Ещё

Антон и Марина Лирник: «Мы оба ненавидим лепестки роз и свечи» 

Фото: WomanHit.ru
Комик и сценарист Антон Лирник, хорошо известный зрителю по выступлениям в Comedy Club, не сразу нашел свое личное счастье. Приш-лось пережить немало: и трагическую смерть дочери Маши, и второй несложившийся брак, после которого осталась другая дочь, Соня. Но, похоже, сейчас все складывается гармонично. Антон и его нынешняя супруга Марина производят именно такое впечатление, когда про людей говорят: одно целое. Вместе они уже восемь лет, а чувства, как признаются сами, словно стали свежее. И появление на свет малышки Марфы — отличное тому подтверждение. Обо всем этом Антон и Марина рассказали журналу «Атмосфера».
— Антон, часто бывает так, что в жизни комики оказываются людьми серьезными. Верно ли это в отношении вас?
Антон: Я не то что серьезный, а скорее, спокойный. Моя жена этого не ожидала. Она-то думала, что выходит замуж за человека-огонь, а приобрела себе в дом… кота — размеренного, уравновешенного, очень уютного. (Улыбается.) Возможно, «режим кота» и позволяет мне аккумулировать энергию, чтобы потом использовать ее на сцене и в кадре.
— Марина, для вас наличие чувства юмора в избраннике важно?
Марина: Да, очень. Многие жизненные ситуации легче переносить с юмором. Думаю, это одна из важных составляющих нашего семейного счастья.
Антон: Если у человека есть чувство юмора, у него автоматически высокий IQ. Люди глупые, как правило, плохо шутят. Обычно они цитируют фразы из популярных фильмов: «Любовь и голуби», «Служебный роман».
Марина: Или повторяют шутки известных юмористов. Антон, выходит, ты считаешь себя немножко умнее других?
Антон: Нет, у меня нормальный уровень IQ.
— Я считаю, вам можно уже дуэтом выступать — хорошо получается.
Марина: Почему бы и нет? Мы подумаем над этим.
— Марина, Антон выделялся тем, что он артист? Может, он как-то креативно за вами ухаживал?
Марина: Он вообще за мной не ухаживал. Мы познакомились на музыкальном концерте нашего общего приятеля, сходили на пару свиданий. А потом он уехал на гастроли — он же постоянно в разъездах. Так что все ухаживания свелись к звонкам и эсэмэс-кам. Потом мы вообще разъехались отдыхать — он на Гоа, а я на Кубу.
Антон: Так я заставил девушку почувствовать, что ей чего-то не хватает. Это своеобразная форма ухаживания. Обычно мужчина навязывает себя, свое общество. А я поступил иначе.
Марина: Нет, Антон, наоборот. Я тогда лишилась мобильной связи, и ты писал эсэмэски моему другу на телефон. Но, думаю, если бы Антон надумал за мной ухаживать, то сделал бы это максимально эффектно, потому что в плане романтики наши вкусы совпадают: мы оба ненавидим лепестки роз и свечи. Наверное, это было бы так же необычно, как и его предложение руки и сердца.
Антон: Марина, у нас дома пятнадцать свечей стоят в шкафу…
Марина: Просто они очень симпатично выглядят. Как может девушка пройти в магазине мимо красивого предмета, любого, пусть это даже свеча?
— Кстати, с предложением тоже забавная история была, я читала в интервью Антона…
Марина: А можно сейчас я об этом расскажу? Это было просто издевательство над женщиной. Мы отправились в Лондон, в парк аттракционов. Еще до нашего приезда Антоша забронировал отдельную кабинку на колесе обозрения. Заходим туда, а с нами какая-то дама с чемоданчиком. Ну Антон открывает шампанское, думаю: «Сейчас, наверное, все и произойдет». А мы уже четыре года жили вместе, так что я была морально готова. (Смеется.) Чокнулись бокалами, любимый сказал какие-то приятные слова — и все. Поднимаемся наверх, думаю: вот сейчас. Он достает какую-то небольшую коробочку. Я говорю: «Ой, в таких обычно обручальные кольца». А мой мужчина отвечает: «Нет-нет, это просто трюфели». И действительно, там оказались трюфели! Сказать, что я была разочарована, не сказать ничего. (Смеется.) Потом мы спустились вниз, пошли на другую карусель — знаете, такие лошадки, которые бегают по кругу? И вот скачем мы на лошадках — и вдруг Антон делает мне предложение. Вот это было неожиданно.
Антон: Ну не мог я сказать главные слова на колесе обозрения при посторонней женщине. Зато сюрприз получился!
Марина: Еще какой!
— Марина, а вы тогда уже созрели для того, чтобы официально оформить отношения?
Марина: У меня это уже третий официальный брак, поэтому не было женской жадности к свадьбе, хотя, конечно, хотелось стабильности. И еще мне очень нравилась фамилия Антона. Мне казалось, что Марина Лирник звучит хорошо.
— Антон, а вы?
Антон: Мне тоже нравилась моя фамилия. (Смеется.)
— У вас ведь это тоже не первый брак…
Антон: Если считать гражданские, то четвертый, а если официальные, то второй. Я был очень рад этой церемонии, мне она доставила удовольствие. Все было очень лаконично, как я люблю.
Марина: И еще у нас не было обручальных колец, поэтому мы надели друг другу на безымянный палец колечки, на которых висят ключи.
— Что-то изменилось после? Появилось ощущение, что уже просто так не хлопнешь дверью, не уйдешь?
Антон: Это ощущение мы поймали очень рано. Я никогда не относился к нашим отношениям как к чему-то несерьезному.
Марина: А у меня чувство, что мы семья, появилось после того, как мы переехали в нашу первую купленную квартиру.
Антон: Мне кажется, после загса Марина стала ко мне относиться теплее, нежнее и уже не так часто красилась.
Марина: Антон, ты же не любишь, когда я крашусь!
Антон: Да, поэтому я и рад. В нашей жизни появился еще один момент, который приятно вспоминать, — только ради этого и стоило пойти в загс. Даже сейчас я об этом говорю, и мне хорошо на душе.
Марина: Мы восьмой год вместе, но понимаем, что с годами наши чувства становятся более свежими, и это очень странно…
Антон: А, вспомнил! Мы же пошли в загс перед покупкой нашей второй квартиры. Вот ради чего все затевалось! Первую-то квартиру купили, и Марина подумала: «А моей доли там нет, надо отношения зарегистрировать». Вот она, романтика! (Смеется.)
Марина: Ловлю себя на мысли, что в наше время гораздо круче, когда мужчина предлагает тебе прописаться в его квартире, чем когда он делает предложение руки и сердца. (Смеется.) Так вот, про мои чувства, Антон. Это действительно забавно и странно, но они все более свежие. Возможно, потому, что мы больше узнаем друг друга, притерлись и счастливы от того, что мы в чем-то такие разные, а в чем-то очень похожи.
Антон: Каждый год случается какое-то событие, которое дает новый импульс нашим отношениям: переезд в другую квартиру, рождение ребенка. Мне кажется, это важно, чтобы в семье происходили хорошие, значимые, объединяющие события. Как будто новая жизнь начинается.
— Марина, не было у вас опасений, связанных с тем, что у мужа публичная профессия?
Марина: Нет. Думаю, это зависит от самого человека, как он ведет себя в жизни и на публике. Антон же очень комфортный в этом плане. И у меня никогда не было неприятного чувства, что с ним спокойно не отдохнешь. Наоборот, меня всегда радовало, что его узнают. Для этого артисты и работают — чтобы быть интересными людям.
— На вас же тоже накладываются определенные обязательства: выходы в свет, наряды покупать надо.
Антон: Это она меня все время куда-то тащит: «Пойдем, это же премьера фильма. Нас же туда пригласили».
Марина: Антон, как тебе не стыдно! Врать в журналах нельзя, это все равно что поклясться на Библии. (Смеется.) На самом деле мы оба непубличные люди, домоседы. Нам нравится наш дом, и мы любим проводить там время, слушать музыку, смотреть вместе кино. Вылазки в свет происходят крайне редко, и мой гардероб не раздут вечерними нарядами. В этом году я впервые задумалась о том, что мне нужно вечернее платье.
Антон: По большей части мы ходим на какие-то мероприятия, где задействованы наши друзья. В этом году были на трех таких премьерах.
— Ваша жизнь проходит между двумя городами, даже двумя странами: Россией и Украиной. Сказывается ли это на работе?
Антон: Единственная неудобная вещь в моей жизни — перелет. Но я привык к гастрольной жизни. Марина это тяжелее переносит — еще и потому, что появился ребенок.
— Я имела в виду не только физическую сторону. Не возникают ли сложности из-за того, что вы украинский артист, а работаете в России?
Антон: Нет, я с этим ни разу не сталкивался. Тот проект, в котором я работал, Comedy Club, был и в России, и в Украине. И я работал параллельно там и тут. Никогда не испытывал никаких неудобств. К счастью, график достаточно гибкий: успеваю и в спектаклях участвовать, и в телепередачах. Сейчас вот появился новый проект — «Шоу выходного дня» на СТС.
— В чем для вас оригинальность этого проекта и личный интерес?
Антон: Мне было интересно поработать с Романом Юнусовым: мы с ним давние друзья, но до этого мало пересекались на сцене, поскольку выступали в разных дуэтах. Поэтому я очень рад предоставленному мне шансу. Ромка действительно очень талантливый, замечательный, щепетильный и переживающий за материал актер. Для меня это качество на первом месте. Я и сам очень трепетно отношусь к тому, что мы делаем. Мне кажется, у нас получился хороший дуэт. А что в принципе мне нравится в этом шоу — это то, что там много новых лиц, интересных людей-юмористов, которые до этого мало показывались на экране. Мелькнул в каком-то проекте и исчез, а человек талантливый, его надо раскрывать. Как это ни удивительно, при всем том огромном количестве юмора на экране очень мало проектов, где появляются молодые крутые исполнители. И шоу выходного дня — один из них. Надеюсь, наших героев оценят по достоинству, это новые звезды юмора, поверьте мне.
— Гости у вас разные, в том числе и блогеры.
Антон: Да, и это здорово, потому что телевидение и Интернет пока мало пересекаются. А теперь у телезрителя появилась возможность увидеть популярных блогеров вживую. Есть несколько людей, которые меня просто поразили! Это настоящие артисты, им тесно в рамках своего блога. Например, популярная инстаграмщица Ника Вайпер пришла к нам на шоу в качестве гостьи, да так и осталась там как часть коллектива. Без нее этот проект бы не состоялся.
— Ваша старшая дочь Соня тоже ведет свой блог. Как вы к этому относитесь?
Антон: Я ее всячески поддерживаю. Вначале, когда она только начала этим заниматься, относился со скепсисом. Считал, что у нее нет соответствующих навыков. Но прошел год, и я вижу, что дочь невероятно выросла, набралась опыта, лучше меня разбирается в блогах, как их нужно вести и что сейчас востребовано. Если раньше я пытался поделиться с ней какими-то своими приемами, секретами, то теперь сам у нее учусь.
Марина: Соня очень увлечена своим хобби, кайфует от процесса. Ей нравится монтировать, снимать. Что-то она не выкладывает в Интернет, просто тренируется, показывает нам. Думаю, из нее со временем может получиться хороший режиссер.
— Марина, у вас сразу сложились отношения с Соней?
Марина: Нет, не сразу. Мы познакомились, когда ей было года полтора. Соня была замкнутым, достаточно неулыбчивым ребенком, настороженно относилась к незнакомым людям. Но постепенно мы начали налаживать контакт. К ее трем годам у нас уже появились какие-то общие секретики, мы стали очень близкими. И я безумно благодарна судьбе, что у меня появилась Соня, потому что она научила меня быть мамой.
— Теперь у вас есть еще одна дочка Марфа. Антон, как вы считаете, отец девочки — это особая роль в жизни?
Марина: Это божья благодать. Антон живет в доме с одними женщинами, окружен нашей заботой, лаской и любовью. У нас был кот Вася, но и тот переехал к родителям. Так что Антон находится в женском царстве, но ему все нравится.
Антон: Да, я счастлив. Дочки — это подарок, радость, нежность, внимание. Ты приходишь домой и наслаждаешься тем, что у тебя есть это сокровище. Сын — более серьезная ответственность для отца, потому что все-таки в большей степени он воспитанием мальчика занимается. А девочку должна воспитывать мама. Я счастлив от того, что у меня две дочки, родится мальчик, жизнь поменяется. Наконец-то у нас будет создана мужская коалиция, и мы постараемся захватить власть в квартире в свои руки. (Смеется.) А пока я в меньшинстве.
— Марина, вы довольны тем, какой Антон отец? Может, вам хочется, чтобы он почаще бывал дома, вам помогал?
Марина: Нет, Антоша — идеальный отец. Конечно, то, что его нет дома, — это минус.
Антон: Ага, вот ты и проговорилась: идеальный, потому что нет дома. (Смеется.)
Марина: Зато, когда он с нами, то максимально много времени проводит с детьми. Маленькую балует, конечно. Но и играет с ней в разные развивающие игры, учит ее говорить, придумывает сказки.
Антон: С Соней в этом плане довольно тяжело — ее трудно удивить. И еще сложно потому, что она задает определенные начальные условия для создания сказки: это обязательно должна быть история про черепашек ниндзя, которые должны совершить какой-то подвиг и в конце умереть. И когда ты рассказываешь, как Шахерезада, сотую сказку про черепашек ниндзя, фантазия иссякает. У меня эти персонажи уже делали все: и шаурму готовили, и в космос летали, и спасали Красную Шапочку от Серого волка.
Марина: Муж очень терпеливый. Если я три раза скажу и меня не слушают, просто убираю компьютер. А Антон всегда пытается договориться.
— Антон, такой тренинг помогает в работе?
Антон: Это просто мой характер, он раскрывается и дома, и в работе. Я терпеливый, дотошный человек. Одно из самых ценных качеств автора — спокойно относиться к тому, что приходится переписывать свой текст. На самом деле это было залогом успеха дуэта имени Чехова: каждый свой номер мы очень тщательно готовили. Когда я стал писать сценарии для фильмов и сериалов, терпение мне очень пригодилось.
— У вас с Мариной сфера деятельности совершенно разная, это плюс или минус?
Марина: Я считаю, очень круто, когда у супругов разные работы, это дает возможность раскрыть в разговоре больше тем.
Антон: Мои родители по профессии музыканты, папа был струнником, а мама играла на фортепиано. Работали они вместе, в одном музыкальном училище. И когда приходили домой, то за ужином постоянно обсуждали рабочие вопросы. Поначалу для меня это был темный лес, потом я стал потихоньку вливаться в их мир. Они жили в нем в своем музыкальном училище, а потом продолжали жить дома. Кто-то, наверное, сошел бы с ума от этого, но у меня родители спокойные, сдержанные люди. Только поэтому, наверное, они и сохранили психическое равновесие. (Смеется.) Не знаю, каким был бы микроклимат в нашей семье, если б мы с Мариной были двумя комиками-юмористами.
Марина: То есть наш дуэт ты не рассматриваешь…
Антон: Марина, я долго искал подходящий момент, чтобы тебе об этом сказать. (Смеется.)
— Зато Антон, наверное, теперь много знает об одежде, стиле.
Антон: Марина пытается меня обучить и передать свои знания, но по ее выражению лица я понимаю, что безнадежен. Я не умею одеваться, правильно сочетать цвета. Помню, было такое правило: не больше двух цветов в одежде.
— Это правило устарело так же, как и туфли под сумочку.
Марина: А у меня сегодня так получилось — сумочка под сапоги. Но у меня и пальто с ними в одной тональности. Антон мне такие красивые сапоги подарил — у меня теперь все под них!
Антон: В одежде я не разбираюсь. Раньше еще пытался угадывать, думал: вот сейчас оденусь красиво, покажусь своей жене, и она скажет: «Какой же ты молодец!» Но уже перестал на это надеяться. В какой-то момент мы просто идем с Мариной в магазин и покупаем мне комплекты одежды с головы до ног. И я стараюсь их запоминать. Да и то не всегда удается.
— Марина, для вас важно, как выглядит муж?
Марина: Очень. У него есть один свитер с дурацким горлом, который он купил без меня. Он ему ужасно не идет. Я все собираюсь его сжечь тайком, но рука не поднимается. (Смеется.) Причем Антон подозревает, что одет как-то не так, и пытается быстрее и незаметнее уйти из дома. Сегодня не получилось.
Антон: Да, то, что вы видите сейчас, — это образ, придуманный моей женой. На самом деле, Марина, ты угадала, потому что на съемки шоу, в котором я задействован, мой «экранный сын» пришел в точно таком же свитере. Так что мы стали отличной парой. Сегодня я был отцом мальчика, мне понравилось. Ему лет пять, он разговаривает, ест сам, взрослый мужчина.
Марина: А наша Марфа уже говорит: иго-го! Скоро тоже начнет есть сама. (Смеется.)
— Марина, а вы готовы к пополнению в семье?
Марина: Да, мы хотим троих детей. Марфа немного подрастет — и снова в бой. У нас получаются хорошие, красивые дети, поэтому хочется, чтобы их было больше. (Смеется.)
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео