Ещё

Зачем Николай I поставил памятник Сусанину 

Фото: Кириллица
Подвиг крестьянина села Деревеньки Костромского уезда Ивана Сусанина, который в 1613 году ценой своей жизни спас молодого царя Михаила Федоровича Романова от польско-литовских интервентов, долгое время не выделялся как нечто выдающееся, а рассказ о его поступке передавался по большей части через устные предания.
Однако в начале XIX века сначала историками и деятелями искусства, а затем и представителями власти была начата кампания по возвеличиванию фигуры Ивана Сусанина и его самопожертвования во имя монархии, апофеозом которой стало открытие памятника героическому крестьянину и спасенному им царю Михаилу в Костроме в 1851 году по приказу императора Николая Первого.

История подвига

После взятия народным ополчением Москвы в 1612 году, молодой Михаил Романов с матерью поселился в родовой вотчине Романовых в Костромском уезде в Домнино. Земский собор в феврале (марте) 1613 года избрал его царём.
Согласно истории об Иване Сусанине, польские интервенты, видя в Михаиле конкурента польскому королевичу Владиславу, который претендовал на русский трон, планировали схватить первого царя в его родовом имении. Подходя к вотчине Романовых, польские солдаты встретили крестьянина, вотчинного старосту из села Деревеньки Ивана Сусанина, который согласился помочь им и выступить проводником, однако, повел их в другую сторону, а сам велел своему зятю Богдану Сабинину предупредить Романовых.
В результате семья Романовых спаслась, укрывшись в Ипатьевском монастыре, а крестьянин Иван Сусанин поплатился жизнью за свой поступок. Документальным подтверждением подвига костромского крестьянина является жалованная грамота царя Михаила Федоровича от 1619 года, которой, он даровал зятю героя, Богдану Сабинину половину деревни Деревище за поступок Ивана Сусанина.

Кострома как колыбель дома Романовых

Открытие памятника Сусанину и Михаилу Романову именно в Костроме было обусловлено особой ролью этой земли для дома Романовых. Село Домнино было родовым селом Романовых, а Ипатьевский монастырь, стал местом не только спасения царя и его матери, но и местом где Михаил Романов принял делегатов Земского собора 1613 года и решил взойти на престол.
Конечно же, и сам подвиг Сусанина, крестьянина костромской земли, усиливал значение Костромы для Романовых. После всех событий, связанных с избранием Михаила на престол, последующие Романовы стали почитать Ипатьевский монастырь колыбелью своего дома, своей святыней и стремились побывать в нём.

Открытие памятника Ивану Сусанина

Передаваемая из уст в уста легенда о подвиге Сусанина имела до начала XIX века локальное значение, и правящая династия не проявляла особого стремления как-то особо выделить подвиг костромского крестьянина.
Впервые как выдающийся герой и спаситель царя Сусанин был представлен в «Географическом словаре» Афанасия Щекатова, выпущенном в первом десятилетии XIX века. Затем историк Сергей Глинка представил личность Сусанина как идеал доблести в своих исторических трудах. Различные поэты и деятели искусства начала века заразились стремлением возвеличить имя спасителя царя.
Во время своего путешествия по России в 1833-1834 годах, Николай I посетил Кострому и Ипатьевский монастырь, где у него зародилось желание прославить эпоху восшествия Романовых на престол памятником царю Михаилу Федоровичу и крестьянину Ивану Сусанину.
Памятник, который было решено поставить не в самом Ипатьевском монастыре, а на одной из городских площадей Костромы, был торжественно установлен 14 марта 1851 года в день Фёдоровской иконы Божией Матери, которая являлась не только главной святыней костромской земли, но и с 1613 года стала покровительницей Романовых. Памятник был поставлен «во свидетельство, что благородные потомки видели в бессмертном подвиге Сусанина — спасении жизни новоизбранного русской землей царя через пожертвование своей жизни — спасение православной веры и русского царства от чужеземного господства и порабощения».
Он представлял собой колонну, увенчанную бюстом царя Михаила с позолоченным крестом на груди, перед которой расположилась коленопреклоненная фигура Ивана Сусанина и содержал подпись «Ивану Сусанину, за Царя — спасителя веры и царства, живот свой положившему. Благодарное потомство».
Без сомнения, консерватор и ярый сторонник ничем не ограниченного самодержавия, в царствование которого восторжествовала идея «Православие. Самодержавие. Народность», Николай Первый стремился укрепить пошатнувшееся здание монархии после XVIII века, столетия дворцовых переворотов, западнизации, закрепощения крестьян и пугачевского бунта.
Памятник Сусанину, на фигуру которого предыдущие Романовы не обращали особо внимания, прекрасно вписывался в консервативную концепцию о связи народности и самодержавия, не только отдавая должное самой царственной династии, но и показывая связь крестьянства с монархией.
Императоры из династии Романовых XVIII века слишком далеко зашли в своей европеизации — элита, дворянство и сам императорский двор стали представлять собой отдельный народ, отличный от большей части русского населения не только одеждой и поведением, но даже языком.
После Отечественной войны 1812 года и подавления дворянского заговора декабристов 1825 года, Николай Первый стремился русифицировать слишком европейскую правящую династию и всячески приблизить её к народу. Фигура Ивана Сусанина оказалась для этого дела наиболее подходящей и помимо прочего, имела важное патриотическое значение, показывая единство крестьянства и монархии в борьбе с иноземными захватчиками.
К сожалению, до наших дней памятник не сохранился: он был уничтожен после октябрьской революции 1917 года большевиками. Учитывая, какая идея была заложена в нём, шансов избежать подобной участи у памятника царю и крестьянину не было.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео