Ещё

Генезис Прилучного 

Генезис Прилучного
Фото: Автомобили
Беседовал
Родился 5 ноября 1987 года в городе Чимкенте. В 2005 году окончил Новосибирское государственное театральное училище (курс В. А. Ахреева), а потом Школу-студию МХАТ и Российскую академию театрального искусства (ГИТИС) в Москве, актерско-режиссерский курс .
Сразу после окончания института был принят в труппу Московского драматического театра на Малой Бронной. Затем работал в Московском драматическом театре имени А. С. Пушкина, Театре имени М. А. Булгакова («Булгаковский дом») и в других.
Получил большую известность после выхода на экраны боевика режиссера «На игре» (2009), где исполнил роль Дока. В начале 2010 года снялся в сиквеле «На игре 2. Новый уровень».
В 2014-м снялся в телесериале «Мажор» в роли , мажора, неожиданно попадающего на работу в милицию. За эту роль получил несколько профессиональных наград.
С 2017 года — ведущий развлекательного шоу «Короли фанеры» на «Первом канале».
Женат на актрисе и модели Агате Муцениеце. Дети: Тимофей, 5 лет и Мия, 2 года.
Александр Кобенко: Как вам живется в столице? : Да я в Москве практически не появляюсь. Живу недалеко от Дмитрова, там как-то спокойнее, проще, пробок нет, и все рядом. И съемки редко проходят в Москве — обычно где-то за МКАД либо в других городах. В центре Москвы никто не снимает — дорого, а если снимают, то пару дней. Если надо в Москву по работе, приезжаю на машине. В метро особо не покатаешься — со своей узнаваемостью можно зайти в метро и не выйти — зафотографируют, опоздаешь больше, чем на машине в пробках. До  мне достаточно близко, поэтому я спокойно живу себе в Подмосковье и практически оттуда не выезжаю. А. К. : Прямо такая тихая семейная жизнь. П. П. : Ну да. Сейчас Тимофея записал в Дмитрове в хоккейную школу. Я очень люблю хоккей, но у меня нет времени, думаю, пусть хоть ребенок занимается. Он с удовольствием туда ходит третий месяц — и я его не узнаю, он уже другой человек. В первый день он вообще не стоял — лежал вот так на льду и все. Я с ним позанимался, взял еще тренера параллельно, догнали группу чуть-чуть, и достаточно. Он замечательно все понимает — чего, куда. Мне кажется, я бы в пять лет так не соображал. У меня в пять были эти… «петушки» мы их называли, кожаные коньки, которые от брата остались. На них только встаешь, и такая боль! Просто до крови. Я пару раз попробовал и бросил. И потом второй раз встал уже в сознательном возрасте, когда пластмассовые появились. А. К. : Сейчас на спорт остается время? П. П. : Сейчас занимаюсь, но так, потихонечку, пару раз в неделю, когда получается. А. К. : Я прочитал, что в детстве был бокс, да? П. П. : Да, до 15 лет. Сейчас снимаюсь в проекте под названием «Проспект». Там про боксера, который пришел с войны, и в его жизни все изменилось.
А. К. : Честно говоря, я впервые вас увидел в «Мажоре». Тогда пришла популярность и узнаваемость? П. П. : Честно говоря, пришла гораздо раньше. Я долго жил в Новосибирске и со второго курса театрального института играл в «Глобусе». Это огромный театр на тысячу мест. А еще начал сниматься в местной рекламе. Какая-то лабуда, но неважно. Хоть как-то выбиваешься — тебя начинают узнавать. Новосибирск — не очень большой город по московским меркам, и у меня там была какая-то такая слава, что я думал: приеду в Москву — и сразу нарасхват. Не тут-то было. (Смеется.) Быстро понял, что я тут на хрен никому не нужен, тут таких, как я, еще миллион, и начал потихонечку трудиться и завоевывать местечко в данном ареале. Сначала были эпизоды в небольших сериалах. Потом снялся в рекламе жвачки Juicy Fruit. Там двое едут в машине, и один спрашивает: «Хочешь жвачку?» — «Да». Открывает, а та взрывается. Тупая абсолютно реклама, но почему-то запала в головы людям. Обычно актеров из рекламы мало узнают, но меня с такой вот прической (смеется) сразу признали. Это было приятно… А потом случился большой проект «На игре». Он как раз попал на волну «Counter-Strike» — было прямо какое-то повальное увлечение молодежи именно «Контрой». В тот год компьютерные игры стали официальным олимпийский видом спорта второго уровня, как автогонки и шахматы, и вышел этот фильм. И это было то утро, наверное, когда я проснулся популярным. Мне начали звонить все — и те, кто меня знал, и те, кто не знал. Большое спасибо компании «Иван», которая меня утвердила — и фильм получился хороший, и я получил удовольствие. А потом случился кризис 2008 года, и вновь я помаленечку продолжил сниматься только с 2009-го. Потом был большущий, самый, наверное, популярный среди подростков сериал в России — «Закрытая школа». Четыре сезона по 40 серий. Наверное, каждый школьник смотрел этот сериал, и до сих пор его смотрят и пересматривают. У всех, кто там играл, появилась огромная банда фанатов, истинных и непоколебимых, влюбленных в этих героев. Мы приезжали в небольшие города и собирали там десятитысячные стадионы — приходили все. Если мы делали что-то в торговом центре, то там били стекла, нас рвали и метали… А. К. : Прямо как с «Ласковым маем» в наше время. П. П. : Когда мы выходили со сцены, уезжали, наш микроавтобус атаковали и раскачивали. Дети! Сейчас они выросли, и как раз вышел сериал «Мажор», который смотрят и они, и их родители. Ну и я повзрослел. А. К. : Теперь, когда вас встречают, то хлопают по плечу и спрашивают: «Как дела, мажор?» Уже сняли продолжение? П. П. : Да, сняли третий сезон. «Мажор» — это такой локомотив. Первый сезон отснялся хорошо, и теперь его трудно остановить и испортить. А. К. : Но там вроде все уже произошло, все плохие побеждены, любовная история вроде как закончена. П. П. : Вы знаете, я прочитал сценарий и понял, что не все закончено. Там так все завернули, что… Ждите — будет интереснее, чем первые два сезона. Выйдет скорее всего только следующей зимой.
А. К. : А есть работы в большом кино? П. П. : Да. Очень хороший фильм, который заставляет чуть-чуть пересмотреть свои ценности, отношение к родным и близким. Видели фильм «Мы из будущего»? Тот же сценарист. Фильм про войну, тема похожая, но совершенно другая история — тоже человек из современности попадает в прошлое, на войну. Понятным языком рассказано, из-за чего он там оказался, и как этот циник, которому всегда было плевать на семью и все остальное, начинает понимать, через что его родственники прошли, чтобы он мог сейчас спокойно попивать кофе. Хороший такой посыл у фильма, и если кто-то из молодежи вдруг опомнится и позвонит своему деду или бабушке, поздравит с праздником, принесет подарки и скажет спасибо — значит, у нас что-то получилось. А. К. : Есть такое ощущение, что молодежь не помнит, откуда она взялась, что такое «держаться корней», и даже не говорит спасибо? П. П. : Я много общался с детьми, со школьниками. Мне кажется, что на 80% это так. Им интересен YouTube, ВКонтакте, всякая дрянь в интернете, но абсолютно неважно, что было раньше. У них все есть, зачем думать-то об остальном? А. К. : Вы родились в Чимкенте, выросли в Бердске, в Новосибирской области, а теперь снимаетесь в модных сериалах, работаете на 1-м канале. Вы сами себя сделали или кому-то обязаны? П. П. : Маме. Я очень ленивый был, а она меня заставляла шевелиться. Планировал работать на СТО — станции техобслуживания. Машины я любил, казалось, это мое. Да и СТО рядом с домом: проснулся без пяти девять и пошел в девять на работу. Но мама меня все время затаскивала в какие-то студии и кружки. Видела меня хореографом, а отец — боксером. Поэтому я ходил в секцию бокса и в хореографическую студию. В музыкальной школе я отучился пять лет по классу фортепиано и два года — по скрипке. У меня не было никакого свободного времени, я, конечно, просто бился головой об угол, но сейчас понимаю, что мне все пригодилось. И без этого я бы сейчас не сидел здесь и с вами не разговаривал уж точно. А. К. : А отчего нет каких-то музыкально-вокальных инициатив? Вот Козловский под руководством Киркорова запел. П. П. : Для себя, с друзьями — с удовольствием. Но считаю, что каждый должен заниматься своим делом профессионально. Я окончил школу-студию МХАТ — на актера и ГИТИС — на режиссера. Занимаюсь этим с любовью, знаю каждую мелочь и куда винтик нужно закрутить, чтобы что-то получилось. А про вокал и музыку знаю на среднем уровне, и этого мне не хватает. Туда нужно погрузиться лет на пять-шесть, чтобы достичь того, что можно показывать людям. А. К. : А почему не театр? П. П. : Я поработал в театрах — и во МХАТе немного, и в Ермоловском, и на Малой Бронной, и в «Сатириконе», еще где-то. Для меня театр сейчас — это такая секта. Что-то там неправильно, по-моему, они сами себя обманывают. Не знаю, ну, зарплаты очень маленькие, до смешного прямо — 50 000 рублей, занятость 12-часовая — пришел в 11 утра, ушел в 11 вечера. И так каждый день, выходной — понедельник. И на те роли, которые ты хотел бы сыграть, зовут звезд, а ты сидишь и ждешь или выходишь… А. К. : …«Волобуев, вот твой меч». П. П. : Да. Возможно, это чей-то путь, но я не хочу. Старый уже для этого и свою дань театру отдал. А. К. : Есть ли ощущение, что у вас свой актерский типаж — такой улыбчивый белозубый красавчик, мажор, одним словом? П. П. : Есть ощущение, что меня продюсеры используют в одном типаже. А. К. : И что, сыграли бы главную роль в сериале «Минор»? П. П. : (Смеется.) С удовольствием. Вот сейчас выйдет сериал, как бы ни было смешно, «Форс-мажор» называется. Очень смешная комедия, где я играю прямо такого задрота-задрота. А. К. : Это литературное слово? П. П. : Абсолютно!.. Это очень смешно. Он должен выйти в сентябре на НТВ, это одна из смешнейших комедий, которые я читал, именно в старом гайдаевском стиле. Надеюсь, получится, обязательно посмотрите. А. К. : А как относитесь к истории с ? П. П. : Честно говоря, не совсем в курсе. А. К. : Алексей сказал в интервью, что он уехал в Канаду, потому что беспокоится за детей, которых он не может оградить от хамства и агрессии, потому что в России главные ценности — «сила, наглость и хамство». И все на этом построено, и никакой другой национальной идеи нет. А он хочет, чтобы дети увидели, что жить можно по-другому. И за эти слова некоторые «патриоты» набросились на него, как псы. Мол, Родину хаешь, а деньги тут зарабатываешь… П. П. : Ну, мне кажется, это слова немножко слабого или уставшего человека. Действительно, у нас без этого никуда. Но другой вопрос — готов ли ты с этим бороться, готов ли ты человека переубедить, объяснить доступным языком, что правильнее будет сказать вот так? И показать, какие выходы существуют. Ну, я привык так делать. Может быть, все из-за того, что я немножко из другого общества. Да, я сам из этих хамоватых, но в какой-то момент понял, что все-таки всем удобно разговаривать на вежливом языке. Просто кого-то надо воспитывать, если родители не вложили — может быть, времени не хватило, может быть, из-за бедности, — очень много факторов, которые могли повлиять на то, что человек так с тобой общается. А. К. : Получается, объяснить словами или дать «в дыню» по-боксерски? П. П. : По-разному. Я начинаю со слов всегда, а там как пойдет. В Москве, я заметил, людям нахамят, испортят настроение, а они просто отворачиваются — ну, не буду, мол, связываться и пойду дальше. А вот в Новосибирске такого гораздо меньше — когда хам почувствует, что может огрести, то задумается. А иначе он и дальше будет разговаривать и себя вести так, как привык там, откуда приехал. В принципе, если человека очень правильно остановить, ну, не будет он обострять — уверен.
А. К. : Я думаю, при таком подходе приходится довольно часто драться, нет? П. П. : Нет, раньше чаще приходилось. Драться — это уже крайний случай. Со мною такое редко, потому что я увлекаюсь очень. (Смеется.) Пытаюсь до последнего объяснить человеку, что «если ты сейчас не прекратишь заниматься глупостями, то я просто сломаю тебе нос и начну я с руки». Поэтому… я просто советую остановиться и подумать о дальнейшем. И человек как-то по-другому начинает воспринимать. Или, наоборот, лезет в конфликт — и тут сразу он получает и совершенно по-другому себя ведет. Ну, к сожалению, мы такие люди. И я такой же был, и меня кто-то воспитывал. Можно, конечно, обидеться на всех и уехать. Но я люблю эту страну, мне здесь очень нравится, у нас много замечательных людей. В Америке, в Европе тоже свои омерзительные истории. Я был последний раз в Германии и в девять часов утра вышел погулять по Дюссельдорфу. Вдруг вижу, что по пешеходной дорожке едут шесть велосипедистов, дядьки взрослые, лет по 50, абсолютно голые. Шестеро абсолютно голых велосипедистов. А тут же мамы гуляют с детьми. Я вот этого не понимаю. Друзья, ну есть же какие-то правила, которые не надо нарушать. Вот что это такое? Я не хочу, чтобы моя двухлетняя дочь увидела такую картинку. А. К. : Вы вообще автомобилист? П. П. : Большой. С 18 лет, как только получил права. Сначала ездил на «двенашке», на нашей, российской, и был счастлив. Но после того как попробовал иномарку — «праворукий» Nissan Cefiro, — понял, что это небо и земля, и перешел на иномарки. Очень на многих машинах катался, долго себе выбирал какую-то подходящую. А. К. : Неужели выбрали? П. П. : Сейчас понимаю, что хорошо бы иметь три: внедорожник, такой прямо жесткий, вторую — удобную для семьи, а третью — для души. А. К. : Это «Дженезис»? П. П. : G80 — очень хороший аппарат! Отличный среднеразмерный седан премиум-класса для города. Внутри очень комфортный, хорошая отделка, кожа, карбон… А. К. : У него спортивный флер? П. П. : Да, там 3.3 бензин, «лошадей» — точно не помню, но далеко за 300. И в чем большой плюс — три режима настроек: эко, нормальный и спорт. Вот на «спорте» развлекаться можно как угодно. Очень хорошо держит дорогу, я даже специально тестировал именно в снежную погоду. Однажды проезжал мимо полигона, мы в ту сторону ездим на рыбалку, думаю: дай-ка я попробую, там прямо такая хорошая трасса, посмотрю, что машина может. И нормально! Никаких заносов… А. К. : Там полный привод? П. П. : Да. И система подруливания задних колес — когда тебя заносит, они тоже поворачиваются. Это прямо прикольно. У меня раньше такого не было, был либо обычный полный привод, либо задне— или переднеприводные. С этой новой системой ее практически невозможно сорвать в занос. Я-то думал подрифтовать — а нет. А. К. : Там полный привод жесткий или распределяется между передними и задними в зависимости от условий? П. П. : Перераспределяет, и даже на скорости под 140 ты чувствуешь себя вполне свободно «на каше». Тормозит тоже в принципе хорошо — на этой версии тормоза прямо огромные, красивые. Но мало того, что красивые, они еще и функциональные. Во многих других иномарках, чтобы так все работало, надо заплатить в три раза больше. Я до этого тестил «Бэху» «семерку»… А. К. : Это же «членовоз»! П. П. : Ну да, это другой класс, такая хорошая, большая. Но в принципе по всем основным функциям — все то же самое. Единственное, «семерка» жрет меньше, 10-12 литров на сто километров, но я брал 3-литровый дизель. А Genesis — 12-15 литров, но бензина, да я еще на «спорте» постоянно катаюсь… А. К. : А «спорт» зажимает подвеску, педаль газа, руль — все сразу меняется? П. П. : Да, все, и даже, как только нажимаешь на спорт-режим, подтягиваются кресла, как бы обнимая тебя, увеличивая боковую поддержку.
А. К. : Да, научились корейцы делать машины — уже реальная альтернатива немцам… П. П. : Абсолютно. И дешевле. И еще в чем плюс — здесь нет названия , чем она меня и купила. Потому что, так или иначе, Hyundai в головах у людей ассоциируется с «Солярисом», такси из эконом-класса. А тут написано «Genesis», и люди подходят, смотрят и спрашивают: «Что это за машина? „Бентли“ что ли?» Потому что форма такая интересная, достаточно все красиво и лаконично сделано, и звук потрясающий. И еще: у меня не было до этого автомобиля с проекцией на стекло. Оказалось, что это очень удобная функция — все время видишь, не отрывая взгляда от дороги, с какой скоростью едешь, какие ограничения действуют в данный момент на этом участке дороги, и тебе необязательно смотреть по сторонам, искать, где, под каким кустом спрятался знак. Она, насколько я понял, через навигацию пробивает, сколько здесь можно ехать, причем с учетом временных ограничений, например дорожных работ. И еще одна функция, сильно облегчающая жизнь водителя, особенно на ночной дороге. Я достаточно далеко живу и езжу по трассе домой каждый день по часу. В сумерках или в ночное время часто не видно, что кто-то начал переходить дорогу или едущий впереди начал останавливаться. Сначала автомобиль моргает дальним светом тому, кто на пути, и моргает тебе также, предупреждая, что впереди опасность. И если ты не нажимаешь на тормоз, то машина сама притормаживает. А. К. : Ну да, правильный генезис дает правильную траекторию, и в жизни, и на дороге.
Видео дня. «Неудобные артефакты», обескураживающие ученых
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео