сделаны тапки. Думаю, из-за этого никто не умер. Там такие комменты пошли — вообще! Какие-то люди из неизвестных мест начали писать, я так удивился. Лет под 40 люди начали писать, даже из Турции. Это у меня самый популярный кадр в инстаграме.
— Кстати, ты писал, что скорпион из обложки песни Pussy Money Weed настоящий. Тебе действительно положили его на лицо?
— Нет, я бы умер. Они действительно убивают. У нас в студии было три скорпиона. Мы сначала сфоткали скорпиона, а потом уже наложили на мою фотографию.
— Тогда вопрос чисто теоретический: что страшнее, первый выход на сцену или скорпион на лице?
— Скорпион на лице, конечно. От сцены не умрешь (смеется). На сцену всегда похер было. Никогда не боюсь.
— В самый первый раз тоже не боялся?
— Что самое интересное ты получал от фанатов на выступлениях?
— Самый крутой концерт, на котором ты побывал?
— Когда мне было 17 или 18, я пошел на концерт Снуп Дога. Он тогда выступал в Таллине. Поехал туда со своими чуваками, стали поближе к сцене. Дождь пошел, но было все равно, мы же на Снуп Доге. И был момент, когда Снуп Дог кинул один из своих косяков в народ. И, прикинь, этот блант приземлился как раз возле меня. Я его сразу зажег и передал друзьям. Это было даже до рэпа. Мне потом начали говорить, что в меня поселился дух Снуп Дога.
— Ты назвал бы Снуп Дога богом живых выступлений?
— Нет. Ну, он один из живых богов рэпа, конечно, но не выступлений. Он вообще очень чинный на сцене. Я вот летом выступал на фестивале Sonar в Барселоне, со мной тогда на одной сцене был Arca. Вот он выступал круто.
— Есть разница между Arca на сцене и в клипе?
— На кого еще ты хотел бы сходить? На Death Grips, например?
— На Linkin Park успел сходить?
— К сожалению, нет, но зато сходил летом на Rammstein. Это же они ввели тенденцию запускать пиротехнику на своих шоу и играть с огнем. Что-то на уровне Slipknot.
— Сколько у тебя в среднем занимает написание текста к одной песне?
— По-разному, Winaloto я написал за 15 минут, Pussy Money Weed где-то так же. Последнюю сразу записал. На некоторых бывает долго зависаешь, потому что ты знаешь, что это очень хорошая композиция и тебе надо больше в нее вложиться.
— Окей, какой свой трек ты считаешь самым глубокомысленным?
— Сразу трудно сказать, потому что у всех полно маленьких деталей. Я свой рэп обычно называю абстрактным. Самый продуманный для меня — Surf, потому что он красивый, какой-то поэтичный. Полный во всех смыслах.
— Не зря же он вошел в сборник «Танцевальная осень 2017».
— Есть ли у тебя треки, которые, по твоему мнению, получили недостаточно внимания?
— Мне не понравилось, когда у меня вышел трек с Charlie XCX, и кто-то начал говорить, что это попса, и вообще хейтить. Я как музыкант хочу попробовать себя в разных стилях: Surf, Guez Whoz Bak, Prorapsuperstar. Мне нравится делать разное.
— Перед Pussy Money Weed у тебя вышел трек Rawr. Очень эмоциональная песня. Перед релизом ты написал, что был в депрессии во время ее записи. Можешь поделиться, что именно вызвало у тебя эти чувства?
— Это было что-то личное?
— Кажется, получилось что-то между XXXTentacion и Linkin Park.
— Ну, еще и Bones тогда. Он это делал еще три года назад, а сейчас Экс вышел и все говорят о том, как это свежо. Это как Face и Kodak Black. Я к тому, что все уже было сделано. Может быть, видео, похожего на Pussy Money Weed еще не делали, но тем не менее.
— Вот у тебя была песня Leave Me Alone, которая получилась довольно депрессивной. Тоже было какое-то влияние или ты решил, что тебе нужна грустная песня в альбоме?
— Не, там у меня была идея. В конце у меня звучит там «Stuck in this dump when I should be in Miami» и еще кубки показываются. То, что у тебя все эти награды, это еще не значит, что ты будешь в Майами. Тогда я думал так.
— Есть сейчас кто-то из молодых русскоязычных исполнителей, кто тебе нравится?
— Очень нравится Oneohtrix Point Never. Он один из основателей стиля vaporwave, у него родители из Петербурга. Я сказал бы, что этот человек, как Aphex двухтысячных. Он настолько крутой, что ему может позвонить Weekend и записать с ним саундтрек.
— А что тебя вдохновляет в русской культуре?
— Какое твое любимое русское слово?
— А есть какой-нибудь любимый русский персонаж, может, Чебурашка или кто-нибудь еще?
— Персонаж? Путин (смеется). Это самый популярный русский персонаж. Чебурашка — это уже слишком олдскул, знаешь. Он уже давно слетел по статсам.
— Мне кажется, о русской культуре хорошо говорит «Кровосток». Особенно в этой цитате:
Иконка мироточит, радиатор течет, юбка с вырезом, Молочко парное, ножичек в крови, шлакоблоки самовывозом.
По-твоему, это отражает дух России?
— Насколько вы похожи с «Кровостоком», если отталкиваться от того, что вы оба рассказываете о постсоветском пространстве? Мне кажется, главная разница между вами — способ вещания: если у тебя это в основном в клипах, то у «Кровостока» в песнях.
— Что ты думаешь про все последние конфликты в русском рэпе: типа D.Masta против Schokk или Kizaru против Pharaoh?
— Как тебе вообще тема с версусами? Ты пошел бы на какой-нибудь в качестве участника?
— Это было бы стоящее зрелище.
— Тогда давай ты запишешь к нему обращение на английском.
— Okay,
Не ну вообще-то знаешь, у нас такой дружный баттл будет, я же так его люблю. В общем, я бы только с ним пошел.
— Если он прочитает это и будет не против, то ты пойдешь на баттл?
— Я знаю, у тебя скоро будет большой европейский тур. А твой новый альбом на какой стадии находится? Он появится в этом году?
— Он тоже будет называться Pussy Money Weed?
— (Смеется.) Я не знаю, у меня название всегда появляется в голове спонтанно.
— У тебя есть интересный магазин с мерчем. Хотел спросить кое-что: если вот у Канье Веста есть фирменные изи бусты, то у тебя, как у Канье Иста, наверное, тоже должны быть свои кроссовки. Не считая тапок из хлеба. Как бы выглядела эта обувь?
— Сначала люди воспринимали тебя как русифицированную версию Die Antwoord, а теперь все больше людей называют тебя Канье Истом. Как думаешь, это уже устоявшийся образ или потом тебя будут сравнивать с кем-то другим?
— Привязка к Канье сделана ради популярности на Западе?
— У вас с Little Big был не только совместный клип, но и сериал American Russians, который лишился второго сезона. Почему? Я как поклонник жду новой эпопеи со Снуп Догом.
— Клип и первая серия American Russians вышли в один и тот же день (9 сентября 2015 года). Они же связаны? В конце клипа ты женишься и уезжаешь со своей возлюбленной, судя по всему, на Брайтон-Бич. В начале первой серии эта же женщина выкидывает твои вещи. Были еще какие-то отсылки?
— Как так получилось, что ты выбил себе часть зуба?
— Я выбил его микрофоном, выступая во Франции перед тремя тысячами человек. Очень крутой концерт был, я пел Boy Butterfly и почувствовал, как кусочек выпал у меня, быстро подобрал его и продолжил. Песня даже не прервалась.
— От зубов перейдем к волосам. В интервью до этого ты говорил, что созреешь для переезда в Нью-Йорк, когда у тебя отрастут волосы. Судя по клипу, они скоро уже вернутся в прежнее состояние. Ты готов?
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео