Ещё

Почему крестьянки могли убить своих мужей 

Фото: Кадр из фильма "Барышня-крестьянка"
Бабье терпение не безгранично, и когда последняя его капля испита, смиренные и покладистые готовы на отчаянный шаг. Какие же причины были у крестьянских жен для расправы с благоверными?

За опостылевшие ласки

Не только жестокость и насилие вынуждали женщин идти на преступление. Не секрет, что большинство из них были обвенчаны без любви. Заведомо ненавидя будущих мужей, они и после свадьбы не находили в себе сил разглядеть в нареченном что-то хорошее.
В монографии криминалиста-антрополога XIX века Прасковьи Тарновской описана характерная история тамбовской крестьянки Маши Гром. 19-летняя девушка смогла выдержать в браке всего год. Она настолько «тяготилась мужниными ласками», что совсем скоро стала добавлять в еду и питье мышьяк. В один из дней вернувшийся из поля муж слег, «проболел» весь следующий день, а потом умер. За отравление мужа Маша получила 12 лет каторги, при этом на суде виновной себя не признала. Повторяла только: «Он сам… Я ни в чем не причинна».

По научению

Сила привычки и готовность терпеть даже ужасное к себе отношение часто останавливали женщин до тех пор, пока не находилась советчица, которая знала простой способ избавления от бед.
В марте 1902 года произошло заурядное, в общем-то, событие — скончался некий крестьянин в Псковской губернии. Вот только одна загвоздка — умер он не от удара копытом кобылы и не замерз по дороге домой из трактира, а был отравлен. Когда же стали разбираться, кому помешал простой мужик, подозрение пало на его 19-летнюю жену Сашу Степанову.
На дознании девушка рассказала, что была выдана замуж против воли, а потому практически сразу после свадьбы она поехала погостить в дом отца. За ней туда приехал и муж, которого молодуха отравила, подлив яд в водку. И никогда бы она не додумалась до подобного, если бы не советы бывшей подружки Авдотьи Савельевой. Она и яд, кстати, любезно предоставила.

Из мести

Многие исследователи пишут о том, что женское убийство имеет одно существенное отличие от мужского. Если мужчины часто совершали смертельный грех в состоянии аффекта, в порыве злобы, то женщины могли годами вынашивать план мести обидчику.
Так, исследовательница женской преступности в Орловской губернии конца XIX — начала XX века Елена Косарецкая приводит такой случай. 38-летняя крестьянка заранее подобрала подходящей камень и буквально размозжила голову спящему мужу, отомстив за постоянные побои и издевательства.
На суде женщина сказала, что камень кто-то бросил в открытую дверь. Булыжник по роковой случайности угодил в аккурат мужчине в голову. Вот только одна нестыковочка — камень, видимо, «загадочный душегуб» кидал многократно, потому что судмедэксперт насчитал на трупе не менее 15 ран.

В попытке защититься

Пьянство не только сегодня становится распространенной причиной бытовых убийств. Мужья-пьянчуги, буйные и жестокие, часто доводили жен до последней черты и в прошлом, и позапрошлом веке.
Только один пример. Тамбовская крестьянка Аграфена Кармилина задушила своего мужа Евсея. В ходе дознания было установлено, что он регулярно избивал жену. В один из таких дней Аграфена не выдержала. Взяла первое, что оказалось под рукой (корягу) и наотмашь ударила мужа в ответ на его агрессию. На шею свалившегося без чувств, но еще живого мужчины она накинула «петельку». Душила долго, а остановилась только после того, как услышала предсмертный хрип душегуба.

Для устранения помехи

Не в силах перечить родительской воле, некоторые будущие убийцы пытались усидеть на двух стульях — и с мужем жить, и с любимым парнем не расставаться. А если муж начинал мешать, то поступали нередко так, как женщины из семьи Бод.
В 1890 году в семействе Бод поселился квартирант, в которого влюбилась 16-летняя дочь Марфа. Ее мать была не против брака, но вот отца убедить никак не удавалось. Выдавать дочь за «легкомысленного и ненадежного» претендента старик наотрез отказывался. Когда же девушка забеременела, отец быстренько выдал ее за подходящего кандидата. Муж простил жене беременность и даже был вынужден терпеть постоянные «любезности» между супругой и ненавистным квартирантом.
Логично было бы предположить, что муженек рано или поздно решиться на убийство. Однако на деле он стал жертвой двух отравительниц — дочери и матери. Более того — заботливая мать взяла на себя всю основную работу: раздобыла мышьяк, пыталась подкупить свидетеля (якобы зять отправился по неосторожности), подсыпала мужчине отраву в обед. Каждая из отравительниц сменила домашний уют на 10-летние каторжные работы.

Из-за корысти

Несправедливо полагать, что все женщины-убийцы были безропотными овечками, которые лишались на злодеяние непреднамеренно. В монографии Тарновской находим случай, когда некая 43-летняя Матрена Наумова подговорила сожителя и квартирантку на убийство супруга.
Несмотря на то, что женщина ушла от него и уже более 2 лет жила с 22-летним парнем, муж продолжал ее любить и уговаривал вернуться, посвящая себя портному делу и улучшению финансового состояния распавшейся семьи. С деньгами за очередной выполненный заказ и тканью на новое платье он в один из дней зашел на квартиру к супруге. Прекрасный вечер в компании жены, сожителя и квартирантки, закончился для него в овраге с переломанными ребрами. В ходе расследования выяснилось, что Матрена стала заказчиком убийства, замыслив отделаться от докучавшего мужа руками любовника и подруги, а заодно и поживиться за его счет.

От ненависти к мужскому роду

Были среди женщин и те, кто питал безграничную ненависть ко всему мужскому роду — не только собственному мужу, но и супругам односельчанок.
Тарновская приводит историю 35-летней Анны Васильевой, «мужественной по внешности» женщины с твердой волей и «большим характером», эдакой черной вдовы. Хотя она отрицала содействие в помощи по умерщвлению мужа соседки, дознаватель установил: именно она научила подругу потчевать благоверного отравленными пирогами и гарантировала успех, так как «рецепт» успешно опробовала ранее на двух своих мужьях.
В этот раз метод не сработал — то ли пирогов мужчина съел мало, то ли «начинка» оказалась не столь ядреной, но обвинить Анну Васильеву смогли лишь в покушении на убийство, приговорив к 4 годам каторги. Доказать, что она отравила собственных мужей, не удалось.
Действия большинства женщин вызывают и понимание, и сострадание. Но были среди них отчаянные злодейки. Они шли на убийство намеренно, а природная хитрость помогала многим из них выйти сухими из воды.
Комментарии3
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео