Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Подъём» с Сергеем Доренко от 6 апреля 2018 года

С.ДОРЕНКО: 8 часов 40 минут. Пятница. 6 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все. Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москвааааа! Дарья Кнорре, ведущая этой программы.

Д.КНОРРЕ: И Сергей Доренко. Доброе утро.

Видео дня

С.ДОРЕНКО: Я хотел обратить внимание слушателей, которые пристально следят за нами, чтобы нас подловить, что ИГИЛ, ИГ, «Исламское государство», ИГИЛ – это исламское государство

Д.КНОРРЕ: И Леванта.

С.ДОРЕНКО: И Леванта. Чего-то и Леванта. Это террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации. Вы, наверное, не поверите, но у нас есть такие слушатели, которые ловят и потом пишут в Роскомнадзор. А там есть взрослые мужчины, которым, в общем, заняться нечем, кроме как ну понятно. И они, соответственно, потом подают на нас в суд и так далее, и так далее.

Д.КНОРРЕ: Всякие проверки.

С.ДОРЕНКО: В общем, придумали нам такой специальный танец, и вот мы этот танец исполняем. С восхищением. Потому что норма закона нам нравится.

Д.КНОРРЕ: Вообще, Роскомнадзор разрешил не писать, что ИГ запрещенная в России организация, журналистам. Это новость еще 2016 года, но мы на всякий случай всегда это повторяем.

С.ДОРЕНКО: Нам сказали, что Роскомнадзор разрешил не писать, это потому что Минюст разрешил не писать, однако ФСБ запретила разрешать, Минюст запретил разрешать, а Роскомнадзор запретил разрешать. Поэтому мы должны каждый раз помнить, кто из них запретил разрешать, а кто из них разрешил запрещать. Поэтому у нас голова кругом, поэтому, товарищи, вот такая тема. Понятно, да. Это запрещенная террористическая, Левант запрещен, Ирак запрещен, «Исламское государство» запрещено. Все к чертовой матери запрещено.

Юлия Скрипаль сделала первое заявление после отравления. Вы, должно быть, слышали его, но я хотел вам предложить его снова послушать. «Россия 1».

Д.КНОРРЕ: Нет, сама Юлия Скрипаль заявила Скотланд-Ярду, она написала это обращение. А «Россия 1» публикует разговор

С.ДОРЕНКО: С сестрой.

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: Сейчас я по тайм-коду посмотрю.

Д.КНОРРЕ: Я пока прочитаю, что говорила она Скотланд-Ярду. «Я очнулась неделю назад. Силы накапливаются с каждым днем. Я благодарна за проявленный ко мне интерес, многочисленные добрые слова » В общем, мол, «оставьте меня в покое, будьте чутки к моему личному пространству», что–то такое.

С.ДОРЕНКО: Я хотел сказать, что, насколько я понимаю, вчера это было представлено. Верно?

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: Вчера это было представлено на «России 1».

Д.КНОРРЕ: Я вам открою.

С.ДОРЕНКО: Мы должны тогда на 1:09 поставить, там начало. Они говорят между собой. Этот разговор предстоит послушать вам. Сестра звонит сестре, и это, как мне представляется, их первый разговор. И вот две сестры разговаривают. Послушайте, пожалуйста.

- Алло. Ты меня слышишь?

- Я слышу.

- Это Юля Скрипаль.

- Ой, Юлька, ты. Господи, я слышу по голосу, что это ты, я понять не могу. Тебе дали телефон, да?

- Да, да, да

- Слава богу, господи, Юляш. Все нормально у тебя?

- Нормально, все хорошо.

- Смотри, если я завтра получу визу, я к тебе в понедельник прилечу.

- Тебе визу никто не даст.

- Ну и, в общем я тоже так думаю. Все. Ладно.

- Спасибо.

- Если дадут, мне надо, чтобы ты сказала, могу я тебя видеть или нет, сказала слово «да».

- Ну я думаю, нет, сейчас ситуация такая, потом разберемся.

- Я знаю. Я все знаю.

- Потом лучше разберемся. Давай потом. Все хорошо, короче, там уже будет видно. Там будем смотреть по ходу.

- Это твой телефон?

- Это временный, знаешь, такой.

- Понятно все. Все, хорошо.

- Все нормально, а там будет видно, по ходу решим. Просто тут ситуация, сама знаешь, какая. Все хорошо, короче.

- Все. Все.

- Все хорошо, все решаемо, все поправляются, все живые.

- Ясно. У папы все нормально?

- Все нормально. Сейчас отдыхает, спит. У всех здоровье нормальное, никого непоправимых вещей нет. Все. Я скоро выписываюсь. Все о’кей.

- Ну все, давай, целую. Все, давай, зайчик, все.

- Давай, все, пока.

С.ДОРЕНКО: Глубоко фальшивый разговор. Фальшивый от первой ноты до последней.

Д.КНОРРЕ: Я когда первый раз послушала, я подумала, что это просто такая чудовищная клюква, которую вообще трудно представить.

С.ДОРЕНКО: Я не знаю, может быть, кому-то показалось, что все иначе.

Д.КНОРРЕ: А теперь я третий раз уже слушаю и думаю, она записывала разговор. Значит, ждала.

С.ДОРЕНКО: Фальшь разговора усиливается с третьим разом. Я если послушать его четыре раза, то будет еще фальшивее.

Д.КНОРРЕ: Я наоборот думаю, что, может быть, действительно такой разговор мог состояться.

С.ДОРЕНКО: Дело в том, что они не актрисы. Они не актрисы. И они сыграть в первый раз не могут. Мы тоже не актеры, но некоторые вещи мы проговариваем на летучке, а потом все-таки здесь шарашим, как если бы.

Д.КНОРРЕ: Ну да.

С.ДОРЕНКО: Это совсем редко, мы здесь в основном спонтанно творим, но некоторые вещи проговорены. А они настолько не актрисы, что они совершенно картонные. Они картонные. И обе знают, что это лажа. И обе знают, что этот разговор играется, то есть они перед этим поговорили об этом, том же самом. Только потом они стали звонить это в запись.

Д.КНОРРЕ: То есть разговор этот был.

С.ДОРЕНКО: Поэтому фальшь, «Юль, это ты? Я что-то голос не узнала».

Д.КНОРРЕ: «Это Юлия Скрипаль». Будет ли родственница говорить? Я бы не сказала своей сестре «это Даша Кнорре».

С.ДОРЕНКО: «А как дела у папы?» Это двоюродная сестра, почему она называет его папой?

Д.КНОРРЕ: «У твоего папы».

С.ДОРЕНКО: Нет, она сказала, «как дела у папы». У папы.

Д.КНОРРЕ: Это нормально.

С.ДОРЕНКО: Это общий папа.

Д.КНОРРЕ: Почему общий? У меня тоже спрашивают: как у папы дела?

С.ДОРЕНКО: У папы, у твоего папы.

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: Не знаю. Я много слышал может быть, в сельском клубе где-то фальшак я слышал и здесь я слышу фальшак.

Д.КНОРРЕ: То есть вы думаете, что они действительно разговаривали до этого.

С.ДОРЕНКО: Они разговаривали до этого: Юль, чего, как, все. Потом она говорит: сейчас я тебя запишу. Для кого? Для чего? Она второй раз звонит ей, и они проигрывают предыдущий разговор абсолютно картонно, как плохие актрисы на прогоне каком-то необязательном. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро. По аварии перед Беседами на МКАД.

С.ДОРЕНКО: Интересно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Двигалась, видно, уборочная машина без опознавательных знаков в левом ряду, получается, в нее влетает около трех машин. Машины в мясо просто. Машина никак не обозначена была, ни стрелки, ничего на ней не висит.

С.ДОРЕНКО: Понятно. Спасибо. Перед Беседами. Сейчас мы посмотрим. Здесь накапливается пробка, пока 15 километров в час, я вижу. Давайте мы посмотрим эту ситуацию, а уже потом вернемся снова к нашему разговору Виктории и Юлии Скрипаль. Аварийно опасный участок. Ребят, скажем следующее, сейчас там у вас пробка, а будет пробка потом совсем колоссальная. В снегоуборочную машину, которая была без опознавательных знаков, впилилось три машины. Их раскидало на МКАДе в это время. Естественно, будет плохо. Я уже переехал на летнюю резину.

Д.КНОРРЕ: Да? Ничего себе. Быстро.

С.ДОРЕНКО: Ну а почему. Уже плюс 10.

Д.КНОРРЕ: Жахнут морозы.

С.ДОРЕНКО: Какие морозы, я умоляю. Конечно, жахнут морозы. Скоро зима. Но мотоциклисты уже ездят, уже все. Я поеду за мотоциклом на выходных или в понедельник. В понедельник дают +17. Я поеду за мотоциклом. Или на выходных. Может быть, 12 будет в воскресенье, может быть, в 12 перегоню его. Мне надо перегнать его из загорода. Я не знаю. Мне не хочется ехать 60 километров в час по шоссе. У меня же шоссе. Надо выехать и ехать 130. 130, 140 при +10 – холодно, ну прям холодно.

Д.КНОРРЕ: Даже в вашей экипировке.

С.ДОРЕНКО: Даже в моей экипировке. Даже со стеклом, которое я привинтил. При +10 холодно.

Хорошо. Мы возвращаемся к разговору Юлии Скрипаль.

Д.КНОРРЕ: Сергей М. мне пишет: «Дарья, вообще-то в современных телефонах ставится приложение и пишутся все разговоры автоматически».

С.ДОРЕНКО: Я не пишу, например.

Д.КНОРРЕ: Я тоже не пишу. Но, может быть, Виктория Скрипаль запаслась этим приложением в ожидании звонка от Юлии?

С.ДОРЕНКО: Ребят, какое приложение? Вы что, не слышите качество звука? Давайте не будем детьми.

Д.КНОРРЕ: Это суперкачество, да?

С.ДОРЕНКО: Это качественный звук. Это звук не телефонного разговора записан. Знаете, когда ATNT хвалилась своей связью, американская телефонная компания, они попросили, сейчас не помню, Фрэнка Синатру или кого-то напеть песню на диск, на сингл. Он шарахнул через ATNT на диск, этот диск продавался потом, все говорили, что чувак напел ее по телефону. Это правда. Но это как бы все понимают, что да, но на самом деле нет, все это лажа. Это все сделано для прикола. Послушайте качество. Какой нафиг мобильный телефон? Послушайте качество.

- Алло. Ты меня слышишь?

- Я слышу.

- Это Юля Скрипаль.

- Ой, Юлька, ты. Господи, я слышу по голосу, что это ты, я понять не могу.

С.ДОРЕНКО: Естественно, она не может понять, ведь она пять минут назад с ней переговорила и предупредила, что сейчас позвонит. Естественно, она не может понять. «Господи, это кто? Это медсестра? Джулия из интерум А, это ты? Я вообще шалею, ничего себе. Да мы же говорили три минуты назад». Просто какой-то идиотизм. Для кого все это делается, я не понимаю. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Привет. Вы знаете, разговор был похож на разговор пранкеров, которые друг другу звонят.

С.ДОРЕНКО: Да, да, два пранкера, абсолютно верно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вообще непонятно, зачем опубликовали, на кого была направлена

С.ДОРЕНКО: Я и спрашиваю, для чего? Скрипаль жива.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Понятно, что это внутренний наш рынок. Нигде в иностранных СМИ это как бы нельзя публиковать, там сразу заклюют.

С.ДОРЕНКО: Да. Но смысл? Она жива. И чего? Вот мы знаем, что она жива. Хорошо.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это мы и так знали, что она жива.

С.ДОРЕНКО: Виктория Скрипаль ручается, что это Юля. Виктория ручается, что это ее сестрица. О’кей.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это было известно, что она жива, уже как бы давно.

С.ДОРЕНКО: Нет. Это было ангельское свидетельство, а ангельскому свидетельству мы не верим, мы только своим верим.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Юлия говорит, что «папа спит, отдыхает». Вы заметили? Про папу говорили, что он еще не вышел из комы или где он там очнулся.

С.ДОРЕНКО: Нет, прилег поспать. Зачитался журналов, комиксов и пошел поспать.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Говорили, что она только вышла, а папа еще в тяжелом состоянии.

С.ДОРЕНКО: Нет-нет, вы не дослышали, там, в конце, она говорит: ни с кем ничего необратимого нет.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я это помню. Я и говорю, что надо обратить внимание на то, что она говорит, что Скрипаль Про Скрипаля говорили до этого, что он в коме.

С.ДОРЕНКО: Да нет же, он лег спать. Вот я сегодня спал, например, с 11 до 5, это не значит, что это кома.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Очень интересно будет, когда они оба придут в сознание, все выпишутся, уйдут и всех спросят: а чего это было, все-таки боевые отравляющие вещества или снотворное.

С.ДОРЕНКО: Сон необязательно означает кому. Он может просто спать.

Д.КНОРРЕ: Сама она говорит, эта Юлия, очень бодро.

С.ДОРЕНКО: Хороший голос. Голос такой, что пора бы ей уже к станку, пора бы ей уже выполнять план, пятилетку в три года и так далее, чего она там по Лондонам-то мотается. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Ростислав. Как сказал Мюллер дело тухлое, но вы покопайтесь. Вы же опытный политический журналист

С.ДОРЕНКО: Нет, это кажется. Я наивный мальчоночка.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вспомните Романа Цепова, охранника фирмы, охранявшей питерскую мэрию. Там тоже надо было поднять это дело и посмотреть, что там с отравлением его.

С.ДОРЕНКО: Но вы же уже подняли, скажите.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Там тоже какая-то странная ситуация, тоже какое-то отравление странное.

С.ДОРЕНКО: Странных отравлений много, сколько хочешь. У нас вообще страна, которая унаследовала глубочайшую, тончайшую культуру отравлений Византии. Мы постоянно все должны как-то практиковаться и так далее. Я говорил, первый я сказал, что Скрипаля отравили какие-нибудь третьекурсники в рамках курсовой. Они писали курсовую, естественно. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Давайте попробуем логически рассуждать. Это спектакль. Нужно понять, кто заказчик спектакля.

С.ДОРЕНКО: Это я и спрашиваю, для кого это писалось?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мое мнение: наши, причем достаточно бездарно.

С.ДОРЕНКО: Поясните. Это постановочный разговор, картонный, неправдивый, абсолютно не похожий на нормальный разговор, вообще ни на что не похожий. Постановочный разговор двух куриц. О’кей. В хорошем смысле. Для чего он сделан? – мой вопрос тупой. Тупой вопрос, nicht verstehe. Я пытаюсь понять.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Для того, чтобы предоставить общественности то, что дело идет, то, что мы скоро разберемся, добьем, что мы с помощью сестры, с помощью телефонного звонка мы всю информацию получаем, мы все контролируем.

С.ДОРЕНКО: «Дела идут, все более-менее», как пел Высоцкий. «Дела идут, все более-менее, но больше более у нас и меньше менее». Показать жизнь, какой-то пульс, чтобы жилочка на шеечке билась какая-то, правильно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно.

Д.КНОРРЕ: А знаете, что еще? Для того, чтобы показать, что с ними все будет в порядке. Потому что очень много было статей, что отравление непоправимо портит

С.ДОРЕНКО: Нет, отравление – это милое дело. Побежал, мальца закосил на бюллетене.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: От боевого отравляющего вещества.

С.ДОРЕНКО: Да, например.

Д.КНОРРЕ: Что они никогда не выйдут из комы, такое писали, в частности, английские СМИ.

С.ДОРЕНКО: Если это в рамках курсовой работы третьекурсников, то они могли и боевым так шарахнуть.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, после этого случая я стал тщательно гречку просто убирать.

С.ДОРЕНКО: А я перешел на рожь. Я покупаю рожь. Рожь. Сейчас не шучу.

Д.КНОРРЕ: А что с ней делаете?

С.ДОРЕНКО: Я покупаю рожь цельную. Смотри, какое у меня лицо, видно, что я ем рожь. Видно, что я ем рожь? Посмотри, какой я, во мне энергия какая. Я живу на ржи. Не ем эту вашу американскую картошку, ничего такого американского. Все американское не ем. Ем только рожь.

Д.КНОРРЕ: А я как раз гречу ем.

С.ДОРЕНКО: Рожь. Русскую рожь. А греча, она нерусская. Ты ее покупаешь с Алтая, какую-то гречку. Ты знаешь, откуда пришла гречка? Это нерусская. Это антирусское все. Ты знаешь, откуда пришла гречка?

Д.КНОРРЕ: Откуда?

С.ДОРЕНКО: Из Китая. Она пришла из Китая. Во время колоний она была очень распространена, ее массово завозили в Великобританию. Поэтому у Диккенса все герои жрут гречневые оладушки на завтрак. Гречневые оладушки куда делись?!

Д.КНОРРЕ: Греча обрусела.

С.ДОРЕНКО: Греча не обрусела. Картошка ваша обрусела. Надо вернуться к настоящему русскому, исконной жрачке русской! Корень маниоки Или что русские ели в древности? Брюкву. Они ели брюкву.

Д.КНОРРЕ: Брюкву, репу, корень пастернака.

С.ДОРЕНКО: Товарищи, брюква и рожь – вот еда русских людей. Все остальное – иностранщина. Космополиты паршивые.

Возвращаемся к Скрипалям или что? Папа спит, папа не спит, все хорошо и так далее. Лавров говорит, что ушли нормы международных отношений из-за этого и так далее, потому что обвиняют беспочвенно, и мы продолжаем теперь обижаться. Мы продолжаем обижаться и, мне кажется, что все равно никто нас не жалеет. Нас жалеют или нет, когда мы продолжаем обижаться?

Д.КНОРРЕ: Нет, абсолютно.

С.ДОРЕНКО: Мы обижаемся. Можно, я спрошу у наших слушателей. Товарищи, мы справедливо, как это всегда и бывает, обижаемся на иностранцев. Правильно? Иностранцы все время нам зла желают. Мы обижаемся, и это дает свои плоды. Или нет? 73-73-948. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Сергей. Нет, не обижаемся.

С.ДОРЕНКО: Почему не обижаемся? Обижаемся постоянно. Мы обижаемся везде. Как мы не обижаемся? У нас Небензя вчера сидит в Нью-Йорке, обижается, Лавров везде обижается. Как же мы не обижаемся?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все же понимают, что это цирк для нас, для людей, для народа, сами они там все знают между собой.

С.ДОРЕНКО: Откуда они знают? Они друг другу не говорят.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А можете лучше про Пескова пояснение дать небольшое, почему он говорит, что олигархов нет в стране.

С.ДОРЕНКО: Потому что этот термин неправильный. Олигархи, там есть власть. Один из корней значит «власть», а Песков правильно указывает, что у них нет власти теперь, у олигархов, правят только избранные люди. Вот так Песков указывает. В движении. Я лучше, чем Песков объяснил. Песков объяснил, а я еще лучше объяснил.

Новости

С.ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. Чего спорили то? Вот, пожалуйста, вам Лавров 12 минут говорил основные претензии к Западу, я прочитаю: усиливается пренебрежение к международному праву. Сергей Лавров предъявил Западу длинный список претензий. Глава российского МИДа выступил на втором дне организованной Минобороны РФ Московской конференции по безопасности. В частности, американцы подверглись критике за сомнительные геополитические игры, попытки сохранять состояние устойчивого хаоса на Ближнем Востоке, демонизацию России. С демонизацией. Ну мы правильно говорим и правильно. Во-первых, я поддерживаю Сергея Лаврова. Во-вторых, я хотел спросить. За последние 5 лет Россия стала на международной арене сильнее или слабее?

Д.КНОРРЕ: Я думаю, что слабее. Как она может стать сильнее, если мы окружены санкциями разного рода, в том числе политические санкции.

С.ДОРЕНКО: Давайте проголосуем. За последние 5 лет Россия на международной арене

Д.КНОРРЕ: Сергей, а прошлое голосование мы с вами не закончили: мы обижаемся на иностранцев, и это дает нам силы. И мы сразу ушли на движение.

С.ДОРЕНКО: Я, честно говоря, не заводил голосование. Ну ничего, это хорошо. За последние 5 лет Россия на международной арене стала сильнее – 134-2135, слабее – 134-2136. А почему 5? Надо с Грузии считать было, 10, может быть, нет?

Д.КНОРРЕ: Может быть, все-таки с Украины, с 2014-го?

С.ДОРЕНКО: С Грузии можно считать, с 2008 года. За последние 10 лет Россия на международной арене стала сильнее – 134-2135, слабее – 134-2136. Но 10 не все помнят. Сейчас сидит человек, которому 18, он не помнит, он в 8 лет еще был маленький. Хорошо. У меня пока 47 на 53, но продолжается голосование.

Д.КНОРРЕ: Все равно все помнят последние два года.

С.ДОРЕНКО: Да. У курицы оперативная память три минуты. Она три минуты помнит, а четвертую, говорит, не помню, здесь помню, а здесь не помню. Три минуты оперативная память. Мозг маленький совсем. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне кажется, что мы стали сильнее, но ведем себя как слабые. Как говорил мой один уголовный авторитет, «мы орем как потерпевшие».

С.ДОРЕНКО: У меня наоборот, что мы стали слабее, но ведем как сильные.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не исключено, хороший вариант. Просто надо вести себя сдержаннее. Знаете, как собака маленькая, пнул ее, она потом оттявкивается долго. Не надо реагировать на всякие мелочи. Слон же так не делает.

С.ДОРЕНКО: С достоинством. Вы знаете, это некая школа, которую, надо отдать нам должное, не мы установили эту школу. Вы же помните, пресс-секретарь Белого дома, которая начала вот эти глупости, потом по беременности ушла, госпожу Псаки, она начала ахинею городить тогда. Когда ей говорят, миллион беженцев с востока Украины, она говорит, нет, это украинцы, приехавшие в горы под Ростовом-на-Дону. Горные курорты Ростова-на-Дону, она сказала.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В любом случае есть реальная сила и есть сила, которую показывают. Вот надо показывать силу. Мы реальную силу начинаем накапливать, вроде как она проявляется у нас, а вот силы эмоциональной Знаете, есть человек, которого не хочется трогать. Надо как-то так делать. Просто да, разбирайтесь, хорошо разбирайтесь.

С.ДОРЕНКО: Вы практически рассказали древнюю китайскую притчу о боевом петухе. Не знаете?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все же одинаково в мире, ничего не меняется.

С.ДОРЕНКО: Не помните?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: С удовольствием послушаю.

С.ДОРЕНКО: Это очень известная притча о боевом петухе, которого готовит тренер, специальный тренер. Царь спрашивает: готов петух к бою? Он говорит: нет, не готов, все время хочет драться, не готов. Второй раз спрашивает через сколько-то: готов петух к бою? Тот говорит: клокочет в ярости, разбивает клетку клювом, рвет металл лапами, не готов.

Д.КНОРРЕ: Растрачивается.

С.ДОРЕНКО: Не готов. Еще потом царь спрашивает мастера подготовки петухов: готов сейчас петух к бою? Он говорит: да, царь, петух готов к бою, он стоит как скала, в его глазах смерть, он вообще не шевелится, другие петухи, увидев его, убегают, в его глазах смерть, он просто вообще не шелохнется. Как скала. Вот, о чем говорил сейчас наш слушатель. Когда петух разрывает клетку, он показывает, что не готов к бою, нет. Он готов к бою, когда он стоит как смерть. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я считаю, что мы стали слабее по одной простой причине: нам нечего предложить остальному миру. Если вы помните, в советское время мы школы строили, садики, фабрики, люди видели, что как бы есть разница, американцы коноплю выращивают сейчас, а мы – школы, садики. Была колоссальная разница. Сейчас нам предложить нечего. Тот же Казахстан уходит из русского алфавита, считает, что это большая ошибка. Просто с нашей существующей системой капиталистической мы пустое место.

С.ДОРЕНКО: Мы поставили под вопрос некоторые вещи, как бы заострили некоторые вещи, и оказалось, что наши соседи, например, не готовы так далеко идти. Понятно, да, что Крым не признала Белоруссия, например. Например, Крым не признала Белоруссия. Я остановлю голосование, потому что ничего не поменялось, чуть-чуть поменялось. 47 на 53. То есть Россия за последние 10 лет на международной арене стала сильнее – 47%, слабее – 53%. Проголосовало полтысячи человек, но это антинаучное голосование, мы не должны обращать на него никакого внимания. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. А какие у нас были до войны 2008 года сильные поступки, кроме разворота самолета какого-то Примаковым?

С.ДОРЕНКО: Разворот вообще ничего не значил, потому что началась бомбежка Белграда.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это даже не сильный. Захватили аэродром в Приштине, вот более-менее из таких значимых событий. А вот если 53% говорят, что мы стали слабее, то есть мы позволили уничтожить Ливию, Ирак.

С.ДОРЕНКО: Давайте дадим высказаться, чтобы мы могли критиковать каким-то образом, чтобы услышать.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В некоторых позициях мы значительно сильнее стали.

С.ДОРЕНКО: Сильнее.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Уже такие слова, что «мы не позволим бомбить Сирию», уже достаточно, чтобы ее не бомбили.

С.ДОРЕНКО: Это правда. Но это еще, кроме того, обеспечивается нашим присутствием там.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В Югославии тоже наше присутствие было

С.ДОРЕНКО: Нет, военного не было.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Были добровольцы. Говорят про «Стеллс», что наши сбили его.

С.ДОРЕНКО: Да, да Понимаете, в чем дело? Люди говорят Я попытаюсь вернуться в то, что люди говорят. Люди говорят, что мы зримо обладали большим числом союзников, но другое дело, и здесь я с вами соглашусь

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но мы сами продали их.

С.ДОРЕНКО: Мы обладали большим числом союзников, но эти были союзники не очень принципиальные, то есть это были союзники, с которых не спрашивалось поступков. Они были скорее попутчики, чем союзники.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну конечно. Какой Каддафи был нам союзником? Хотя мы позволили как бы его растерзать.

С.ДОРЕНКО: Приезжал, здесь, в Кремле, жил.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, в палатке он жил.

С.ДОРЕНКО: В шатре. Поставил шатер в Кремле и жил там. Юрий Николаевич, конечно, знает ответ. Юрий Николаевич, мы стали сильнее или слабее за 10 лет на международной арене?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Юрий Николаевич. Смотря, какая международная общественность. Вы раньше, помните, говорили: можно сколько угодно ругать первых лиц, тебе за это ничего не будет, а с мелким чиновником ссориться опасно. Вот мы со Штатами, с Англией ругаемся, а мелкий чиновник Украина обула наш «Газпром» на 4 ярда и арестовала наш корабль, напав практически на нашу территорию, и мы ничего сделать не можем.

С.ДОРЕНКО: Двойка бьет туза. Нет, 4 ярда, насколько я понимаю, мы не собираемся отдавать. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, можно ответить мне на два вопроса? Первый вопрос. Почему мы всегда идем по вторым шагам?

С.ДОРЕНКО: Мы не проигрываем, а мы играем от чужой игры, да, это правда.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это просто нам уже как бы И второй вопрос. Сергей, а негодно ли нам быть постоянно на слуху со всеми эти Скрипалями?

С.ДОРЕНКО: В принципе, это вопрос, над которым мне надо подумать. По крайней мере, последние много-много лет мы играем всегда вторым, мы играем черными всегда. Мы никогда не играем первого хода.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, ну пора переходить куда-то.

С.ДОРЕНКО: Кто же нам даст белые-то?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кто? Вот вопрос.

С.ДОРЕНКО: Надо правильную спичку тянуть. Я не знаю. Я знаю, что мы всегда играем черными, мы всегда отвечаем. Мы никогда не играем белыми.

Д.КНОРРЕ: Почему? В Сирии

С.ДОРЕНКО: В Сирии войне 7 лет. Мы вошли туда, когда

Д.КНОРРЕ: Но не в качестве ответа, это не был ответ.

С.ДОРЕНКО: Аль Асад почти Я говорю «почти», потому что в политике зыбко все и на Ближнем Востоке в особенности. Аль Асад практически, почти марионетка Ирана. И мы пошли защищать марионетку Ирана, как мне представляется, для того, чтобы сменить повестку вокруг России. Повестку. Потому что нас чморили страшно, сейчас уже никто не помнит, по поводу Украины. Украина, «Боинг». Нас чморили страшно, ставили к стенке. И мы пошли в Сирию помогать марионетке Ирана потому, что мы хотели сменить повестку как бы. И там неожиданно В смысле, неожиданно Там получилось. Просто похвалю. Там действительно очень талантливый организатор Шойгу, безусловно, великолепный организатор. 2 тысячи тонн доставки в день было, потом 3 тысячи тонн доставки в день. Абсолютно серьезная логистическая операция. Шойгу ее провел блистательно. Получилось больше, чем планировали, в общем. В Сирии получилось больше, чем планировали. Но это все равно реакционный ход, мы пошли в Сирию не как первый шаг.

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: Семь лет войне уже, семь или восемь, я уже забыл, она бесконечна, эта война бесконечная. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сухозаконник. Мне кажется, объективно мы стали слабее. Я считаю, ни одна победоносная война в Сирии не перекроет потерю Украины в 2014 году. И объективно у нас военная мощь стала слабее по причине выхода, так сказать, из эксплуатации значительного ядерного арсенала, который, я так подозреваю, не будет перекрываться теми несколькими десятками новых типов вооружения. Плюс мы сейчас окружены всякими различными системами ПРО. И потери азиатских республик.

С.ДОРЕНКО: Это правда. Но с другой стороны, они мягко уходили все, Украина мягко уходила. Я могу вам сказать фразу Ленина Владимира Ильича: для того, чтобы объединиться, нам надо решительнейшим образом разъединиться. То есть сначала надо осознать себя, а потом уже с этой, вновь осознавшей себя Россией, будут объединяться на принципиальных основаниях те, кто захочет. А если мы, так сказать, клеклые и у нас, так сказать, дружба с прежней Украиной, она была «так сказать», ведь они отходили от России, ползуче, потихонечку. Они отходили от России. А мы как бы просто не хотели этого видеть.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, мне кажется, чтобы себя осознавать, нужна какая-то идеология. У Ленина она была, у коммунистов была. А сейчас у нас какая идеология? Просто деньги зарабатывать.

С.ДОРЕНКО: Победа.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нефть продавать. Какая-то псевдомодернизация, которой чего-то не видно. Идеологии у нас единой нет.

С.ДОРЕНКО: Если попытаться назвать поведенчески, на что похоже наше поведение, наше поведение похоже на поведение спортсмена, которому сопутствует победа. То есть наша цель – победа. Это звучит спортивно, логично Победа. Наша цель – победа. В чем? Неважно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы себя ведем как Кличко, если сравнивать со спортсменами, а лучше бы нам быть какими-нибудь умными шахматистами, мне кажется.

Д.КНОРРЕ: Почему все время все говорят про идеологию.

С.ДОРЕНКО: Мне как раз Сухозаконник понятен, когда он говорит про идеологию. Почему? Потому что он говорит: если мы разъединимся и потом потребуем признания наших принципов для объединения Понимаешь, в чем дело? Была клеклая такая плазма, плазма бывшего Советского Союза, где наименее кристаллизованной была Россия. Такая плазма, разлитая по территории России, никакая, просто плазма. И эти, так сказать, друзья были нам не друзья. Они подвергались медленному пониманию необходимости вестернизации, как обязательному требованию прогресса. То есть быть с Россией - означало быть против прогресса для них.

Д.КНОРРЕ: Понятно абсолютно.

С.ДОРЕНКО: Быть с Америкой - означало быть с прогрессом. Развитие, прогресс. А с Россией неразвитие, непрогресс, наоборот, коррупция, феодальные кланы, эта вся ахинея, вот что это означало на Украине, просто тебе рассказываю. И они потихонечку от нас отползали. Все элиты отползали, понимая простую вещь, что плохо быть в гниении, гнить – плохо , а не гнить – хорошо.

Д.КНОРРЕ: Они же отползали от нас не потому, что у нас не было идеологии.

С.ДОРЕНКО: А мы называли их вроде братьями. Братья, братья, братья, а братья потихонечку, по шажочку от нас отходили. И, в общем, с точки зрения здорового человека, это было закрывание глаз. Мы закрывали глаза на то, что мы теряем потихонечку, все теряем, у нас оси собственной нет, мы тоже плазма, мы гниющая плазма и так далее. Потом мы напружиниваемся и совершаем поступки, пусть реакционные, пусть как реакция на чьи-то поступки, но мы совершаем поступки. И эти поступки вычленяют в нас некую кристаллическую структуру поступков. Правильно говорит Сухозаконник, что для того, чтобы потом, когда мы обнаружим себя как некий флаг на холме, мы должны обнаружить идеологию для того, чтобы люди к нам пришли. Условно говоря, будущая Украина через 100 лет. Почему она захочет прийти к России, братствовать?

Д.КНОРРЕ: Почему?

С.ДОРЕНКО: Не почему.

Д.КНОРРЕ: Так она и не придет к нам, потому что мы скажем, что у нас есть идеология, и дадим цель. Она придет только если увидит

С.ДОРЕНКО: У нас будет идеология общего развития, у нас будет идеология какая-то очень передовая, развития и так далее.

Д.КНОРРЕ: Для этого должны быть передовые изменения в России, прежде всего.

С.ДОРЕНКО: Это правда. Но я же говорю, через 100 лет. Почему Украина через 100 лет захочет быть с Россией? Почему? Ответ: потому что Россия будет привлекательным цивилизационным проектом. Привлекательным. Таким цивилизационным проектом, которому будет сопутствовать невероятный успех. Успех. Люди любят делить успех, люди не любят делить горе. Не любят. Нахрена оно надо? Вот так посочувствовали и пошли дальше. Правильно? Мы любим присосаться к какому-то празднику, где-то, где успех, где здоровые улыбки, где здоровые, молодые, красивые люди, где круто. Там мы любим быть. Зафига нам идти туда, где болезни и люди собирают мокроту? Зачем туда идти? Не надо. Поэтому Россия должна сделать первый шаг. Она себя вычленила не как плазма, это правда. И в 2008 году, и в 2014-м Россия вычленила себя не как плазма. Она не плазма, она есть некая сущность.

Д.КНОРРЕ: Но эта сущность, как проект, не устраивает наших соседей.

С.ДОРЕНКО: Эта сущность, как проект, пока не убеждает наших соседей, это правда. Она не убеждает. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я ваши рассуждения В свое время меня поразил парадокс по поводу нападающего и обороняющегося. Он утверждает, что, собственно говоря, нападающий по отношению к обороняющемуся является наоборот соискателем мира. То есть нападающий всегда имеет проект последующего мира и политического мироустройства.

С.ДОРЕНКО: Интересно очень.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ему нужен мир в конце. А обороняющийся, он в вечной агрессии, ему не нужен мир, он все свои действия оправдывает агрессией и в результате, скажем так, все равно гибнет. На Россию, на мой взгляд, надо смотреть, к сожалению, на это. Не имея своего проекта политического устройства в будущем, она и не ищет мира, она все время себя ставит почему-то в позицию обороняющегося. Спасибо.

С.ДОРЕНКО: Да, понимаю. Вы сами же тоже осознаете некоторую парадоксальность этой мысли.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

С.ДОРЕНКО: Тот, кто нападает, он имеет проект мира последующего, но этот проект мира точно устраивает его и точно не устраивает обороняющегося.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Обороняющийся, который не имеет силы и возможности свой проект иметь, причем разумный, должен рассматривать вопросы политического мира нападающего.

С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Спасибо. Мы, конечно, отыгрываем черными и, мы конечно, не диктуем повестку. В любом случае давайте скажем об изменении за 10 лет. Изменения за 10 лет в том, что мы проявили себя структурно и как бы проявили, что у нас есть хребет. У нас есть хребет. Мы некая самость. До этого мы не были таковой. Мы были такой плазмой, мы были постсоветский союз и мы были плодами гниения Советского Союза. То есть Советский Союз сгнивал, и это были мы, вот гниение, вот это тело Советского Союза. С 2008 года, наверное, мы показали структурность, что у нас есть хребет, что мы оживаем как сущность, как самость. Эта самость пока лишена привлекательной идеологии. Эта самость пока (я говорю, пока, но она уже есть) лишена привлекательной идеологии, она лишена привлекательного проекта, к которому тянулись бы люди всего мира и говорили, «да, мы хотим быть ».

Д.КНОРРЕ: Был такой проект – Сочи. Была Олимпиада, которая всех потрясла просто. Это была эйфория на самом деле, которая очень быстро закончилась.

С.ДОРЕНКО: Ну да. Люди любят делить успех. Мы такой успех показать миру, как цивилизационный проект, пока не можем. У нас, надо сказать, его просто нет.

Д.КНОРРЕ: Если бы мы хоть раз черными выиграли на международной арене, нам бы дали сыграть белыми. Но мы все время проигрываем.

С.ДОРЕНКО: Ну почему проигрываем?

Д.КНОРРЕ: На международной арене, я имею в виду.

С.ДОРЕНКО: Я не знаю, почему мы проигрываем. Мы как бы такие упрямые. Я вот говорил со своим американским приятелем, полным скепсиса и так далее, он мне сказал: ты знаешь, вы играете как игрок, как игрок бывает или боксер, или спортсмен, который играет гораздо больше, сильнее своего места в иерархии. Условно говоря, мы в иерархии десятые, а играем как вторые. Это мне сказал американец, я не придумываю. Я сам удивился. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил из Москвы. Мне кажется, дело даже не столько в прогрессе, чтобы к нам возвращались все наши, так сказать, бывшие друзья. Вспомните, как действовал Орджоникидзе в Литве, допустим. Литва разве смотрела на прогресс? Как мы ее прибрали-то.

С.ДОРЕНКО: Мы нашли там группу, небольшую группу людей, которые нас позвали, то есть формально, и мы пришли. Также в Латвии.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: То есть там должны быть свои люди просто, которые притянут все это.

С.ДОРЕНКО: Есть несколько путей. Сегодня свои люди должны представлять довольно широкую элиту. Вот мы своих людей, горстку, человек 20, в Киеве держали, своих, и платили им, и давали им сделаться миллиардерами. А оказалось, что надо держать тысяч 50 своих людей, то есть элиту университетскую и так далее, и так далее. Американцы держали тысяч 50 за небольшие деньги, сколько они там истратили, 4-5 миллиардов, а мы держали за очень большие деньги 20 олигархов или 20 политиков. Оказалось, что их проект был правильнее. Они правильнее играли.

Новости

С.ДОРЕНКО: Человечинка. Американка сделала ДНК-тест, чтобы узнать о своих предках. Ее биологическим отцом оказался врач, подменивший донорскую сперму своей собственной. И он плакал, когда они уезжали из штата. В 2017 году 36-летняя жительница Айдахо Келли Роулет решила пройти ДНК-тестирование в крупной американской генеалогической компании, которая может показать людям, кто были их предки, дальние родственники и так далее. Очень интересно. Результаты теста Роулет ее обескуражили. Помимо различной информации о ее корнях, тест обнаружил совпадение ДНК с каким-то Джеральдом Мортимером.

Д.КНОРРЕ: А у них уже целая библиотека

С.ДОРЕНКО: Да-да. Джеральд Мортимер. Мужчина был не просто жив, но проживал в 800 километрах от ее дома. Роулет списала это на неточность теста, была возмущена тем, что компания предлагает некачественные услуги. Она пожаловалась своей матери. Сказала: черт, не знаю, какой-то Джеральд Мортимер.

Д.КНОРРЕ: А мама покраснела и поджала губы.

С.ДОРЕНКО: Нет, мама тоже не знала. Она вспомнила, это был врач-гинеколог, который лечил ее от бесплодия. Что было? Эта мать и ее мужик тогдашний, ейный мужик, они безуспешно пытались зачать ребенка на протяжении нескольких лет. Потом пошли к Мортимеру.

Д.КНОРРЕ: И сделали ЭКО.

С.ДОРЕНКО: Конечно. Он говорит: у вас низкая подвижность, у вас их мало, вы с виду вроде приличный мужчина, а так-то, конечно, дерьмицо мужчина. А у вас, говорит, мать (матери он говорит), ритроверсия матки, глядишь на вас с огромным сожалением. Дальше говорит: я вам предлагаю следующее Дальше уже очень странно. 85% дает Фаулер спермы Зачем? Она у него плохая. А 15 – донор-студент университета, похожий на Фаулера, темноволосый, голубоглазый, высокого роста. Мортимер говорит: хорошо, вообще не вопрос, все сделаем. И ты-дым, ты-дым, вперед.

Д.КНОРРЕ: В общем, ему лень было искать.

С.ДОРЕНКО: Амбициозный чувак. Он решил посмотреть, будет ли папаша Фаулер задевать за люстры рогами, пробирочными рогами. Ему интересно было. Знаешь, когда наставляешь кому-то рога, всегда интересно, будет он сбивать люстры или нет. Может быть, он будет идти люстры сбивать. Прикольно посмотреть. Знаешь, мистические рога такие и люстры такие ших-ших, ших-ших и падают лампочки и так далее. Всегда интересно. Он решил попроказничать.

Д.КНОРРЕ: Понятно.

С.ДОРЕНКО: Он был не чужд. Так вот дочка родилась Теперь они подали в суд. Вот это непонятно.

Д.КНОРРЕ: А дочка похожа на врача, интересно?

С.ДОРЕНКО: Мы не знаем, здесь не написано.

Д.КНОРРЕ: Она же тоже должна быть темненькой и голубоглазой.

С.ДОРЕНКО: Голубоглазая шатенка. Не знаю. Теперь они подают в суд на этого гинеколога Мортимера.

Д.КНОРРЕ: Наконец-то.

С.ДОРЕНКО: Говорят: Мортимер, мы тебя раскусили, ха-ха-ха, у нас-то может рога, но ты заплатишь. Они говорят в иске, что подлог врача принес семье безграничные страдания. Безграничные страдания. А также нарушение договора, мошенничество, халатность, оскорбление действием и причинение эмоциональной травмы каждому из трех.

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: То есть чувака засудят по полной программе.

Д.КНОРРЕ: По полной программе.

С.ДОРЕНКО: По полной программе, лучше бы он в унитаз всегда так думаешь. Скажи, что это смешно. Это смешно. Какое страдание?

Д.КНОРРЕ: Жалко людей.

С.ДОРЕНКО: Кого тебе жалко?

Д.КНОРРЕ: Людей этих жалко, не Мортимера же.

С.ДОРЕНКО: Они попросили ребенка. У них есть ребенок? Есть. Они были с ним счастливы, он хохотал и трогал их руками за нос. Он маму трогал руками за нос, и она хохотала как безумная от счастья.

Д.КНОРРЕ: Она должна была знать, что это не его ребенок.

С.ДОРЕНКО: Это ребенок ее.

Д.КНОРРЕ: Ее, но не его.

С.ДОРЕНКО: У нее муж в этом смысле inválido, негодный, у него мертвые сперматозоиды.

Д.КНОРРЕ: Хотя, с другой стороны, она просила студента какого-то. Какая ей, в общем-то, разница?

С.ДОРЕНКО: Приблудного студента какого-то.

Д.КНОРРЕ: Она же понимала, что может быть не его ребенок.

С.ДОРЕНКО: Негодяя, погрязшего в карточных долгах, негодяйского студента, подонка.

Д.КНОРРЕ: Я правильно понимаю, что они сами не знали, его эта дочка

С.ДОРЕНКО: А может быть у студента двойка по математике в этом семестре? И все.

Д.КНОРРЕ: То есть они сами согласились на лотерею.

С.ДОРЕНКО: А тут гинеколог, врач, высшее образование. Конечно. Они сказали: любой студент, высокий, голубоглазый шатен. А если двойка по математике?

Д.КНОРРЕ: Может быть, этот врач некрасивый, урод низкорослый.

С.ДОРЕНКО: Мортимер?

Д.КНОРРЕ: Да, Мортимер. И теперь дочка, может, ничего получилась

С.ДОРЕНКО: Мал клоп, да вонюч, говорит русская народная мудрость. Русская народная в помощь Мортимеру. Мал клоп, да вонюч. Ах-ха-ха! Хорошо. Продолжим эту тему.

Есть еще одна публикация. Подряд идут публикации про сперму. Сейчас возбудится, у нас есть бабушка, которая нам звонит всегда и повторяет все слова, которые она услышала в программе, с возмущением. Извращеночка такая у нас есть. Это газета South China Monitor

Д.КНОРРЕ: Извините, Сергей. Александр Фельдман предполагает, что это некошерный ребенок у той пары. Что для них было важно, чтобы ребенок был от еврея. Для евреев это важно.

С.ДОРЕНКО: Не знаю. Если мать еврейка Александр Фельдман, вы, может быть, правы, тут я спорить не решусь. Но ведь Авраам по пути из Ура в Палестину, он же усыновлял рабов, ему же пофиг было. Он же усыновлял всех рабов своих, чтобы, как говорится, племя было покрепче.

Д.КНОРРЕ: Так это им надо объяснять.

С.ДОРЕНКО: Мальчики катят ото всюду, это не проблема. Тем более, Александр Фельдман, не мне вам рассказывать. Может быть, вы знаете, сколь энергичны еврейские женщины? О-ля-ля Поэтому, ну что вы. Ну хорошо, не будем углубляться.

Я хотел сказать, что Fertility clinic’s раздувается сейчас в Китае. Я читаю South China Monitor. Китайская коммунистическая партия распространяет свой контроль на искусственное оплодотворение. Она анализирует через доноров спермы, спермбанки, банки спермы в Пекине. Я тебе серьезно говорю сейчас, это не шутка.

Д.КНОРРЕ: Я не смеюсь, даже тени улыбки.

С.ДОРЕНКО: Очень серьезно тебе прочитаю. South China Morning Post. Извините, не Monitor, а South China Morning Post. Доноры должны любить социалистическую родину и признавать лидерство Коммунистической партии, написано прямо в требовании к донорам. Поняла?

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: The Third Hospital of Peking University сейчас объявил кампанию о том, чтобы доноры сдавали сперму, эта кампания до 23 мая будет продолжаться, вот сейчас она идет. И там requirements, требования к донорам, какие они должны быть. Они должны иметь хорошее здоровье, а также благоприятные политические качества. Доноры обязаны любить социалистическую родину и признавать лидерство Коммунистической партии. Он, донор, обязан быть верным задачам, которые ставит партия, быть скромным, законопослушным и быть свободным от всяких политических проблем. Новая порода выводится.

Д.КНОРРЕ: Выводятся такие будущие хунвейбины.

С.ДОРЕНКО: Нет, хунвейбины же хулиганы до известной степени, а тут вырабатываются политические метросексуалы.

Д.КНОРРЕ: Наоборот.

С.ДОРЕНКО: В сущности, привлекается семя политических кастратов.

Д.КНОРРЕ: Там же они должны быть лояльны партии.

С.ДОРЕНКО: Что такое лояльны? Верны. Они должны быть верны партии. Выводится порода людей, политических кастратов. Потому что сами революционеры, например, которые построили партию, не были бы приняты, потому что у них слишком много ярости, у них слишком много какой-то силы, способности сопротивляться, менять, менять.

Д.КНОРРЕ: Энергии.

С.ДОРЕНКО: Революция и так далее. Эти люди выхолощены должны быть. Выхолощены и не дать потомства. Потомство должны дать политические кастраты. Это взысканная сейчас порода людей. Понятно?

Д.КНОРРЕ: Понятно.

С.ДОРЕНКО: Мне кажется, что это во всех странах

Д.КНОРРЕ: Что во всех странах?

С.ДОРЕНКО: Если бы я был администратором в какой-то стране, руководил бы какой-то страной, я бы хотел, чтобы ее населяли политические кастраты. Было бы очень удобно. Я серьезно говорю. Мерина, политические мерина. Меринами лучше всего управлять.

Д.КНОРРЕ: Править пожизненно, тогда да.

С.ДОРЕНКО: Какая разница, пожизненно или не пожизненно? Даже если бы я собирался править одно неделю и то бы я хотел править меринами. Меринами интереснее править в том смысле, что их как бы нет.

Д.КНОРРЕ: Наоборот неинтересно, вообще неинтересно.

С.ДОРЕНКО: Почему? Все кобылы твои. Очень интересно. Наоборот интересно, если мы говорим об интересе. Представь себе, что население страны, например, миллиард. 500 миллионов кобыл и 500 меринов, а жеребец ты один. Поди плохо. Это очень интересно. Ты зря. Очень интересно.

Д.КНОРРЕ: Я чего-то не понимаю.

С.ДОРЕНКО: Ты слабо разбираешься в этой жизни. Просим позвонить доноров спермы. Вы донор спермы. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это Ксения

Д.КНОРРЕ: Наконец-то позвонила женщина, а вы ее отрубили.

С.ДОРЕНКО: Нет, донор спермы. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. По поводу Мортимера хотел сказать. Я думаю, там все было гораздо проще. Этот Мортимер с этой мамулей будущей

С.ДОРЕНКО: Ах вот как?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вступил в связь.

С.ДОРЕНКО: Сказал, мать, сейчас борозду поправим, все будет нормально. Какой вы глумливый. Нет, все, поехали политикой заниматься. Я чувствую, что эти разговоры наводят вас на какую-то пагубную стезю, товарищи, вы идете пагубной тропой разврата в омут морфинизма.

Д.КНОРРЕ: Стыдно, товарищи.

С.ДОРЕНКО: Стыдно, товарищи. Что такое? Говоришь с вами, как медик с медиками. Медицинская тема. Говорю как врач с врачами. А вы ведете себя

Д.КНОРРЕ: Врачи очень пошлые, кстати.

С.ДОРЕНКО: Ты думаешь?

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: Ты пила с врачами?

Д.КНОРРЕ: Нет, слава богу.

С.ДОРЕНКО: А я пил с врачами. Как бы тебе сказать, кто пошлее, врачи, политики, военные. Я пил в разных местах, в разных сообществах. Я пил даже, не поверишь, с мелиораторами. Я пил с мотористами в ПТУ. И так далее. Я должен сказать, что самые поэтичные и непошлые вообще провинциалы. Провинциалы. Они самые поэтичные и непошлые. Самые паскудные отбросы общества сосредоточены, конечно, в столице и скорее в лакейской власти. Не в господской, не в барской, а в лакейской. Вот там самые отбросы, вот там самые пошляки. Ну ладно, хорошо, мои наблюдения прошу не принимать лично на себя, товарищи слушатели.

Д.КНОРРЕ: Хотела я привести пример.

С.ДОРЕНКО: Какой?

Д.КНОРРЕ: Обвиненный в домогательствах Леонид Слуцкий

С.ДОРЕНКО: Лакейская власти, прихожая власти. Вот это самые паскудные что ни на есть пошляки. Я тебе серьезно говорю. И по поведению. Циники. Мерзотные циники. Я не имел в виду в голове, у меня не было Слуцкого в этот момент, светлого образа нашего народного избранника, но неожиданно твой пример подтвердил мою прекрасную мысль, как видишь. Поехали дальше, товарищи.

Я хотел сказать об американском после, этом все и о том, что там засекли Давайте поговорим про Америку некоторое время. Будет очень интересно. У нас еще Дмитриев, но это чуть позже.

Американский посол остался без переводчика. Сегодня публикация в «Коммерсанте». 60 американских дипломатов. А совсем недавно в американском посольстве был джаз. Ты знаешь?

Д.КНОРРЕ: В смысле? Jazz-band.

С.ДОРЕНКО: Two Band’s, одна американская, другая русская. И посол звал нас с супругой, чтобы мы послушали джаз, но стульев не припасли, так что мы ушли. В смысле, мы общались со всеми и все на свете, очень было мило. И я теперь понимаю, кого выгнали. Выгнали всех, с кем я общался. Какой-то ужас. Страшные метки я какие-то раздал. Какой-то кошмар. Я был в американском посольстве не так давно на приеме. Там была вот эта группа политического отдела, которая стояла с Сергеем Марковым Ты знаешь Сергея Маркова? Это известный политолог.

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: Такой оголтело правильный политолог.

Д.КНОРРЕ: Он же к нам приходил.

С.ДОРЕНКО: Он ходит к нам. Он потрясающий знаток женского тела, хотел я сказать. Он потрясающий знаток политики и так далее. Сережа Марков. И он там стоял с политическим отделом посольства. Они потрясающие. Они говорят по-русски, во-первых. Наверняка шпионы. Мне кажется, если человек знает русский язык, с чего бы это? Ну с чего это? Почему американец знает русский язык, не будучи беглым русским? Это подозрительно. Раз. Второе. Они приветствовали меня восклицанием хором, политический отдел посольства хором, я сейчас не шучу, сказал мне, «здравствуй, великий город». Хором.

Д.КНОРРЕ: Американцы?

С.ДОРЕНКО: Я тебе отвечаю.

Д.КНОРРЕ: Вы не рассказывали. Круто.

С.ДОРЕНКО: Я подхожу, они мне дают свои визитки. У меня нет визиток, а у них есть. Я их сразу выбрасываю куда-то, я забыл. У них есть визитки, они мне дают визитки и говорят: я такой-то, такой-то, из политического отдела. Там Крис Робинсон был. Почему я помню? Это как Кристофер Робин, похоже, Крис Робинсон. Еще какие-то люди. Они дают свои визитки. А я им говорю: а я с радио «Говорит Москва». Они в ответ хором: здравствуй, великий город.

Д.КНОРРЕ: Без акцента?

С.ДОРЕНКО: Абсолютно. Они говорят с небольшим акцентом. Так вот они оказались шпионами, как выяснилось. Нас слушали шпионы. Я просто сегодня шампанского надо выпить. Нас слушали шпионы. Это круто. Не каждого слушают шпионы.

Д.КНОРРЕ: Ну да.

С.ДОРЕНКО: Это круто.

Д.КНОРРЕ: Со шпионами более-менее понятно. А если бы нас просто какие-то американцы слушали

С.ДОРЕНКО: Американцы нас слушают, сколько хочешь. Сколько хочешь.

Д.КНОРРЕ: Майкл Бом нас слушает, я знаю.

С.ДОРЕНКО: Майкл Бом, он знает от меня пословицу «ворон ворону глаз не выклюет».

Д.КНОРРЕ: Я видела.

С.ДОРЕНКО: Ты видела?

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: «Ворон ворону глаз не выклюет» он знает, от меня как раз, потому что он слушает постоянно меня и смотрит. Хорошо. И они все уехали. 60 человек. Больше того, уехал переводчик посла, то есть посол теперь без переводчика.

Д.КНОРРЕ: Мечется по посольству.

С.ДОРЕНКО: Выяснилось, что он знал русский язык, а значит, был шпионом, но я тоже так считаю.

Д.КНОРРЕ: Было бы смешнее, если бы не знал совсем русский язык и не нашел бы выхода из России.

С.ДОРЕНКО: Не знал бы вообще русский язык и был при этом переводчиком. Вот если бы он не знал ни слова по-русски и был бы переводчиком

Майкл Бом: Ты спрашиваешь, откуда я знаю эту фразу? От тебя, Сережа. Я просто твоим поклонником с 99-го года. Я слышал, смотрел в камеру, и ты сказал: ворон ворону глаз не выклюет. Это запало мне, до сих пор, спустя 20 лет

С.ДОРЕНКО: Это Майкл Бом.

Д.КНОРРЕ: Он уже почти русский. В 99-м, наверное, еще не был таким русским.

С.ДОРЕНКО: Он всегда был русским. В человеке есть внутренний русский, как есть внутренняя Монголия.

Д.КНОРРЕ: И внутренний немец.

С.ДОРЕНКО: Конечно. Абсолютно. У каждого человека есть своя внутренняя Монголия, это слова Пелевина. Это очень важные слова на самом деле. У каждого человека есть внутренний американец, у каждого человека есть внутренний француз и француженка. Ха-ха-ха! Но тебе это не грозит, ты немка.

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: У каждого человека есть внутренняя Монголия и так далее. У американцев есть внутренний русский. У немцев есть внутренний русский. Это когда они вмажут и рубят в свои эти деревья на своих машинах, прямо въезжают в дерево. Они просто абсолютно такие: командир, нормально все. Я это видел.

Д.КНОРРЕ: Командир, это не я, это русский вселился.

С.ДОРЕНКО: Я видел в жопу пьяных немцев, которые провожали нашу армию 31 августа 1994 года. Я же был рядом с Ельциным, когда он оркестром руководил. Я там был. Мы их поили, мы поили немцев в амбарах, огромных этих палатках, гигантских.

Д.КНОРРЕ: Это вы вселили русского в них.

С.ДОРЕНКО: Не знаю. В общем, мы их поили, потом они садились в свои машины и прямо в дерево ба-бах, ба-бах! И такие: командир, нормально все. То есть немец в глубине души тоже русский, но там совсем, ствол какой-то.

Д.КНОРРЕ: Днище.

С.ДОРЕНКО: Нет, ствол какой-то мозга у него русский все равно сидит внутри. Теперь американское посольство полностью обескровлено. Но наши сказали, чтобы приезжали новые на их место, welcome давайте, ребята, подъезжайте. From my heart 5 баллов город. Пора мотоциклы доставать, но пока холодновато. Днем, кто работает в 10, в 11, кто едет на работу в 12, уже все Я в 6 утра, честно говоря, мне холодновато. Вот кто попозже едет на работу, уже можно на мотоцикле. Тихонечко, аккуратно, если в городе живешь, тем более. А вот так по шоссе пилить в 6 утра, например, как я в прошлом году, холодновато, мне не годится.

Новости

С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. 57,84. Вчера был 57,64. 70,72, по-моему, так и был евро. 67,93 по нефти. 1,2227, мы третий день видим в этом месте главную пару.

Давай двигаться. Я хотел рассказать про русских миллиардеров. Прежде хотел вам привести пример. В Америке, видите, в штате Айдахо шарахнули не ту сперму девушке, неважно, и сейчас там скандал. А в России у нас по-другому врачебные ошибки происходят.

Д.КНОРРЕ: Каким же образом?

С.ДОРЕНКО: В одной из клиник Москвы Москвы! Не Мухосранска, Москвы. Девушка скончалась из-за того Нет, врубили в Ульяновске, ее уже привезли сюда потом. Ульяновск. С нас взятки гладки. Ульяновск.

Д.КНОРРЕ: Расскажите, что с ней стало.

С.ДОРЕНКО: Да ерунда, мелочь. В Ульяновске ей формалин ввели в вену по ошибке, не тот пузырь взяли. А что, формалин, хорошая штука? Для чего она используется?

Д.КНОРРЕ: Чтобы трупы хранить.

С.ДОРЕНКО: А вот решили, что

Д.КНОРРЕ: Она плавает в формалине.

С.ДОРЕНКО: Не жилица, ты, не жилица, видать, сказала тетка Девушка скончалась из-за врачебной ошибки. Почему ошибки? Может быть, специально кто-то, может быть врач убийца. Ей ввели вместо физраствора формалин в вену. Потом повезли в Москву, говорят, мы тут ее наформалинили, можете спасти. Москвичи старались, действительно старались, сделали все возможное. Имени Бурназяна. Москвичи имени Бурназяна. Сделали все возможное, чтобы спасти пациентку. Девушка даже пришла в сознание, поняла, что ей ввели формалин, и после умерла. Вот тебе, пожалуйста.

Д.КНОРРЕ: Кошмар.

С.ДОРЕНКО: Россия, 21 век. Ничего никому не будет. Потому что нянечка, которая врубила ей формалин, нищая дурочка какая-нибудь, наверное. Ей ничего не будет, нечего с нее взять.

Д.КНОРРЕ: Почему это нечего? Посадят ее.

С.ДОРЕНКО: Да посадят. А тебе что, легче будет?

Д.КНОРРЕ: Нет.

С.ДОРЕНКО: Так она сидит в России, так будет сидеть вдобавок еще за решеткой. И чего дальше? Все равно она сидит уже.

Д.КНОРРЕ: Как-то отвечать за свои поступки.

С.ДОРЕНКО: Это ужасно все. Никак нельзя отвечать за свои поступки, потому что она их не осознает. Я абсолютно серьезно тебе скажу сейчас, серьезную вещь. Человек, который осознает поступки, может за них отвечать, он их не делает. Он их и не делает, если он осознает. А человек, который не осознает, он не может отвечать. Она не осознает. Это растение, это чайный гриб.

Д.КНОРРЕ: Вы знаете, мне кажется, вы оправдываете таким образом. Серьезно. Снимаете ответственность.

С.ДОРЕНКО: Ну подожди. У меня два человека сожгли дом мне. Я вообще ничего, просто сказал, мы с вами не будем работать. С них нечего взять, глаза пустые. Пустые глаза. Нельзя их наказывать. За что их наказывать? Ну это гайка чеховская. Он отвинтил гайку, помнишь. Его спрашивают, зачем вы отвинтили гайку? Он говорит: мне грузило надо было, я рыбу хотел ловить. Понимаешь? Но поезд мог сойти с рельсов. Ну э не знаю Они не могут отвечать. Ни за что не могут они отвечать. Человек, который осознает свои действия, может отвечать. Может. Но он и не делает ничего такого. Кроме профессора Мориарти. Единственный человек, который делает поступки плохие и одновременно может отвечать – это Мориарти. А нормальный человек, русский нормальный человек, она врубила девушке в вену формалин. Она не может отвечать. Не может. Потому что она чайный гриб! Ну накажи свой чайный гриб. У тебя стоит на кухне, например. Ты говоришь: чайный гриб, теперь я накажу тебя. Ты будешь подобна девочке 5-летней, наказывающей Барби. Я накажу тебя, чайный гриб, я поставлю тебя в туалет. Переносишь ее с кухни в туалет. Отлично. Дальше. Чайному грибу пофиг было, когда он был на кухне, и пофиг в туалете. Также и этот русский человек из Ульяновска. Да ей все равно. Но посадят ее в тюрьму, будет сидеть в тюрьме, выпустят из тюрьмы. Какая разница?

Д.КНОРРЕ: Может быть, другие из страха, что посадят.

С.ДОРЕНКО: Да никакого нет у них страха! Как ты не понимаешь, это чайный гриб! Какой страх ты приписываешь, страх! Ты антропоморфно описываешь ситуацию. Ну нет у них страха, не может быть! Какой страх? Они живут свою постылую жизнь, не приходя в сознание. Нет страха никакого. Его нет.

Д.КНОРРЕ: Сергей, если я буквально буду воспринимать ваши слова и относиться так к любому сотруднику медучреждения, неважно, то надо отсюда утекать.

С.ДОРЕНКО: Утекаешь куда-нибудь, а там тоже самое. Кого сейчас в Южной Корее судят? У нас Антон Кравченко сказал сейчас, когда новости читал, кому-то там 24 года впаривают в Южной Корее. Кому? Президенту? Бывшему президенту. Президенту Южной Кореи 24 года. Ты говоришь, тикать. Куда тикать? Везде люди. Это просто люди. Вспомни Воланда. Это же просто люди. Просто люди. К людям надо быть снисходительным. Они хорошие. Люди хорошие, в сущности, но они чайный гриб. Вот и все. Успокойся. Они ничего не могут.

Вот Бразилия. Ты переезжаешь в Бразилию, например. Федеральный судья Бразилии Серджо Мор выдал ордер на арест бывшего президента страны Луиса Игнасио Лула да Силва. Помнишь этого президента?

Д.КНОРРЕ: Нет.

С.ДОРЕНКО: Почему ты не помнишь этого президента? Лула да Силва.

Д.КНОРРЕ: Фамилия знакомая.

С.ДОРЕНКО: Это президент Бразилии, который сказал, что надо писать в душе. Ты не помнишь?

Д.КНОРРЕ: Нет.

С.ДОРЕНКО: Он сказал: «Берегите воду, как это делаю я, когда вы спускаете унитаз, вы расходуете сколько-то литров воды». Лула да Силва сказал: я когда утром иду в душ, я писаю себе на ноги. И почему? Потому что вода все равно расходуется. Она все равно расходуется.

Д.КНОРРЕ: Чудесный человек.

С.ДОРЕНКО: Но я экономлю. Он сказал: я экономлю воду в унитазе.

Д.КНОРРЕ: Можно было в душе и не лить воду сверху, а просто писать себе на ноги, зато мочевина увлажняет пятки от сухости.

С.ДОРЕНКО: Откуда ты знаешь? А ты знаешь, что греки мочой стирали хитоны? Знаешь или нет?

Д.КНОРРЕ: Нет, не знаю.

С.ДОРЕНКО: Греки, когда их рисуют, греки, гречанки прекрасные, вот их рисуют на фресках, мы репродуцируем их, они в белых одеждах. Почему они у них белые, как ты думаешь?

Д.КНОРРЕ: Почему?

С.ДОРЕНКО: Потому что они в моче их стирали. Щелочи не было. Они стирали свои одежды в моче.

Д.КНОРРЕ: Они, наверное, как-то фильтровали мочу.

С.ДОРЕНКО: Как они фильтровали мочу? Чтобы погуще была.

Д.КНОРРЕ: Высушивали, а потом собирались это щелочь.

С.ДОРЕНКО: Она дедушку просили не пить два дня, чтобы моча погуще была, и потом писать на хитоны. Им нужна была щелочь, чтобы отбелить хитоны. Они собирали щелочь из мочи, они стирали в моче свои хитоны. Представляешь, как воняла древняя Греция? Мама. Мама.

Д.КНОРРЕ: Ничего, они принюхались и винишком запили.

С.ДОРЕНКО: Поэтому вино пришлось изобрести.

Д.КНОРРЕ: Конечно.

С.ДОРЕНКО: Боже, как она воняла, эта древняя Греция. Я представлю, Аристотель с учениками идет в апельсиновой роще, смердя, как какой-нибудь поганый туалет на каком-нибудь полустанке при железной дороге. Ужас какой-то. Приходят варвары, мимо греков идут и говорят: боже милостивый, что это, что случилось.

Лула да Силва предлагал экономить воду, писая в душе. Это знаменитый президент. Мне кажется, что рекомендация не так часто встречается.

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: Я вот рекомендую в душе петь Yellow Submarine, а он предлагал Его сейчас сажают.

Д.КНОРРЕ: Святой человек, а они его сажают.

С.ДОРЕНКО: Абсолютно святой. Сейчас ты поймешь, почему он святой, из обвинения. Когда он был президентом Бразилии с 2003 по 2011 годы, 8 лет правил человек Бразилией, БРИКСом, это наш брат Помните, мы все время воздвигали эту идею, что БРИКС - это мы. Он за 8 лет получил трехэтажную квартиру от строительной компании. Подонок. Сейчас ему за это дают 9 с половиной лет, нет, уже приговорили. А сейчас ему увеличили срок до 12 лет.

Д.КНОРРЕ: Послушайте, экономил на воде, накопил на трехкомнатную квартиру.

С.ДОРЕНКО: Скопил на квартиру. За 8 лет президентства трехэтажную квартиру. Трехэтажную. Не трехкомнатную, трехэтажную.

Д.КНОРРЕ: Я поняла. С лифтом?

С.ДОРЕНКО: Не знаю. Фактически он купил трехэтажную квартиру, как такой как домик внутри дома. И это за 8 лет президентства аж целой Бразилии. Ему сейчас 12 лет. Сейчас пересматривается дело. И сегодня принято решение суда (но сегодня, вероятно, все-таки вчера), в связи с которым он начнет отбывать наказание. В кандалах идет в тюрьму и все такое. Во как люди живут.

Д.КНОРРЕ: Сволочи.

С.ДОРЕНКО: А ты говоришь, везде хорошо. Везде плохо. Воры, подонки, мздоимцы, негодяи. Страшно жить, мать. Страшно жить.

Так про олигархов можно два слова. Все-таки олигархи же у нас. «Блумберг»: до 10 российских олигархов, близких к Путину, пойдут под новые санкции Соединенных Штатов Америки. Что за санкции? Что будет с ними? Непонятно.

Д.КНОРРЕ: А олигархов-то нет.

С.ДОРЕНКО: Олигархов у нас нет. Предположим, что этот термин означает просто представителя крупного бизнеса. Предположим с натяжкой, что мы не знаем, что корни здесь, мы не знаем этих корней, и мы предположим, что это просто представители крупного бизнеса. До 10. Сегодня их отоварят. Сегодня до конца дня. Им не спать. Когда в Америке заканчивается работа в государственных учреждениях? Например, в 18 часов. То есть в 2 часа ночи. Сегодня олигархи будут до 2 часов ночи ждать, в списке они или нет.

Д.КНОРРЕ: А что они сделать? Арестовать счета.

С.ДОРЕНКО: Арестовать счета, арестовать недвижимость. Что значит, арестовать? Арестовать можно по-разному.

Д.КНОРРЕ: Заморозить.

С.ДОРЕНКО: Можно заморозить так, что ты не можешь пользоваться. Можно заморозить так, что ты не можешь продать, но можешь пользоваться. Можно арестовать и изъять. И так далее. Но в любом случае, когда ты уже в списке – это большая неприятность. Потому что ты приходишь всюду, с тобой вот так за руку всюду здороваются, клевый, клевый. Потом говорят, что тут небольшие формальности, мы вам перезвоним. Вот сегодня пятница, ты сегодня пришла в банк какой-нибудь, Bank of America, тебе говорят: да, Дарья, спасибо, мы сделаем копию паспорта, ну как обычно, как везде, давайте мы где-то во вторник позвоним вам и наметим встречу. И до вторника типа они там будут колдовать. Понятно, да? А может быть даже в пятницу на следующей неделе. Может быть, и неделя понадобится. Тебе звонят потом и говорят: к сожалению, произошло так, что этот отдел расформировали, некем вами заниматься, мы теперь больше не занимаемся international clients, занимаемся, но в штате Джорджия и там тоже отдел расформируют, давайте вернемся к вопросу о сотрудничестве, может быть, через год-полтора. Тебя начинают, короче, мутить. Потому что ты в списке. Они чего-то проверяют.

Д.КНОРРЕ: То есть они не прямо говорят, что, извините, вы в списке таком-то и ваши счета арестованы.

С.ДОРЕНКО: Я когда-то давно задумал Почему я так откровенно рассказываю? Потому что это все давно было и уже неподсудно. Но я когда-то давно задумал бузинец какой-то легкий, в легкой форме, в 2003-2004 что ли году в Великобритании. Я там пошел к одной бабе, с ней это все чухры-мухры, и она говорит: нам нужно некоторое время. Она сказала, может быть месяц, может быть больше, на то, чтобы вас исследовать. Я говорю: ребята, прежде чем меня отправить в Анголу, КГБ меня исследовал 40 дней. Неужели за это время ничего не произошло, что вы не можете меня быстрее исследовать? Они говорят: нет, потому что мы сторонним организациям заказываем исследование. Вот я приехал из России в 2003 году, внимание, они заказали какой-то сторонней организации исследование на мой счет, кто я есть, хороший человек, плохой человек и так далее, что за мной числится, какие грешки. Иностранной. Когда они мне выдали, я просто угорел. Она мне говорит: все нормально, работаем, все. И так бумажку посылает в папочку, в стопочку бумажек.

Д.КНОРРЕ: Ваше дело.

С.ДОРЕНКО: Да, абсолютно верно, мое расследование. Я ей говорю: мать, дай взглянуть. Она говорит: ну ты не болтай об этом. Я говорю: упаси господи, зачем это, я могила вообще.

Д.КНОРРЕ: До 2018 года, по крайней мере, точно.

С.ДОРЕНКО: Я могила абсолютно, говорю, если я сказал, сказал, все, карте место вообще, я не болтаю. Она дала мне. Там три листика было, насколько я припоминаю, то, что я взял в руки. Там была написана моя биография, как из «Википедии» примерно, но сокращенная. Они 40 дней там искали. И мой телефон, которым я пользовался, ты не поверишь, в 90-е годы, но которого уже не было к тому времени. 903-722-07-21. Которого не было к тому времени давно. Я ей говорю: 40 дней, большие деньги, ты меня исследовала, телефон – лажа, адреса – лажа, здесь – лажа, здесь – неправильно. Я говорю: давай я тебе напишу сам, давай файл откроем, зафигачим это дело. То есть они тебя исследуют. Но там, если бы я был в санкционном списке, мне бы не сказали, что ты санкционный, нет, никто бы не сказал. Они бы начали мутить, типа, да мы вот решили не развивать это направление сотрудничества.

Д.КНОРРЕ: Это потому что репутация банка.

С.ДОРЕНКО: Это был не банк, это была компания. Это была компания. Но я сейчас тебе толкую, что они бы сказали: мы решили не развивать это направление. Мутно там ушли бы и все. Поэтому 10 российских олигархов попадают под новые санкции. В общем, это не кайфово.

Д.КНОРРЕ: Но мы-то рады.

С.ДОРЕНКО: Но вопрос. Вызовет это сплочение олигархов вокруг российской власти или наоборот позывы к предательству? Вот у меня к тебе. Давайте голосование и обменяемся мнениями. Новые санкции относительно российских олигархов, новых 10 олигархов, которых мы знаем, нет, неважно, вызовет сплочение олигархов вокруг власти, вокруг Кремля, вокруг знамен, они прильнут и подставят плечо – 134-2135, нет, у них вызовет это позывы к предательству, где тут родину продают, из унитаза «где тут родину продают» Самолеты трех российских олигархов отмечены сейчас в США. Во время допросов олигархов из Российской Федерации Спецпрокурор Мюллер сказал, что он допрашивал олигархов. Три борта, личных борта наших миллиардеров, засветились в Нью-Йорке. В Нью-Йорке был Абрамович, был еще Прохоров и Вексельберг, но Вексельберг вообще загадочный. Он летел из Паттайи.

Д.КНОРРЕ: Ага. Сразу от Насти Рыбки.

С.ДОРЕНКО: Не шутка. Потому что Алекс, секс-тренер. Я хочу обратить ваше внимание на то, что Алекс, секс-тренер Насти Рыбки, сидит в тюрьме в Паттайе. И Алекс – один из резидентов «Сколкова», а Вексельберг рулит «Сколково». То есть у Вексельберга в «Сколкове» сидит Алекс, и Алекс в беде, и Вексельберг полетел в Паттайю. Это совпадение?

Д.КНОРРЕ: Не думаю.

С.ДОРЕНКО: Ха-ха! Надо Диминым голосом произнести. Останавливаю это голосование. Итак. Новые санкции против русских олигархов вызовут у них потребность в сплоченности вокруг Кремля – 17%, вызовет у них позывы к предательству – 83%. Все верят в этих людей прекрасных. Финансово успешных людей, кстати говоря, объединяет схожее строение мозга, выяснили ученые только что. Люди, которые не боятся финансовых рисков и спокойно относятся к их последствиям, отличает схожее строение мозга. Университет Пенсильвании, в журнале «Нейрон» опубликовано. 108 молодых здоровых людей исследовали. Предложили решить 100 задач, содержащих разные сценарии с финансовым риском. Оказалось, что у тех, кто успешнее других справлялся с бизнес-задачами, больше серого вещества. Понятно?!

Д.КНОРРЕ: Да!

С.ДОРЕНКО: У Вексельберга больше, и у Абрамовича больше серого вещества! Вы должны это понять наконец. На колени! Они – аристократия мира, элита, серовещественная элита. Вексельберг – серовещественная элита, Абрамович – серовещественная элита мира. Понятно? Все очень просто. У них больше серого вещества, у них лучше развиты функции связи между миндалиной и прифронтальной корой. Ваша миндалина спит и во сне не видит прифронтальную кору, а у них миндалина ых, а кора – ух. Понятно? Вот как люди живут. Товарищи, вы морфологически по составу собственного мозга не можете сравниться с Вексельбергом и Абрамовичем.

Д.КНОРРЕ: Мы и не пытаемся.

С.ДОРЕНКО: Я не говорю ничего расистского? Нет, и Дерипаску туда же, молодец. Мордашов – молодец, Алекперов – молодец. У них другая миндалина. Они рождены править вами. Прохоров. Они рождены править вами. А вы, что сказать, жалкие существа. 73-73-948. Алексей Борисович, ну что? Исследование показывает, что они выше стоят. И вы выше нас, безусловно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей Леонидович, на вашем радио по воскресеньям и по субботам выступает мозговед Савельев.

С.ДОРЕНКО: Гениальный абсолютно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ваша, по-моему, теория идет исключительно в противоречии с ним.

С.ДОРЕНКО: Почему? Мы помирим наши теории, я приближусь к его теориям, потому что он ученый, а я – так себе.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей Леонидович, можно один вопрос задать. У нас на кафедре физики в лицее все переругались. Они стали толковать песенку вашу «Сережа пастушок». Вы сами-то знаете, что поют точно, слова.

С.ДОРЕНКО: Если физики спорят, «Сережа пастушок» Там песня о женщинах, мужчины которых, вероятно, далеко ушли.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они слова стали трактовать. Они чуть до драки не доругались.

С.ДОРЕНКО: Я вам объясню. Контекст. Мужчины куда-то делись. Мужчина остался один, Сережа вот этот, пастушок. И они сидят под кусточком, там есть, «сидя под кусточком, слетели две голубки на грудь ее». То есть эту женскую грудь какие-то топчут птицы, а они мечтают о Сереже пастушке и поют ему, Сережа пастушок, сыграй нам, друг Сережа, в серебряный рожок. Сыграй нам, друг Сережа, в серебряный рожок. Намекают на что-то матримониальное, мне кажется.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Спасибо большое.

С.ДОРЕНКО: Пожалуйста.

Новости

С.ДОРЕНКО: Думал, просто хайпуют, но прикольно. Алена Владимирская пишет сегодня в «Антирабство.ру», там поиск работы что ли: с просьбой поиска работы пришел министр страны, министр Российской Федерации. Пока еще реальный министр, который де-юре еще министр, но де-факто он знает об увольнении в ближайшее время. И дальше вопрос, кто это. Не знаю. Кто этот чудесный человек?

Д.КНОРРЕ: А куда он пришел?

С.ДОРЕНКО: Пришел в «Антирабство» искать работу. Они хайпуют, врут, неважно. Но сама подача прикольная. Предположим, что они врут. Но сама задача отгадать, кто этот министр, который пришел искать работу, это прикольно, согласись.

Д.КНОРРЕ: Писали про то, что Лавров уйдет с поста.

С.ДОРЕНКО: Лавров? Кто пришел? Я не знаю. Интересно, правда же. Интересно. Напишите, кто, вы думаете.

Д.КНОРРЕ:

С.ДОРЕНКО: У него другой кадровик. У Дмитрия Анатольевича кадровик хозяин судьбы называется. Хозяин судьбы. И этот хозяин судьбы подыщет соответствующую работу, я думаю, премьер-министра, запросто. Запросто. Премьер-министра еще на шесть лет. Чудесно. Не знаю. А кто пришел искать работу, я не знаю. Дворкович. Не знаю.

Д.КНОРРЕ: Пишут: Пучков, Ткачев.

С.ДОРЕНКО: Пучкова бы не мешало куда-то отправить поработать, в смысле, поработать на другую позицию.

Д.КНОРРЕ: Ну да, после Кемерова.

С.ДОРЕНКО: Где-то мне прислали, но на самом деле я не вижу здесь Ты можешь открыть «сообщения в эфир».

Д.КНОРРЕ: Вот здесь я вам все открываю.

С.ДОРЕНКО: Вот. Найди мне, в Telegram мне писали, что купил Пучков, последние его покупки. Там какие-то совсем Это сейчас распространяется в интернете. Наверное, Пучков все-таки.

Д.КНОРРЕ: ТЦ «Гагаринский», идет эвакуация, сработала пожарная сигнализация.

С.ДОРЕНКО: «Гагаринский»? Это недалеко от нас.

Д.КНОРРЕ: На Орджоникидзе, да.

С.ДОРЕНКО: «Гагаринский» на Орджоникидзе, сработала сигнализация. Ну надо же. Подождите. Я должен найти про Пучкова. Пучков купил самолет, какие-то БМВ, совсем что-то скандальное.

Д.КНОРРЕ: Сообщают, что глава МЧС Владимир Пучков вместо спасательной техники купил на 10 миллиардов рублей люксовые автомобиль, личный самолет Sukhoi Superjet с 19-местным ВИП-салоном.

С.ДОРЕНКО: Не мог. На 10 миллиардов рублей? Это сколько в деньгах будет по-другому? Это 15 миллионов долларов.

Д.КНОРРЕ: Да, похоже.

С.ДОРЕНКО: Или 150?

Д.КНОРРЕ: 10 миллиардов рублей.

С.ДОРЕНКО: Это 150 миллионов долларов. Это может быть, и самолет может попасть туда, может.

Д.КНОРРЕ: Еще два BMW 750 Li Drive за 13 миллионов рублей, AUDI A8 L за 7,6, 750Li X-Drive.

С.ДОРЕНКО: Пучков красавец. Я сейчас прочитаю правильным голосом. «Компромат групп».

За время руководства Владимира Пучкова МЧС потратило, полагает «Компромат групп», почти 10 миллиардов рублей. Например, на самолет Sukhoi Superjet с 19-местным ВИП-салоном, два автомобиля BMW 750 Li Drive по цене13 миллионов рублей каждый, автомобиль AUDI A8 L в самой максимальной комплектации по цене7,6 миллиона рублей, один BMW 750Li X-Drive за 4,1 миллиона рублей (ну это бедняцкий какой-то). Все машины были оформлены как мобильный пункт связи. Это мобильный пункт связи. Это как посмотреть.

Д.КНОРРЕ: Так и есть.

С.ДОРЕНКО: Конечно. Вошь думает, что это ее домик, а ты думаешь, что это твоя голова. Пучков, правильно он рассуждает. Мы видим перед собой роскошные лимузины по 13 миллионов рублей каждый, а он видит мобильный пункт связи.

Д.КНОРРЕ: Средство передвижения.

С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно, средство передвижения. Совершенно справедливо. Очень правильно. В то же время из плана госзакупок исчезли пункты о приобретении двух Ил-76 и вертолета Ми-26, которые были нужны для тушения пожаров и обеспечения техникой спасательных воинских частей. То есть это убрали, Ил-76 два убрали Ми-26 убрали, а поставили роскошный бизнес-джет и люксовые BMW аж три штуки и AUDI A-8 Long. Очень правильно. Я тебе объясню, почему. Все бренно. Дорог момент наслаждения.

Д.КНОРРЕ: И главное – короток.

С.ДОРЕНКО: Да! Коротко, бренно и все. Он молодец. Давайте поедем дальше. Что с этим Дмитриевым? Я с этим Дмитриевым испытываю затруднения, если честно.

Д.КНОРРЕ: Это историк, глава карельского «Мемориала». Его в 2016 году обвинили в подготовке порнографических материалов. Сначала его взяли за хранение оружия. Он хранил там какие-то части ружья, даже не целиком ружье, а какие-то его элементы. Потом они, видимо, обыскали и нашли фотографии его приемной несовершеннолетней дочери и приняли их за порнофото. А он действительно снимал ее для опеки, чтобы доказать, что у нее нет синяков. Они там в какой-то момент увидели у нее синяк, они объясняли, что это чернильное пятно, никакой вовсе не синяк, и фотографировали ее. Я не знаю, я фотографии сама не видела. Вот сшили ему это дело. И выступали наши деятели культуры в его защиту, говорили, что это политическое, мол, он неугоден местной власти.

С.ДОРЕНКО: Давай скажем так. Я не говорю о том, что это криминал. Я не прокурор, я не знаю ничего. Он фотографировал эту девочку. Для чего?

Д.КНОРРЕ: Для органов опеки.

С.ДОРЕНКО: Голую?

Д.КНОРРЕ: Почему? Может быть, она задирала просто футболку, спину показывала, живот показывала.

С.ДОРЕНКО: В статьях написано, что голую. Я не собираюсь пересматривать никакие Я не могу и не собираюсь пересматривать документы дела и так далее. Я не собираюсь пересматривать решение суда. Суд сделал и все. Дмитриев, он из «Мемориала». Хороший антитоталитарный человек, который преступления сталинского режима расследовал, нашел массовые захоронения 30-х годов, там трупы хоронили, как-то все это грязно, бесчеловечно, изобличающие мерзотность сталинского режима и так далее. Все. Молодец. Дальше. У него была приемная дочка, которую он фотографировал Наташа. Неважно. Наташа, имя изменено. Дело в том, что он ее фотографировал голой. Почему докопались-то? Он фотографировал ее голой. А зачем? Он говорит, что он наблюдал за здоровьем. Его идея, что он наблюдал за здоровьем. Я не знаю. Но мне страшно. Я тебе скажу, почему мне страшно. Я когда-то давно в Ростове, если помнишь, была пара из Ростова, мужчина и женщина, где сперматозоид нашли у девочки. Помнишь?

Д.КНОРРЕ: Нет.

С.ДОРЕНКО: Ну как Знаменитая фигня. Большая знаменитая фигня. Это было 10 лет назад или 9 лет назад, или 8 лет назад, примерно так. Внимание, дайте я прочитаю, слушатель информированный мне пишет. Органы опеки до этого прицепились к ним из-за синяка, и они хотели фиксировать

Д.КНОРРЕ: Да, я же вам это рассказала. Он объяснил, что этот синяк был вовсе не синяк, а чернильное пятно, и пытался им это доказать.

С.ДОРЕНКО: А А Вот оно что. То есть этот Дмитриев фотографировал девочку голой, чтобы показать синяк, который не был синяком, а был чернильным пятном, чтобы эти не докапывались. Я почему боюсь, я тебе прямо говорю. Почему я боюсь? Потому что был глупый случай, когда девочку повезли из-за того, что она упала с перекладины, ударилась, девочку маленькую, чего-то у ней живот заболел, видать она ударилась, спортивное что-то такое. В 2012 году, 6 лет назад. И у нее нашли сперматозоид на где-то рядом с влагалищем. Она как бы в какой-то момент: папа, я боюсь. Она сказала что-то врачу. Что-то с ней делали, с этой девочкой, врачи, в связи с травмой в низу живота, и врач что-то там трогал, и она в этот момент вдруг сказала врачу: папа, я боюсь. «Боюсь» или «не надо, мне сейчас будет больно», что-то такое. И врачи начали расследовать этого чувака, нашли сперматозоид, мертвый, неважно, нашли. Там потом было Вся прогрессивная общественность, включая меня, выступила в защиту этого мужика. Мы защищали этого мужика. Почему? Потому что там была какая-то странный эксперт, которая хвост лисицы то ли хвост кошки определила как пенис, вот такая была история. И нам всем было противно оттого, что преследуют этих прекрасных мужа с женой. Они из Ростова приехали в Москву. Их преследовали. У ней болела спина, она была сонная. И перепутали анализы и что-то перепутали, и она сказала, она была сонная, ее привезли сонную, эту девочку, в 2012 году. Тогда она сказала врачу сквозь сон: папа, я боюсь, мне будет больно. Понятно, да?

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: И я его защищал и все защищали. Ну как мы защищали? Мы не защищали его. Мы высмеивали следствие. Мы смеялись над следствием. И мы говорили, что следствие – идиоты.

Роскомнадзор только что подал в суд на блокировку Telegram. Ребята, готовьтесь к блокировке Telegram. Всякое с нами было и это будет. Нормально все, ничего страшного. Надо десктоп какой-то другой найти, сейчас на летучке решим этот вопрос. Я уже перешел, я уже в Айр, швейцарский. У него есть и десктоп, и телефон.

Д.КНОРРЕ: А стикеры там есть?

С.ДОРЕНКО: Там гифки.

Д.КНОРРЕ: Ну ладно.

С.ДОРЕНКО: Будем друг другу гифки посылать. Роскомнадзор подал иск в суд о блокировке Telegram, пресс-служба ведомства. Ну и отлично. Перейдем в Айр, перейдем в Сигнал, перейдем Всегда есть, куда перейти.

Дальше. Разговор вот о чем. Я защищал и высмеивал следствие. А потом в какой-то момент позвонил слушатель также в эфир в 2012 году и сказал мне: Сереж, я имею доступ прямо к делу, и он – педофил. Вот когда ты сейчас высмеиваешь следствие, он педофилище стопроцентное, этот чувак. Девочка участвовала в их сексе, как бы участвовала в сексе. Не то, что они ее насиловали, нет, но она ползала среди них. Уже большая девочка, не один годик, условно, то есть она осознавала, в чем дело, все понимала. Ты подумай о том, что когда ты защищаешь педофила, ты делаешь страшную вещь. У меня голос этого слушателя до сих пор в голове, понимаешь. Этот чувак сидит.

Д.КНОРРЕ: Доказали его вину.

С.ДОРЕНКО: Конечно. Он сидит, он продолжает сидеть. Но дело не в этом, а в том, что мы должны быть здесь чутки. Но Дмитриев, видимо...

Д.КНОРРЕ: Его оправдали.

С.ДОРЕНКО: Его оправдали. И, видимо, оправдали правильно. Но у меня вопрос-то в другом. Оправдали, потому что кто-то гавкнул или потому что правосудие свершилось? У меня вопрос к слушателям.

Д.КНОРРЕ: Я изучала этот вопрос внимательно, на «Медузе» очень много подробных статей по этому поводу. Кстати, пишут, что он прошел психиатрическую экспертизу в Институте Сербского.

С.ДОРЕНКО: Его возили сюда, в Москву. Он и сидел, и чего хочешь. Ребят, я вам рассказываю историю так, как мне по-журналистски Внимание, я не следователь, не прокурор.

Д.КНОРРЕ: Проще всего, самое больное – обвинить человека в педофилии.

С.ДОРЕНКО: Ну конечно.

Д.КНОРРЕ: Это такой точечный удар.

С.ДОРЕНКО: Приемная девочка. Его обвинили в том, что у нее синяки, и он ее голой сфотографировал, чтобы показать, что это чернильные пятна. Вот это стало предметом и его стали судить. Его отпустили, он провел в заключении сколько-то, зачли, у него есть ограничение свободы все равно сейчас, он не должен покидать город, должен отмечаться еще сколько-то. Я хочу понять, вот это правосудие, которое свершилось, и все считали здравые силы общества, что его мучают специально и прочее, правосудие по звонку свершилось или нет? По звонку или нет? Или это судья решила судить? Как у судей вообще бывает? Они вообще когда-нибудь правосудно судят или нет в России? Вот мой вопрос. Судьи в России вообще судят без решения сверху или нет? Позвольте проголосовать. Судьи в России вообще когда-либо, я имею в виду, как правило, бывают исключения, конечно, судьи в России, как правило, судят без команды сверху или нет? Да, судят без команды сверху, это часто, это нормально – 134-2135. Нет, так не бывает или если бывает, то это исключение – 134-2136. Они согласовывают, утрясают как-то, надо утрясти. Вот ты судья, ваша честь, ты должна, по крайней мере, старшему какому-то по суду позвонить, сказать: у меня вот это дело, какая ориентировка? Правильно?

Д.КНОРРЕ: Если предположить, что это дело изначально было заказным, то есть санкционированным какими-то местными властями, возможно, которым он был неугоден

С.ДОРЕНКО: Местными бывают разные. Бывают представители федеральных уровней.

Д.КНОРРЕ: Бывают. Ну может быть и нет.

С.ДОРЕНКО: Нет-нет, МВД, ФСБ – это же все представители федеральных.

Д.КНОРРЕ: Это версия тех, кто защищает этого человека, Дмитриева. То может быть в какой-то момент и был звонок, отмашка, что ладно, спускаем.

С.ДОРЕНКО: Суды в России могут судить правосудно без команды сверху. Да – 134-2135, нет – 134-2136. Я не знаю, я сомневаюсь. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Дело в том, что на сегодняшний день в Российской Федерации суды превыше закона. Поясню. Почти 95% обвинительные все.

С.ДОРЕНКО: 95? Ну хоть не 100. Я останавливаю голосование. 11 на 89. Суды в России могут судить правосудно без команды сверху: 11% - да, 89 - нет, этого не может быть, по вашему ощущению. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Виктор. Я к этим 11 процентам отношусь. По своей практике сталкивался и так, и так. Больше скажу, у меня друг сейчас отсудил права обратно без всяких звонков. Хотя обычно с гаишниками бесполезно судиться.

С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Спасибо большое. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, добрый день. Я могу сказать конкретный случай. У меня товарищ адвокат. Он у очень большой российской корпорации выиграл суд в такой степени, я вам так скажу, после выигрыша он вышел, на улице танцевал, это видео снял и отправил нам. Они даже не ожидали, что перед такой корпорацией, ну прямо скажу, РЖД, он выиграл.

С.ДОРЕНКО: Дряхлеет РЖД. Дряхлеет. При Якунине не проигрывали.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они на самом деле выиграли такой суд, что просто он от себя был в восторге даже.

С.ДОРЕНКО: Спасибо. Дряхлеет РЖД. Уже не та стала РЖД. Все, кранты. Раньше все выигрывали. Раньше ко мне в эфир приходил мент от РЖД. РЖД присылала МВД прямо в эфир, вручить повестку и так далее.

Д.КНОРРЕ: Я помню это.

С.ДОРЕНКО: Прекрасный день в моей жизни. Но все-таки РЖД дряхлеет. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Юрий, Москва. Выигрывал суды и у РЖД в свое время, и у ГИБДД за встречку, но больше проиграл. Одно могу сказать, если железобетонные доказательства и свидетели, как за встречку у ГИБДД я выиграл. Там, где этого не было, там, где судья полагается на свой собственный, так сказать, разум, она же не только полагается на закон, она еще полагается на свое собственное понимание закона. И вот пока мы это положение не уберем, ничего не изменится. Надо как в англосаксонском праве, только положения закона, никаких собственных домыслов у судей не должно быть в принципе.

С.ДОРЕНКО: Почему? Разве в англосаксонском праве судья не может принять по ощущению, так сказать, если доводы сторон примерно равны, например, а вы плюетесь в судью? То, мне кажется, может тоже.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: О’кей. Второй пример, где я проиграл за встречку. У меня не было двух свидетелей в машине, я был один. Она доверяет

С.ДОРЕНКО: А Вот вы должны Надо русским ездить как кавказцам, по восемь человек в «Жигулях». Мать, вот это действительно важная вещь. Русские должны ездить как кавказцы - 5-6 человек в машине. И все. Всегда есть свидетели, никаких проблем. Если кому-то рожу начистить, сразу выходят 5 человек. Сейчас купишь машину, сажай на заднее сиденье, сделай еще откидные, какие-то приставные, табуреточки поставь и посади пять мужичков каких-нибудь.

Д.КНОРРЕ: С открытым багажником.

С.ДОРЕНКО: Да. Из Дагестана 5 человек. А им делать нечего, пусть ездят с тобой. За небольшие деньги. Потом, если надо, они выходят.

Д.КНОРРЕ: Можно они отдельно просто будут на своей «девятке» везде ездить?

С.ДОРЕНКО: Охранять тебя. «Мы видэли, как я сэйчас тебя вижу, вот так видэли». Да?

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: Нет, пусть в машине.

Д.КНОРРЕ: Нет, в машине они будут заинтересованно сидеть.

С.ДОРЕНКО: Ты дай им мускат жевать или куркуму какую.

Д.КНОРРЕ: А так они как будто бы случайные свидетели.

С.ДОРЕНКО: Случайные?

Д.КНОРРЕ: Конечно. Имитация случайных свидетелей.

С.ДОРЕНКО: Какая у тебя степень коварства. Кошмар. Я не думал, что ты такая.

Д.КНОРРЕ: Я научилась от вас.

С.ДОРЕНКО: Да?!

Д.КНОРРЕ: Да.

С.ДОРЕНКО: Кошмар. Я на это тоже не надеялся. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр. Прозвучал предыдущий оратор

С.ДОРЕНКО: Оратор, можно сказать.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Судья оценивает доказательства на основании собственных убеждений. Не закон толкует. У нас романо-германская система права: судья не толкует закон, судья на закон должен опираться. А толковать он может только доказательства в ту или иную сторону.

С.ДОРЕНКО: Вот.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это первый момент. Второй момент. Позвоночное право, Сергей Леонидович, никто не отменял. Вы же прекрасно знаете.

С.ДОРЕНКО: Знаю.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я достаточно долго проработал адвокатом в судах, правда, в арбитражных, и встречался опять же Классика, когда МРСК «Сибирь» мы очень сильно затребовали и получили деньги с «дочки», у «дочки» денег не было, у дочернего предприятия, мы их получили с МРСК «Сибирь», хотя договор был с дочерним предприятием и сумма была крупная.

С.ДОРЕНКО: Ну так что же?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И было по-другому.

С.ДОРЕНКО: Было правосудие?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Про позвоночное сейчас расскажу.

С.ДОРЕНКО: Позвоночным не удивишь.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, не удивишь. Когда налоговые органы выигрывали суды буквально пару лет назад, у всех даже по просто абсолютно глупым доказательствам суды все равно принимали везде повсеместно, по всей России, принимали решения в пользу налоговых органов.

С.ДОРЕНКО: Ну конечно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот вам позвоночная.

С.ДОРЕНКО: Ладно. Спасибо. Нет, правосудным удивишь. Правосудным удивишь. Позвоночным никогда никого не удивишь. Господи помилуй, позвоночное, это, так сказать, Земля вертится на трех китах. Все хорошо, когда позвоночное. А когда правосудное, мы думаем, что кто-то заболел или что-то с ними случилось, может быть, или, может, они утратили управление и так далее, что-то рухнуло, может, анархия началась. Становится страшновато, когда правосудие свершается. В движении. С какого-то времени, сколько баллов в городе, неинтересно. Интересно, если тепло, значит, мы на мотоциклах. Какие нам баллы? Что нам баллы? Что? 5-10 баллов, какая тебе разница, ты все равно едешь между рядами. Сейчас я вам скажу, сколько баллов. Баллы – сегодня будет +10. Завтра +7, в воскресенье – 12. Все выкатываемся.

Д.КНОРРЕ: Ура.