Ещё

Олег Рой: «Иногда доброе и потрясающее приходит в голову, когда тебе очень тяжело» 

Фото: Tlum.ru
Как рождаются идеи для книг и мультфильмов? Как книжные герои становятся мультперсонажами? Об этом и о многом другом мы поговорили с ведущим детским писателем и продюсером студии ToyRoy Entertainment Олегом Роем. Его «Джинглики» и «Дракоша Тоша» начинались с книг и впоследствии стали популярными мультсериалами. Поэтому кому, как не ему знать ответы.
— Книги Олега Роя очень часто превращаются в мультфильмы. Когда вы придумываете новую историю, вы сразу думаете о будущем анимационном проекте?
— Первоначально я автор книг, а только потом генеральный продюсер своих студий. И для меня, как для автора книги, самое важное — это книжный сериал. Я с него начинаю. Сначала делается библия героев и создаются образы, чтобы потом рисовать их в иллюстрации. Изначально я понимаю, создавая образ для книжной иллюстрации, я его практически на 40% готовлю как будущую базу для куклы и для переноса образа на экран.
Например, по «Дракоше Тоше» изначально готовился книжный сериал, было написано 24 маленьких книжных историй и 11 историй-образовалок для детей. Мы придумывали Дракошу непосредственно под иллюстрации, он был немножко другим. Потом мы со студией «Петербург» сели все вместе и создали тот образ, который сегодня маленькие зрители видят на экране.
— А чем обусловлены перемены во внешности героев при переносе их из книжных иллюстраций на экран?
— Коммерция, в основе всего лежат деньги. Книги рождаются отдельно, сериал продается отдельно, и в итоге родится когда-нибудь другой книжный сериал, который будет повторять уже именно сериальных героев. Поэтому изначально, чтобы этого не происходило, у меня примерно на 40% иллюстрация похожа на героев мультипликации. А остальные 60%, которые меняются, это происходит в угоду рынку.
Например, рынок сейчас хорошо воспринимает 3D. Значит всех героев, которые легли в основу плоского иллюстративного рисунка, переносим в 3D контент. Они немного меняются, мы их крутим, убираем волосы, если дорого, делаем другие цветовые гаммы, если это необходимо, чтобы потом это работало в мерчендайзинге. Если это 2D, это совершенно другая история. Мы под это перерисовываем полностью локации. Потому что герои, которые в иллюстрациях смотрелись хорошо, на экране будут смотреться совершенно по-другому.
Мы сейчас работаем над производством полного метра «Дракоши Тоши». И это 3D, а сериал в 2D. А книжные иллюстрации вообще плоский рисунок. И нам надо провести эту параллель, чтобы ребенок, выйдя из кинотеатра, ассоциативно понимал, что игрушка, стоящая в магазине, или футболка с иллюстрацией из книги, это тот же самый дракончик, которого он только что видел на большом экране.
— Насколько близки ваши книжные серии к готовому мультсериалу или полному метру?
— Меня часто спрашивают: «Олег, скажите, неужели ваша книга — это точная копия того, что происходит на экране?». Нет. И надо это понимать, автор должен относиться к этому спокойно. Если ты хочешь, чтобы твоя книга легла в основу мультипликации, ты должен понимать, что в угоду техническим решениям и рынку все поменяется. Надо смотреть как диалоги ложатся, как монологи ложатся, как музыка легла на это все, и, если твое произведение к этому всему не очень подходит, ты должен быть готов, что сценарная группа полностью все изменит, останется только идея. Или будет только надпись «Автор идеи — Олег Рой». А все остальное создано сценаристами.
— Как можно держать все идеи в голове? Может у вас есть какие-то особенные методы?
— Если бы вы были у меня дома, все бы стало на свои места. Дома все подчинено моим проектам, у меня для всего есть свои полки. Есть полка для проекта «Мечтатели». У «Дракоши Тоши» отдельная полка. На ней стоят и Яша, и Няша, и Дракоша, и новые герои, которые лягут в основу полного метра.
У меня есть огромная полка, посвященная «Сказочному патрулю», и это большая полка! Начать с того, что у меня есть все куклы. И книги там стоят, у нас последнее приключение, которое пишется сейчас — книга «Чудеса случаются», она выйдет под Новый год. Это о новогодних приключениях девочек и Деда Мороза, который там не случайно, ведь Снежка знает, кто он. И у меня уже Дед Мороз стоит там, он уже отрисован. И ничего невозможно забыть.
По «Джингликам» у меня карта висит. Она вошла в первую книгу из трилогии «Тайна Планеты Хэппиленд», там уже на форзаце она есть. И вы можете рассмотреть и вингликов, и шингликов, и мингликов, даже увидеть их домики и чем они там занимаются. Только вот языки новые я пока не придумывал, потому что детские языки должны быть простые, понятные, няшные, симпатичные и серьезные, потому что ребенка надо уважать.
— В какие моменты к вам приходят идеи?
— Иногда что-то доброе, няшное и потрясающее приходит в голову в тот момент, когда тебе очень тяжело.
Есть у меня один еще не вышедший мультсериал — «Волшебная лавка Есении». Много лет назад я отдыхал в санатории на Южном Урале. Это был старый санаторий, каждое утро из номера приходилось идти в столовую. Я ездил туда зимой, было много снега, и была протоптана до столовой тропинка очень узкая, буквально несколько сантиметров, а по бокам — сугробы. Если захочешь — никого не сможешь обогнать, не полезешь же в снег по пояс.
Как-то раз я шел в столовую, опаздывал, а впереди меня шла женщина, а впереди нее — девочка. Девочка шла очень медленно. Холодно, столовая скоро закроется, кушать негде, я иду следом и все думаю, как их обогнать. И вдруг я слышу, как девочка говорит: «Мама, я больше не могу». Мама ей отвечает: «Я тебя очень прошу, пожалуйста, еще 10 шагов. Я потом возьму тебя на руки». А девочка большая, ей лет 8. И девочка останавливается и начинает реветь, что больше не может, что ей больно.
Я понял, что она по-другому идет, у нее ДЦП, ее мама расхаживала так, ребенку нельзя останавливаться. Ей надо было ходить и шевелиться иначе инвалидная коляска. В один миг все перевернулось. Я с ними познакомился, я с ними отдыхал весь сезон, я помог ей пойти в нормальную школу, мы отказались от коляски. Но в какой-то момент болезнь завладела ей полностью, она не смогла больше сопротивляться, пересела в коляску и недолго после этого прожила. Она знала, что она умирает, и очень стойко к этому относилась.
У меня сейчас есть еще несколько семей, которым я помогаю. И они все особенные дети, невероятные, с невероятной энергетикой внутри. Я все время думал сделать некий поклон этим детям и их силе.
— Это очень грустная история. И мы надеемся, что ваш мультсериал поможет всем особенным ребятам. А обычные дети будут с большим пониманием и вниманием относиться к ним.
— Да, я тоже.
— А как появилась идея «Дракоши Тоши»?
«Дракоша Тоша» был моим спасательным кругом в тот день, когда я решил уйти из «Джингликов»…
— Простите. Уйти из «Джингликов»?
— Да. Я больше не имею отношения к созданию мультсериала «Джинглики». Но я все еще являюсь автором идеи, и автором книг, которые продолжают выходить. Ну так вот, в тот день, когда я решил уйти из «Джингликов», я стоял на распутье, не знал, что у меня завтра. Как писатель я понимал, у меня есть мои миры, мои тиражи, много чего есть. Но я не хотел, чтобы в моей душе и в сердце вдруг наступила пустота из-за того, что я отошел от анимационных проектов. Мне нравится оживлять свои книги. И в этот момент, в тот же день, я понял, что в моей голове есть сумасшедший проект — «Дракоша Тоша». И я начал его развивать.
Прошло 4 месяца и проект зашевелился. До первой серии прошло 8 месяцев. До 13 серии, которая есть сейчас, 11 месяцев. Так никто проектов не делает. Я за это время нашел финансирование, студию, убедил каналы и лицензиатов. У меня даже игрушки вышли за 2 недели до выхода первой серии. Такого не было никогда, настолько в меня поверил лицензионный рынок.
— Вероятно вы дали всем послушать песню из заставки. Уж очень она классная и прилипчивая.
— (смеется) Вот я сейчас смеюсь, а ведь из-за этой песни мне в какой-то момент хотелось плакать. С заглавной песней «Дракоши Тоши» связана уникальная история. Она началась с моего великого друга — Аркаши Укупника. Я позвонил ему и сказал: «Делаю сериал — „Дракоша Тоша“. Давай встретимся, посидим, поработаем, мне песня нужна». Друг Аркаша изумительный, но только ты с ним начинаешь говорить на профессиональные темы, он вдруг становится мэтром. И он действительно мэтр, тут ничего не скажешь, но он с облаков мне отвечает: «Два-три месяца моей работы, и я буду думать, вдохновляться…».
А мне послезавтра сдавать, через 42 часа! И я ему пытаюсь об этом докричаться, а он: «Никаких 42 часа, о чем ты вообще говоришь, только на вдохновение нужно 2−3 месяца». Мы поужинали, поболтали, я пришел домой и думаю, что надо что-то делать. Сел, взял ручку и начал писать. Сам. Просто мне очень нужно было успеть к Суздальскому фестивалю, где я все это представлял. У меня все было, кроме песни.
Я приехал на фестиваль, сижу в каморке, а мне говорят: «Олег, вы еще в номере? У вас выступление через 5 минут». Я бегу и на бегу понимаю, что забыл флэшку, цифры, вообще все. Прибегаю, там сидит замечательная комиссия из людей, которых я обожаю: и ТНТ, и СТС, и студия «Паровоз», и 2×2. Я понимаю, что у меня за спиной уже началась презентация, а я все забыл. И вдруг начинаю я петь «Тоша, Дракоша Тоша…».
Спел всю песню, в это время всю информацию вспомнил. Зал аплодировал, и я говорю: «Вот такая песня в начале моего проекта. А теперь о сериале…». Так впервые прозвучала эта песня. Мне в итоге вручали приз за первое место, и кто-то сказал: «Вот как надо презентовать стартапы, можно поучиться у Олега Роя, можно даже песни петь». А я думаю: «Если бы вы знали…».
— Вернемся к идеям. Олег Рой — это человек, который может придумать сказку о чем угодно. Давайте сыграем с вами в игру. Мы называем вам слово — а вы рассказываете начало истории об этом «герое», хорошо? Например, сказка о заварочном чайнике.
Примечание редакции: над каждой историей Олег думал не более двух секунд, после чего говорил без остановок.
— У заварочного чайника было огромное горе. Горе, через которое ему пришлось пройти. Однажды он понял, что ситечко куда-то делось. Ситечко — это была для него душа, через что он проводил все, что было в нем. И загадочное исчезновение ситечка привело к тому, что он объединился в усилиях по его нахождению с ложечкой. Чайная ложечка, которую он терпеть не мог. Знаете почему? Она всегда шумела. Все пили чай, всем было хорошо, и заварочный чайник иногда даже при закипании засыпал, потому что «буль-буль» его усыпляло. Но ложечка начинала стучать об края чашки. И стучала так, что будила весь дом. И было непонятно, зачем она это делала… А дальше история о том, куда исчезло ситечко, почему ложечка шумела и при чем тут чашечка, которая была без ручки.
— Следующий герой — фонарный столб.
— Дороги больше нет. Ее увели. Потому что все решили, что старая дорога никому больше не нужна. Все ушли с этой дороги, все убрали, все машины, киоски, забыли только об одном. Они забыли перенести фонарный столб. И никто по этой дороге не ходит, уже давно там нет автомобилей, стоит только один единственный фонарный столб. И все было бы ничего, и все было бы, так сказать, сойдет, но фонарный столб жил. Он знал точно, что своими корнями… Хотя кто-то может сказать, что у фонарного столба нет корней. Но они есть, это провода, которыми он был подсоединен к маленькому ящичку, который в свое время посредством рычага «вверх-вниз» давал электричество. И у столба светилась лампочка. А когда светилась лампа к нему прилетал тот, кого он ждал всегда — это был мотылек. И мотылек фонарному столбу рассказывал сказки. И слушали все, там около столба в норке жила маленькая мышка, и она никогда, уж поверьте мне, а я сказочник и знаю, никогда не покушалась на мотылька. Потому что каждый раз, когда он прилетал к столбу на его свечение, он рассказывал новую сказку.
Лампочка не горит уже долго, мышка в печали, тут начинается история. История о том, как фонарный столб уговаривает ящик лишить его корневой системы, то есть проводов. Знаете зачем? Правильно, чтобы он мог уйти. И начинается путешествие столба и мышки, которая говорит ему куда идти: «Стой! Люди». И он встает. И приходит человек и думает: «Хм! Технологии. Вчера еще не было здесь фонарного столба!».
— И напоследок — сказка про пятно на ковре.
— Пятно на ковре — это не всегда то пятно, которое ты там оставил. Оно могло переползти туда с вашей рубашки. И вообще пятно — это очень интересная вещь.
У маленького человека, хозяина этой квартиры, где было пятно на ковре, были краски. И была баночка с самой чудесной краской, которую только можно было себе представить. И он знал, что она скоро закончится, и никто не хотел покупать ему новую. И последнюю капля этой краски, чтобы запомнить это чудесный цвет, мальчик нанес себе на майку. За что, конечно же, получил нагоняй от бабушки. Бабушка была против того, что, когда ты рисуешь, ты марал свои руки и, не дай бог, ты марал свою маечку.
Майка была отправлена тут же в ванную, где порошок со знанием дела сказал: «О, тебя-то я уж точно отмою, потому что я таких столько перемыл. На мне даже написано „От цветных пятен“, а значит — от тебя». Сказать, что пятно испугалось — не сказать ничего. Пятно тут же решило сбежать и думало: «Куда? Куда? Куда?». И тут ковер со всем его могуществом и княжеством в этой квартире вдруг сказал: «На меня! Поверь мне, никто кроме пылесоса, а уж с ним мы договоримся…». И начинается история.
История путешествия этой вещи. Будет момент, когда приедет мама с папой, и ребенок будет в не очень хорошем настроении, они его спросят: «Почему?». Он ответит: «Баночка закончилась». А они скажут: «Купим новую». Оказывается, можно купить, но дело в том, что рядом с чайником (у которого пропало ситечко) стоит вымытая баночка. И нельзя узнать, какой там был цвет. И бабушка в печали говорит: «Как же я так, это же надо было так опростоволоситься. Забыть о том, что…». А потом они обнаружат, что есть пятно, которое можно использовать, чтобы найти эту краску. В общем, история завертится… Я могу придумывать это часами!
Еще больше интересного в нашей группе в «Одноклассниках» и ВКонтакте.
Интересное по теме: 13 мультсериалов с самыми прилипчивыми песнями из заставок 100 отличных мультфильмов, которые можно посмотреть бесплатно
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео