Вечерняя Москва 13 марта 2018

Век Живанши

Фото: Вечерняя Москва
В понедельник, 12 марта, стало известно, что в своем поместье под Парижем скончался Юбер де Живанши, основатель модного дома «Живанши», один из ведущих кутюрье мира. Великого дизайнера не стало еще 10 марта, но сообщение о его кончине облетело все новостные агентства мира лишь два дня спустя.
В конце февраля 1927 года в дружном семействе де Живанши родился мальчик. Дивно красивый, («какие глазки!» — восклицали все), он с рождения был погружен в особую атмосферу, которую поддерживали дома, кичась именитым родством: как-никак, прадедом крошки Юбера был яркий живописец, Пьер Адольф Баден! Однако правнуку было дано переплюнуть славу предка, хотя и его картины, и выпускаемые им гобелены сделали прадеду имя. Он сделал это легко и изящно — как все, что делал в этой жизни.
Мальчика назвали длинно и модно — Юбер Джеймс Марсель Таффен. Слово «мода» вообще в их доме было в обиходе. Но немного не в том значении, в котором оно воспринимается сегодня. В «моде» для семейства Живанши был заключен более высокий смысл — это была пусть и осовремененная, но классика, пусть «продвинутая» мысль, но все же не отходящая полностью от истины. И Юбер, воспитанный в атмосфере безупречного вкуса и элегантности, ни разу не сошел с этого пути. Его мода — это изысканность и шик аристократии. Одеваться у Живанши — это значило быть модным всегда, не забывая о Великом веке и обязательно зная что-то большее, чем просто вчерашний день…
Впрочем, и снобом Живанши никогда не был. Да, он был аристократом по крови. Однако этим никогда никому не докучал. «Человека характеризуют его достоинства и поступки, но никак не его происхождение!» — говорил он, когда ему делали комплимент относительно его «голубой крови».
Кадр из фильма «Завтрак у Тиффани»
Хепберн стала его кумиром. Они дружили 39 лет, а началось все с разработки моделей и пошива платьев для ее фильмов. Первым стала знаменитая «Сабрина». Что любопытно: официально художником картины значилась Эдит Хэд. Живанши махнул рукой — пусть будет, что будет. Он создал несколько нарядов, в титрах его имя даже не мелькнуло, а спустя год Хэд получила за эти костюмы «Оскара»!
Хепберн перестала одеваться у кого бы то ни было еще. И во всех ее блистательных картинах того времени — от «Забавной мордашки» и «Завтрака у Тиффани» до «Как украсть миллион» — она щеголяет в нарядах от Живанши.
Его имя еще мало кто знал, но стиль узнавался мгновенно. Спустя несколько лет мастер стал настолько известен, что пришло время разработки фирменного знака Модного дома. Живанши повел себя как эстет, мудрец и скромник: он сделал этим символом начальную букву своей фамилии, повторив их четырежды и объединив в квадрат. Очертания полученного знака напоминали Юберу и архитектуру королевского французского сада, а ведь он так всегда тяготел к садовой теме, и символизировали надежность и уверенность, равно как и элегантность. Сегодня этот знак знают во всем мире.
Позже у Живанши появился и еще один кумир — Жаклин Кеннеди. Он восхищался ей не меньше, чем Одри, но главное — они обе воплощали тот женский идеал, для которого хотел бы творить загадочный — при всей своей открытости — французский кудесник. Ну, а коллекции для мужчин Живанши начал создавать лишь в 1970-х. Они также очень хороши, но все же именно царственные одежды для женщин были фирменной «фишкой» великого Юбера.
Постепенно имя Живанши накрепко связалось с именами первых лиц высшего света разных стран и кинозвезд. Он шил платья для Марлен Дитрих и Марии Каллас, Греты Гарбо и Грейс Келли. Ему делала заказы императрица Пехлеви и баронесса Полин де Ротшильд! Когда же «именные заказы» перестали для него быть чем-то исключительным, Юбер Живанши придумал то, что ныне держит империю высокой моды, как скелет — тело: кутюрье был первым, кто разработал линию прет-а-порте, то есть готового платья. При этом спустя какое-то время Живанши вдруг увлекся архитектурным и промышленным дизайном: по заказу компании «Форд» разрабатывал дизайн салона «Линкольна», работал на «Хилтон»…
Юбер Живанши знал, что занимает в мире одно из первых мест, и авторитет его непререкаем. Однако когда он продал свой невероятно прибыльный Дом (за феноменальную рекордную сумму в 45 миллионов долларов его купил в 1988 году монстр «Луи-Вюиттон-Моэ Хеннеси», «LVMH»), многие напряглись — что пошло не так? Мастер в кризисе? Финансовые проблемы? Ничего похожего! Юбер просто повел себя как предприниматель, начав избавляться от надоевших ему активов в самый выгодный с финансовой точки зрения момент. В июле 1995 года он представил свою последнюю коллекцию и помахал миру высокой моды рукой. Все думали, что это шутка. Но…
На смену великому Живанши пришли ныне всем известные Джон Гальяно, Александр Маккуин, потом Риккардо Тиши, а сегодня — ныне ровно год! — креативным директором стала британка Клэр Уэйт Келлер. Юберу же было не то что все равно, нет… Но он и правда ушел из большой моды. Не давая обещаний никогда не возвращаться, тем не менее, он сделал именно так, мягко и навсегда прикрыв за собой дверь. Он был последовательным. И поняв, что все сделал, просто ушел.
Двадцать последних лет Юбер де Живанши занимался тем, на что раньше у него не хватало времени. Он писал картины, выполнял заказы театров, разрабатывая костюмы к постановкам, с достоинством принимал знаки внимания — о нем еще при жизни начали писать книги и снимать фильмы. Но ни его Одри, ни его Жаклин уже не было рядом — он пережил их обеих на много лет.
Комментарии
Читайте также
Как греческие монахи сражались против фашистов
Какими словами оскорбляли на Руси
Как советский разведчик свел Гитлера с Евой Браун
Элла Харпер: судьба «девочки-верблюда»
17