Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Подъём» с Сергеем Доренко от 21 июня 2018 года

С. ДОРЕНКО: 8 часов 39 минут, четверг, 21 июня. Здравствуй Великий город, здравствуйте все - это радио «Говорит Москва», «Говорит Москва». Эльвира Хасаншина - ведущая этой программы.
Э. ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко, доброе утро.
С. ДОРЕНКО: Хасаншина, я хрипатый, говорить будешь ты и все, и слушать. Я хрипатый, кашляющий и всё на свете, поэтому говорить, нет сейчас мы найдем кому говорить.
Э. ХАСАНШИНА: Нет, но в этом есть свой шарм.
С. ДОРЕНКО: Есть.
Э. ХАСАНШИНА: Давайте начнем с этого.
С. ДОРЕНКО: Когда человек хрипатый или когда я хрипатый, начнем с этого.
Э. ХАСАНШИНА: Всякий человек, тут я вас расстрою, да.
С. ДОРЕНКО: Да, но на самом деле, ну ладно, потом объясню, хорошо. Значит, сейчас мы, он мне только что написал: брат мой, поздравляю тебя с равноденствием, с этим с солнцестоянием, солнцеворот, солнцестояние и всё вместе, понимаешь в чем дело.
Э. ХАСАНШИНА: Что-то хорошее нас ждет сегодня и дальше.
С. ДОРЕНКО: Да, но может с ним такие так сказать воцерковленные, воцерковленныйе.
СЛУШАТЕЛЬ: Алло.
С. ДОРЕНКО: Мы же с тобой воцерковленные язычники такие.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, стопроцентные.
С. ДОРЕНКО: Абсолютно. Скажите, опа и он оборвался, этот чёртов язычник, вот так вот происходит всегда, нет бы был он атеистом, понимаешь, другое было бы дело сейчас секундочку, мы добьемся всё-таки. Слава говорит, что сегодня нужно прыгать голыми через костер, товарищи, я не знаю, сможете ли вы.
Э. ХАСАНШИНА: Это интересно.
С. ДОРЕНКО: Ну а как, Слава, скажи, пожалуйста, так сегодня надо прыгать голыми через костёр, я правильно понимаю?
СЛУШАТЕЛЬ: Можно типа попрыгать, но можно же костёр в сердце жечь и прыгать, мне же воцерковленные.
С. ДОРЕНКО: Я напомню, напомню русскую сказку про Снегурочку, которая проканала вот прям до этого дня, ведь она там сидела по грибам у дедки с бабкой и потом пошла с юношей вместе прыгать голой через костёр испарилась к чертовой, обратилась облачком. Бедная Снегурочка.
СЛУШАТЕЛЬ: И это очень хорошо, кстати говоря, облачком быть гораздо приятнее, безопаснее и радостней.
С. ДОРЕНКО: Чем Снегурочкой. Слушай, скажи пожалуйста, ну и что теперь, с вашей китайской точки зрения, что сейчас происходит?
СЛУШАТЕЛЬ: Выдох начинается, выдох начинается, начинается для меня вот все время начинается Новый год, правда, знаешь, это следующий год.
С. ДОРЕНКО: Следующий год.
СЛУШАТЕЛЬ: Потому что выдох определяет вдох следующего года. Поэтому качество, мы же участники активные, поэтому нужно очень внимательно дышать сегодня и смотреть на состояние и делать какие-то обрядовые действия. Но учитывая, что мы обрядов никаких не знаем, поэтому самому себе придумывать, по этому поводу.
С. ДОРЕНКО: Некая сосредоточенность на вратах времени, да.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, абсолютно верно.
С. ДОРЕНКО: Сегодня врата времени.
СЛУШАТЕЛЬ: Сосредоточенность на вратах времени. Они приоткрываются и туда можно подскочить на другой уровень, в правильное время.
С. ДОРЕНКО: И упустить можно тоже и упустить можно тоже.
СЛУШАТЕЛЬ: Я же считаю, и упустить можно, я считаю, что вообще единственный способ наладить здесь всё нормально - это ввести продуманную систему праздников.
С. ДОРЕНКО: Да, ну нет, этого не будет, давай просто сразу скажем.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет это я знаю, я говорю, что, что нужно, известно по крайней мере, чтобы потом не говорили, что я не говорил.
С. ДОРЕНКО: Скажи, пожалуйста, но ведь горько же, Слав, горько, что день начинает убывать и всё такое. Это значит, что мы движемся в чёртов ноябрь и всё это такое мрачное, чёрное.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, зима какая чудесная.
С. ДОРЕНКО: Зима чудесная, но со снегом. А вот этот ноябрь грудень, грудень вот этот.
СЛУШАТЕЛЬ: Мы проскочим, мы глаза закроем, мы глаза закроем и проскочим.
С. ДОРЕНКО: Я очень не люблю ноября из-за того, что это грудень по-украински, грудень по-славянски, это вот когда снега, снега нет, а вот эти груды замерзшие грязи - это всё конечно, абсолютно. Вот я хотел бы поскорее уже проскочить чёртов грудень и оказаться в январе где-нибудь на Индийском океане. Мне кажется вот так очень.
СЛУШАТЕЛЬ: Поработаем, поработаем, сегодня вот как раз за тем, чтобы этот грудень прошел просто как по маслу, красиво.
С. ДОРЕНКО: Ты там воскуряешь, что-нибудь воскуряешь уже прямо?
СЛУШАТЕЛЬ: Я вообще, во-первых, всё время воскуряю – это раз, во-вторых, я играю на всяких флейтах, и знаешь, пишу стихи, ну как обычно.
С. ДОРЕНКО: Сидит Слава, 153 км по прямой от Москвы, воскуряя всевозможные конусы, играя на флейтах непрерывно.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я в Королёве, я в Королеве. Я сейчас в Москве работаю, чтобы в Москве было получше.
С. ДОРЕНКО: Ты сейчас. Ладно.
СЛУШАТЕЛЬ: Приеду туда в ноябре.
С. ДОРЕНКО: Давай, я рад тебя слышать.
СЛУШАТЕЛЬ: Всё рад, взаимно, счастливо, все пока.
С. ДОРЕНКО: Счастливо пока-пока, это Слава Виногродский, он как вы знаете очень известный китаист.
Э. ХАСАНШИНА: Нам пишут, что ноябрь - это листопад.
С. ДОРЕНКО: Что это? Листопад, кончайте листопадничать.
Э. ХАСАНШИНА: А грудень говорят декабрь.
С. ДОРЕНКО: Какой, грудень - ноябрь, грудень, грудень, давай.
Э. ХАСАНШИНА: Я вполне соглашусь.
С. ДОРЕНКО: Кончайте мне морочить голову, название месяцев сейчас, мы, название месяцев, сейчас.
Э. ХАСАНШИНА: Алексей Фрей пишет в этот месяц смотреть надо не в окно, а на груди, вот это кстати было бы неплохо.
С. ДОРЕНКО: По-украински, ты хочешь в Украину опять, она всё время хочешь в Украину.
Э. ХАСАНШИНА: А кстати, я же прыгала через костер, не растаяла, вот, было интересно.
С. ДОРЕНКО: Можно скажу что-то про тебя, настучу, значит, вчера в где-то такое уже после пол первого я видел, стоял на светофоре, а ты меня не видела, я скажу сечень лютый, 11 - листопад, а почему листопад? Грудень – 12, да.
Э. ХАСАНШИНА: Потому что листья падают.
С. ДОРЕНКО: Грудень - декабрь, ну, хорошо, ужасно, я считаю нормальные славянские названия - это украинские названия, как вы понимаете, мы усвоили с вами римские названия, что хорошо, на самом деле, свидетельствуют о космополитизме русских. Русские - космополиты. Но украинцы сохранили древние названия. Значит, соответственно я попробую не перевести, а как бы сечень сказать не сичень, а сечень, договорились? Сечень первый сечет, потом второй - лютый, лютый - это февраль, березин - это март, квитень, то есть цветочный, цветочный месяц апрель, травень, травяной месяц май, Червень - это красный сейчас вот июнь, потом липень - это когда липы цветут, июль.
Э. ХАСАНШИНА: Ой липень - это хорошо, да.
С. ДОРЕНКО: Или что они делают липы, неважно или что они делают липень, почему липень, хрен его знает. Серпень - 8, 8 – серпен это когда они типа с серпами ходят взад-вперед селяне и может быть сражаются на серпах, ну что-то делают с серпами, мы не знаю зачем это, вот. Потом вересень, чтобы это не значило - это сентябрь.
Э. ХАСАНШИНА: Вересень, наверное какой-нибудь.
С. ДОРЕНКО: Может быть, не знаю. Жовтень - это жёлтый месяц, это этот самый октябрь, соответственно, листопад – 11. У них что-то, у нас листопад вообще в августе уже листопад, фиг поймешь.
Э. ХАСАНШИНА: У нас долго идет зато.
С. ДОРЕНКО: И наконец грудень, грудень - это декабрь, ну хорошо. Я маху дал. Спасибо вам огромное умные - это декабрь. Всё ребята, нормально мы русские – космополиты, нам плевать на то, что там у славян было, правильно? И всё. Расскажите мне про испанцев и португальцев, пожалуйста, которые, да, нет про Хасаншину.
Э. ХАСАНШИНА: О, нет.
С. ДОРЕНКО: Значит, Хасаншина стояла, сейчас расскажу, быстро расскажу. Хасаншина ползком так это знаешь чуть-чуть не разгибая коленок, с какой-то страшной скоростью.
Э. ХАСАНШИНА: Это не ползком, это по-динозавровски.
С. ДОРЕНКО: Не разгибая коленок, у братьев Маркс, если вы смотрели комедии братьев Маркс, там вот они ходят, не разгибая коленок, с усами который старший из братьев Маркс, примерно, как Хасаншина.
Э. ХАСАНШИНА: Позволяет развивать хорошую скорость.
С. ДОРЕНКО: Она идёт на огромной скорости, пилит на огромной скорости в сторону Красной площади, Васильевского спуска, Большого Москворецкого Москва, от Ордынки соответственно направление чешет туда, туда, где иностранцы, где Никольская, где можно встретить бразильских болельщиков и что-нибудь они тебя неприличное научат говорить.
Э. ХАСАНШИНА: Я мониторю ситуацию.
С. ДОРЕНКО: Она мониторит ситуацию, понятно, да о чем речь?
Э. ХАСАНШИНА: Конечно, всё ради новостей.
С. ДОРЕНКО: Она мониторит ситуацию, вот собственно и всё. Хорошо, расскажите про футбол 73-73-948, играли же, играли же вчера и испанцы, и португальцы, и значит надо бы. Во-первых, я не понимаю, кто на нас пришелся всё-таки испанцы или португальцы? 73-73-948 наш телефон. Про неприличных бразильянцев чуть позже. Они не неприличные, они озорные, мне кажется. Алло, здравствуйте, слушаю вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Сергей.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
С. ДОРЕНКО: Как отыграли Расскажите.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, три матча 3:0 и грантам нам трудно пришлось вчера.
С. ДОРЕНКО: Почему, почему такое напряжение? Казалось бы, что различия в уровне много значат.
СЛУШАТЕЛЬ: Ну не в уровне, потому что подтягиваются сборные маленькие и это говорит о величии нашей сборной. Помните, я с вами общался и говорил, что мы выйдем в одну четвертую?
С. ДОРЕНКО: А пока мы в одну шестнадцатую.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, мы выйдем в полуфинал минимум.
С. ДОРЕНКО: Теперь вы считаете, что мы выйдем в полуфинал?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну конечно, это ни на эйфории, это наверное мы можем сказать. Предварительно. Но.
С. ДОРЕНКО: Надо им отдохнуть, нет, знаете, я хочу сказать, что они на поле сейчас за что мы их привыкли ругать, а теперь надо хвалить, они с полной выкладкой, но это уже самосожжение. То есть надо отдохнуть хорошенько, успеть набраться сил, чтобы на следующем матче, понимаете. Ну хорошо, мы приходимся на Португалию или Испанию?
СЛУШАТЕЛЬ: Мы приходимся на Испанию и мы выигрываем у Испании 2:1.
С. ДОРЕНКО: 2:1.
СЛУШАТЕЛЬ: 2:1.
С. ДОРЕНКО: Скажите, а там, значит, кто проиграл, уже вылетает и всё нафиг сразу.
СЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно, мы выходим в ¼ по-моему на французов и выигрываем 1:0.
С. ДОРЕНКО: И там выигрываем 1:0 и выходим потом на бразильцев?
СЛУШАТЕЛЬ: Полуфинал и там я не помню как по сетке, но в финале, если выйдем, да, по-моему на Германию или Великая Победа. Вы заметили, что все великие события в России были в начале века того или иного на протяжении 300 лет?
С. ДОРЕНКО: Так.
СЛУШАТЕЛЬ: От первой четверти века последние 300 лет все великие события были в начале.
С. ДОРЕНКО: Ну подождите, а освобождение от крепостного рабства 861-й?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну это оно само собой.
С. ДОРЕНКО: А рождение товарища Пушкина 899-й?
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, ну Сергей, Наполеон, Бородино, революция.
С. ДОРЕНКО: Наполеон же начал шустрить еще в 17-м.
СЛУШАТЕЛЬ: Вот, отличное сравнение – Наполеон.
С. ДОРЕНКО: В 18-м веке еще.
СЛУШАТЕЛЬ: Он пришёл, вся Европа весь мир были убеждены, что он воткнет флаг, что он правда и сделал.
С. ДОРЕНКО: А он и воткнул, он и воткнул, он надрал нам жопу при Аустерлице, а потом при Москве, извините, сначала при Аустерлице, а потом при Москве.
СЛУШАТЕЛЬ: Точно.
С. ДОРЕНКО: Да, совершенно верно.
СЛУШАТЕЛЬ: Он выиграл битву, но войну не выиграл. Битва происходит сейчас.
С. ДОРЕНКО: Нет не выиграл это правда.
СЛУШАТЕЛЬ: А война - это финал.
С. ДОРЕНКО: Посмотрим, посмотрим пришел Наполеон и что, при Аустерлице разгромил австро-российские войска и при Москве разгромил русские войска, разгромил, ну потому что мы отдали столицу. Значит, это был разгром. В результате разгрома вошел в Москву, что он вошел в Москву-то если он потерпел поражение? Если он при Бородине потерпел поражение, чего он в Москву-то пошёл? Он тогда пошел бы во Францию, наверное. Но он пошел в Москву, значит он победил. Потом поспорим, давайте вернемся к футболу, 73-73-948, 73-73-948, алло, здравствуйте, слушаю Вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Довольно оптимистичный прогноз дал молодой человек.
С. ДОРЕНКО: Но он видите пока что мы пессимистичные даём, а он выигрывает, потому что он всё время дает верные прогнозы, он же сказал, что мы на первом месте в группе, пожалуйста, мы на первом месте.
СЛУШАТЕЛЬ: Ну во-первых, если мы сейчас выигрываем у Уругвая, мы едем в Сочи. Проигрываем, едем в Лужники. Дальше, если Иран вдруг выигрывает у Португалии, что крайне маловероятно, то Португалия едет домой.
С. ДОРЕНКО: Слушайте, а можно вопрос, ведь иранцы вчера показали такую тяжелую.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да. Вы, наверное, не смотрели, но мне показалось на один момент, что это был не футбол, а хоккей. Столько падений я еще ну не видел на этом Чемпионате мира. То есть они, болельщики, меня больше всего поразили болельщики, 120 тысяч болельщиков из Ирана, они взяли с собой вот эти вот дудки и гудели. То есть вы представляете 120 децибел на поле, когда уже ну из ушей чуть ли не кровь течет, вот.
С. ДОРЕНКО: А как вы их отличаете? Я вот посмотрел фотографию, где сошлись как бы в игре иранец и испанец, я посмотрел и думаю: это чудно и дивно мне, но они похожи.
СЛУШАТЕЛЬ: По сути только по форме.
С. ДОРЕНКО: Должны быть похожи и мы должны быть похожи, почему мы не похожи, вот это удивительно. Мы же из иранских нагорий пришли, из иранксого Кавказа. Ну все славяне, но индоевропейцы все пришли из Ирана. Ну правильно, мы должны быть похожи на иранцев, на перцев, а мы не похожи. То есть какие-то фальшивые.
СЛУШАТЕЛЬ: Какие-то из игроков похожи.
С. ДОРЕНКО: Какие-то фальшивые персы, ну правда. Знаете почему? Потому что нас разбавили финно-угры и сделали из нас то, что мы есть, правда. Ну скажи пожалуйста, испанцы похожи на персов. Ну можно я сейчас занимательную антропологию введу сюда. Испанцы и персы - одно лицо, один в один, и это очень правильно. Потому что все почему, почему в Соединенных Штатах Америки европейцы указывают происхождение, расу, кавказская, кавказскуая. Что значит Кавказская? Имеется в виду персидская, это Кавказ, персидский Кавказ. Не Кавказ, где грузины живут или это так сказать ещё кто-то. А это персидский Кавказ. То есть это отроки, которые по Персии идут, понятно? То есть мы все из Персии. Европейцы понятно, да?
Э. ХАСАНШИНА: Да я вот только хотела сказать, кто мы.
С. ДОРЕНКО: Нет, потому что я вот нет, я вот не очень европеец, не знаю может быть до какой-то степени.
Э. ХАСАНШИНА: И я тоже.
С. ДОРЕНКО: Я до какой-то степени, я ощущаю себя скорее турком всё-таки я себя ощущаю, ну хорошо, неважно.
Э. ХАСАНШИНА: Ну подождите, вы же кельт, ну что вы меня путаете всё время.
С. ДОРЕНКО: Я - кельт, мне кажется, что я помесь кельтов с турками и немножечко еще индоевропейцев тоже есть, индоевропейцев немножко хорошо допускаем. Ну вот слушай, значит, я хотел сказать, что испанцы и персы одни и те же, потому что испанцы вышли из персидских гор и почесали в свою Испанию. Приходят и говорит: Здравствуйте, вот мы здесь поживём. Ну хорошо и так далее. Пожалуйста, пожалуйста.
Э. ХАСАНШИНА: Вот умеют люди выбирать места.
С. ДОРЕНКО: Арабы у них не остались там, арабов нет. Арабы только те, которые крестились, ты знаешь, потому что католические Короли в 1492-м году, они выселили всех иноверцев, всех до единого: евреев и мусульман, иудеев, простите, иудеев и мусульман. Всех, кто отказался креститься. Было очень просто. Крестись - остаёшься в католическом королевстве, не крестишься, вот тебе Гибралтар, вот тебе Бог, тебе порог, вот тебе Гибралтар, молодец, все. И они их всех выселили, понимаешь. Поэтому я думаю, что арабы прямо массово не крестились, они скорее выезжали как бы уходили в Марокко вот туда, туда двигали туда, массового крещения не было такого. Ну вот. А мы какие-то заблудшие овцы, мы какие-то странные персы, понимаешь, какие-то картофельные лица у нас - это странно. Почему мы не похожи на персов? Это неправильно, согласись.
Э. ХАСАНШИНА: Может быть мы не похожи специально, чтобы отличаться?
С. ДОРЕНКО: Нет, ну что специально что же вы задумали так?
Э. ХАСАНШИНА: Да.
С. ДОРЕНКО: Такие рядились, алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Алло, Сергей Леонидович, доброе утро.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Я не, перс, я перец.
С. ДОРЕНКО: Хорошо, это даже лучше я бы сказал во многих случаях.
СЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Все
С. ДОРЕНКО: Ну как играли?
СЛУШАТЕЛЬ: Сыграли здорово, но я боюсь, что наши встанут теперь, я боюсь Испанию, я так болею за них, больше конечно за наших, но Испания так она близка мне, прям.
С. ДОРЕНКО: Да, весь я в чем-то испанском, помните весь я в чем-то норвежском, весь я в чем-то испанском, помните это стихотворение?
СЛУШАТЕЛЬ: Да, Сергей, но мне почему-то Испания на душе бальзам, Асенсио, Иско, я вас умоляю и Дзюбональдо люблю, но как выбор сделать, не знаю.
С. ДОРЕНКО: Спасибо, спасибо, хорошо, а если мы придем на Португалию? Или на Испанию уже точно, да? Мы уже точно придём на Испанию?
Э. ХАСАНШИНА: Я не знаю.
С. ДОРЕНКО: Алло здравствуйте, мы уже точно должны играть с Испанией, точно, да? Они – вторые в группе у себя, да? Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, доброе утро Сергей.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Ну я считаю, что нам играть с Испанией нельзя, вот, играть нам можно только с Португалией.
С. ДОРЕНКО: Да, потому что там можно использовать эту же схему, которую мы с Салахом использовали, блокировать Роналдо и всё.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да, да, эту команду старичков можно разобрать на части. АА вот Иран нас точно никогда и ни за что не пустит, это однозначно.
СЛУШАТЕЛЬ: Если бы вдруг пришёл бы на нас Иран, ещё пока, пока это не точно известно.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, потому что они играют по конспектам Бердейла, если кто знает такого тренера Рубина вот встают стеной и на контратаках нас поймают. Вот так вот.
С. ДОРЕНКО: Я понял. Ладно, ну надеемся, что всё будет хорошо, вон у нас Дмитрий говорит: дойдем до полуфинала, че.
СЛУШАТЕЛЬ: Ну посмотрим, посмотрим ну 1/4 возможно через Португалию.
С. ДОРЕНКО: У нас столько выпивки не хватит, как есть надо будет, как сколько надо будет, если мы до полуфинала дойдем, выпивки не хватит столько.
С. ДОРЕНКО: Играйте так, как мы за вас бухаем.
С. ДОРЕНКО: Да, даже в движении, в движении. Движение, что это у меня 4 балла ребят, значит, нормально. Шоссе Энтузиастов очень тяжелое, то есть больше, чем обычно тяжёлое, ладно, потом на этом самом, на третьем транспортном кольце на 8 часов, на 9 часов по циферблату очень трудно, особенно на внешнем, никаких экстраординарных вещей не вижу, обычные пробки, на 6 часов по циферблату внутренний МКАД и на 11 часов внешний МКАД по циферблату плохой. Ну то есть то, к чему мы с вами уже привыкли, перед московским стоит Киевка. Новости.
С. ДОРЕНКО: 9 часов, 6 минут, четверг, 21 июня. Здравствуй Великий город, здравствуйте все - это радио «Говорит Москва», «Говорит Москва». Эльвира Хасаншина - ведущая этой программы.
Э. ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко, доброе утро.
С. ДОРЕНКО: Я удивлена - пишет нам одна из слушательниц, 103, - что мальчишки не смотрят футбол. Болтаются во дворах, даже счёт не знают и вот всё это. Говорит мне Филип Сергеев еще, - вот Сергей, здравствуйте, сколько лет ждал, когда смогу рассказать за футбол в прямом эфире, а дозвониться не могу, исправьте это досаднейшее положение. Ну дайте же мне свои последние хотя бы 2 цифры или 2, Филипп Сергеев.
Э. ХАСАНШИНА: И мы будем держать линию для вас.
С. ДОРЕНКО: Мы будем держать для вас линию, Филип Сергеев, вы же не даёте,. Ну вот, он пишет - сегодня день рождения Виктора Цоя, поздравляю с днем рождения, желаю долгих лет жизни. Всё хорошо, да?
Э. ХАСАНШИНА: Поздновато желать-то.
С. ДОРЕНКО: В каких дворах, мы в компьютерах играем - говорит Николай – мы не во дворах - это совершенно несправедливо.
Э. ХАСАНШИНА: Вот, кстати, да, очень правильное замечание.
С. ДОРЕНКО: А вот 65-й, вот 65-й Филипп, позвоните, пожалуйста, 65-й Филипп набирайте 73-73-948, ему нужно сказать за футбол. Вот какой-то ужас просто алло, здравствуйте Сергеев Филипп, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей Леонидович.
С. ДОРЕНКО: Сергей, Сергей, Сергей просто, Сергей.
СЛУШАТЕЛЬ: Я дозвонился до вас. Сергей, хорошо, я тогда просто Филипп.
С. ДОРЕНКО: Хорошо.
СЛУШАТЕЛЬ: Но я не совсем понимаю эйфорию, которая сейчас в нашем обществе по поводу того, что мы порвём там всех подряд.
С. ДОРЕНКО: Мы сделали невозможное, мы сделали.
СЛУШАТЕЛЬ: Я согласен.
С. ДОРЕНКО: Мы сделали то, что не ожидалось. Поэтому.
СЛУШАТЕЛЬ: Мы видели нашу команду, они идут, встают и просто делают свою работу и видно, что работа наконец-то в кои-то веки им нравится.
С. ДОРЕНКО: Да, да не то чтобы нравится, но видно, что они выкладываться по полной.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да, Они поняли, наконец-то.
Э. ХАСАНШИНА: Нет, они действительно кайфуют, когда забивают.
СЛУШАТЕЛЬ: Спрос есть, вот. А по поводу того, что почему так фаворит играет, ну есть такая штука, как длинный турнир.
С. ДОРЕНКО: Ну да.
СЛУШАТЕЛЬ: То есть проходит раз в 4-3 дня, то есть игроки заранее берегут силы, узнают групповой этап, если вот вспомнить ровно 10, ровно 10 лет назад, мы обыграли сборную Голландии в 1/4 Евро.
С. ДОРЕНКО: Было, да, да.
СЛУШАТЕЛЬ: А проблема голландцев была в том, что они на групповом этапе просто ураганом прошлись, а если я не ошибаюсь 3:0 и по Франции 4:1 на тот момент действующих чемпионов мира, то есть они вынесли в одну калитку просто всех.
С. ДОРЕНКО: Да, и потеряли силы.
СЛУШАТЕЛЬ: И всё у них просто, они наелись футболом.
С. ДОРЕНКО: Витамины. Да ну, извините, у меня тогда, извините, такой Филипп вопрос. Я если бы я был тренер, я бы говорил так, что я, мне по-хохлятски хочется с запасом, 1:0 без запаса как-то нехорошо, в натяг, в натяг плохо, я бы хотела с запасом хотя бы 2:0, понятно? Понимаете, запасец нужен, тогда получается результат получается, полу случайный, полу случайный.
СЛУШАТЕЛЬ: Согласен, согласен, Капелла помню по этому поводу сказал, когда его спрашивали, почему вы всё время 1:0 побеждаете? Он сказал: а мне комфортней побеждать 1:0 чем 2:0.
С. ДОРЕНКО: Вы его спрашивали? Вы беседовали с Капеллой.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет это журналист его спрашивал.
С. ДОРЕНКО: А я понял, понял.
СЛУШАТЕЛЬ: С Реалом играли, Реал когда тренировал ещё говорит: почему всё время 1:0 побеждаете? Почему у вас такая интересная игра. Ну вот ребят, мне удобнее, когда мы 1:0 побеждаем, чем 2:0, чтобы моя команда не расслаблялась до последней 94, 95 минуты.
С. ДОРЕНКО: Я мяско люблю, чтобы посытнее было, посытнее. Так что в натяг это как-то нехорошо, как-то нехорошо, ну правда же нехорошо?
Э. ХАСАНШИНА: Да, я полностью согласна, мне тоже нравится, когда есть запасец.
С. ДОРЕНКО: Они не пили.
Э. ХАСАНШИНА: Так оно спокойнее.
С. ДОРЕНКО: Они не пили, но у них с собой было понимаете, в чем дело, пусть оно немножко будет чуть-чуть мы его не пьем, нет. Алло, здравствуйте, слушаю Вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.
С. ДОРЕНКО: Да, Михаил, здравствуйте, здравствуйте.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Вам даже звонят внуки бабки Ванги, которые уже.
С. ДОРЕНКО: Да, да начинайте с критики, вы вчера Михаил, обоснованно можно вас покритиковать? Вы каждый свой, каждый свой звонок начинаете с критики, не критикуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Невозможно слушать, мы на Испанию, неизвестно что будет, нет ни первого, ни второго места нет. Широкий спектр, испанцы могут быть и первыми, и вторыми. Значит, отцом того, что мы называем теперь автобусом с более изящным названием как пиначо было знаменитые явление в эррера, кто помнит эпоху 60-х годов – этот аргентинский шахматист был великим тренером Интера, в котором играл Маццола. Так вот в пенальти замучила всех 60-х годах, итальянцам невозможно было забить гол, невозможно просто. Они выигрывали так 1:0, 1:0, 0:0, 1:0, вот из трех матчей вчерашних один просто классический, что просто такого уровня, как продемонстрировал Иран, я не видел уже лет 35 понимаете. Тут то ли сложились так звёзды, но это было просто потрясающе, все дырочки были закрыты настолько, 5%, 95% без выхода в атаку, даже не шел вперёд уже правый защитник, кто знает в футбол.
С. ДОРЕНКО: Опа, вы въехали в опасную зону, всё он уехал, он по Рублёвке едет, там опасное место, опасное. Михаил, перезвоните, пожалуйста, Михаил он сейчас перезвонит. Алло, здравствуйте, слушаю вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: А вы знаете что в интернете не пишет не помню кто, значит понятно, когда связана с обороной страны, ну то есть, когда на нас напали. И в общем человек говорит, что видимо что-то замкнуло у этих 52 людей и они тут у себя дома ну в домашний чемпионат такого же не было никогда, они это чувствуют как оборону страны и отсюда все и случилось.
С. ДОРЕНКО: Вставай страна огромная.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, и полоса пограничная идет за тобой и собственно отсюда все эти самые прелести, кажется у меня мысли очень интересные, хорошие, если так дальше пойдёт.
С. ДОРЕНКО: Нет, а дальше как пойдет?
СЛУШАТЕЛЬ: Дальше, да.
С. ДОРЕНКО: Нет вы помните этот анекдот про рядового Иванова, который занял нскую высоту, знаешь нская высота? Рядовой Иванов занимает нскую высоту, на него ползет 8 фашистских танков, рядовой Иванов обнаруживает, что патронов нет, гранат нет, вообще ничего нет. Кранты – смекнул рядовой Иванов, не подвела солдата солдатская смекалка, не подвела солдатская смекалка. 8 танков - это может быть как раз Испания, понимаете, в чем дело. И не подведет солдата, не подвела рядового солдатская смекалка, понимаете.
Э. ХАСАНШИНА: Вот неправильнык вы анекдоты, рассказываете.
С. ДОРЕНКО: Почему?
Э. ХАСАНШИНА: Неправильные, есть про финнов. В общем финны двое в окопе сидят, на них 30 врагов и один говорит: ой, у нас ничего нету, патроны закончились, что же ему делать-то будем? А второй говорит: вот и я думаю, как мы столько трупов закопаем? Вот, вот так надо.
С. ДОРЕНКО: Ну не надо всё это.
Э. ХАСАНШИНА: Ну надо.
С. ДОРЕНКО: Да ладно, да ладно Сталлоне и всё такое, хорошо.
Э. ХАСАНШИНА: Рвать до последнего. Конечно. Стэтхэм, Сталлоне и какой-нибудь Шварценеггер.
С. ДОРЕНКО: Саша Гусак так сделал. Саша Гусак - это наш герой, он из Донбасса, из Донецка. Александр Гусак. Я тебе про него не рассказывал, он в Чечне пошёл освобождать русских офицеров, ну гбушных офицеров, которых взяли тогда двух ФСБ, тогда не знаю, как они назывались ФСК или ФСБ, в общем два гбушника попали в плен и Саша Гусак за ними ходил. И он говорит: лежу за этим самым, за бетонной хренью и понимаю, патроны кончились, а ножа два у него был, два ножа. Он говорит: один, - говорит - нож армейский, ну этот, который положен спецназу, а второй подарил: – говорит - один наш общий друг Борис Абрамович, подарил ему ножь, вот. И он говорит: я лежу за этой хренью, два ножа держу, досчитаю до 20 и пойду. Ну и так, и так убьют-то что. Считаю, до 20 считаю, до 10 слабовата, до 20. 17, 18, 19 и не могу встать, не могу встать, не получается, ну страшно. Ну там автоматически лежат простреливают, а ему надо встать против там 7 или 6 автоматчиков и пойти. Говорит: дай-ка я по новой опять 17, 18, 19 и пошёл - говорит - и пошёл, и пошёл с двумя ножами. Я говорю: и что? Он говорит: всех порезал, всех перепорол, всех переборол.
Э. ХАСАНШИНА: Вот это да.
С. ДОРЕНКО: Ему правду почку прострелили, всех зарезал всех, сколько было там чеченов, не знаю, человек 7, не знаю, он зарезал всех двумя ножами, он рубил просто направо-налево, кувыркался там просто, просто атас.
Э. ХАСАНШИНА: А я думала, что это только в кино.
С. ДОРЕНКО: А ты говоришь про финнов, какие фильмы, наши Донецкие, донбасские хохлы, работающие на ФСБ РФ, вот это герои. Хохлы, работающие на русских, лучшие люди, чтобы ты знала ну просто я тебе объясняю, не шучу, не шучу. Так где у нас потерялся этот самый. Хватит из Михаила делать эксперта - говорит 43-й. Михаил чрезвычайно образованный необычайно, необычайно образованный, невероятно опытный и сверхъестественно эрудированный человек, поэтому давайте, давайте это самое. Если бы не фатхи играли бы 2:1 в притирочку с Египтом. С Египтом получилось реально 2:1 случайно - говорит Александр Фельдман. Знаете, нет, нет, это всё не случайно, это какая-то закономерность была. Секундочку в 73-73-948, алло, здравствуйте, слушаю вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Я вот тоже хотел рассказать про героя Советского Союза.
С. ДОРЕНКО: Ну что вы говорите, ну давайте к футболу вернемся, ну я вас умоляю, зачем, сейчас будут Герой Советского Союза все кто, что помнит. Не давайте не так пойдем. Ребят, мы скажем следующее, давайте сейчас проголосуем, Россия-Уругвай, когда играет, посмотри мне, пожалуйста, посмотри мне.
Э. ХАСАНШИНА: А не 25?
С. ДОРЕНКО: Спроси Уругвай, когда матч. 25 значит, мы сейчас посмотрим, России следующий матч надо дата значит, когда не играет.
Э. ХАСАНШИНА: 25, да.
С. ДОРЕНКО: 25 в Самаре. Где?
Э. ХАСАНШИНА: Самара Арена.
С. ДОРЕНКО: Самара Арена, 25 июня Россия-Уругвай групповой этап. Значит, мы насколько я понимаю - это никак не повлияет на наше, на наш выход из группы, из группы мы всё равно выйдем, всё мы уже выходим из группы.
Э. ХАСАНШИНА: Но это определит наше место.
С. ДОРЕНКО: До какой-то степени это определит наш дух. Вот дайте мне, пожалуйста, прогноз на Россия-Уругвай, Россия-Уругвай, я говорю: внимание, пофиг как что, но это определит некий наш дух. Значит, давайте, Россия-Уругвай. Победит Россия 134-21-35. Уругвай 134-21-36, Россия, Россия-Уругвай, выиграет Россия 134-21-35, Уругвай 134-21-36, что такое значит подожди 25 - это понедельник что ли, значит получается.
Э. ХАСАНШИНА: Вы мне такие сложные вопросы задаете.
С. ДОРЕНКО: Не знаю. Если сегодня четверг.
Э. ХАСАНШИНА: Да, понедельник.
С. ДОРЕНКО: Четверг, сегодня четверг 21, 22, да, понедельник.
Э. ХАСАНШИНА: Вы ещё меня считать заставляете.
С. ДОРЕНКО: Да, не вопрос, конечно, а что это с золотой медалью без математики золотую медаль получила в школе?
Э. ХАСАНШИНА: Всё хватит насчиталась.
С. ДОРЕНКО: Математика была у вас?
С. ДОРЕНКО: Конечно была.
С. ДОРЕНКО: Ну все, значит считай. Выиграет Россия - 58%, будет Уругвай - 42%. 58 на 42, сейчас 57 на 43 голосование продолжается, 54 на 46. Победит Россия в матче Россия-Уругвай победит Россия 134-21-35, проголосуйте, пожалуйста. Победит Уругвай 134-21-36 вот и всё давайте. Я сейчас, я сейчас ну всё достаточно, можно остановить. 55 на 45 пиши, победит Россия 55%, 55%. А хочешь про Испанию? А когда будет Испания, дайте. А мы не знаем, кто будет с кем, следующий матч, да. Следующий матч как бы. То есть дай мне график, график, да. Нет просто график игр, игры чемпионата мира. Значит, секундочку. Э. ХАСАНШИНА: Вот у нас, а это уже было.
С. ДОРЕНКО: Это было, это было. Давай, матч групповой этап, нет групповой нам надо пропустить, а потом уже следующий этап какой-нибудь. Ну пока ищи, пока ищи, а я расскажу что-нибудь сексуально-эротическое, мне кажется, обязательно нужно. Знаешь, кто нас слушает, кто нас слушает.
Э. ХАСАНШИНА: Кто.
С. ДОРЕНКО: Маньяки, абсолютно, да, скажите, пожалуйста, значит, бразильских болельщиков в Москве наш чувак лапал Колумбийку, какой-то кошмар, ребят. Но с другой стороны - это так органично, я смотрела всё это видео и всё это было так органично и весело, что я не понимаю, почему мы должны сейчас делать какую-то позу или минус старой девы и всё это осуждать, зачем всё это осуждать?
Э. ХАСАНШИНА: Но я согласна, я бы не стала. Но осуждают-то смотрите ведь их сообщества.
С. ДОРЕНКО: Никто особенно не осуждает, ничего особенно не осуждают.
Э. ХАСАНШИНА: Одного уже уволили. Другого там какой-то расследование идёт внутренние.
С. ДОРЕНКО: Одного уже уволили.
С. ДОРЕНКО: Господи, уволили потому что ну что, ну и что - это озорство, мальчики все, да, хотят озорничать с девочками, намекнуть девочкам на то, чего им этим козлам надо, мальчикам.
Э. ХАСАНШИНА: Смотрите, если я правильно посмотрела, Испания и Марокко будет играть в ближайшее. 25 июня.
С. ДОРЕНКО: Да, 25 июня, но потом будет выход какого там числа дальше? Ну не групповое этап уже нужен, не групповой, нет, нужна 1/8, посмотри пожалуйста 1/8. Дайка мне мышь, нетрожь, нетрожь, 1/8, спокойно. Значит, секундочку. 1А и 2Б стадион Фишт 30 июня, 30 июня, понятно? Вот мы посмотрим, что будет 30 июня. Мы будем играть, наверное, мы же первые в своей группе А1, мы будем играть с В2, наверное с Испанией, вот там мы и посмотрим, ладно, договорились? В Москве колумбийскую журналистку, освещавшую чемпионат мира, схватили за грудь, но не так что схватили за грудь, но это так не отчетливо. Потом она была смущена и до известной степени оживлена после этого. Нельзя сказать, что.
Э. ХАСАНШИНА: Нет, она сохранила достоинство и pokerface.
С. ДОРЕНКО: Какое достоинство?
Э. ХАСАНШИНА: Она даже бровью не повела, она вот как говорила, так и говори дальше, кто-то подбежал, понимаете, поцеловал ее, она такая
С. ДОРЕНКО: Вы придумывает ей какую-то историю на самом деле.
Э. ХАСАНШИНА: Нет она даже не возмутилась, она на самом деле после.
С. ДОРЕНКО: Она тарахтит как колумбийка и есть, она латинка, колумбийка и всё. Он убежал и всё, он держал ее за плечо. Он держал ее за плечо. Секунду, ещё раз. Россия - чемпион - сказал он и убежал, ничего там не было, никакой груди не было, ребят, ну что, зачем.
Э. ХАСАНШИНА: Ну я тоже грудь не заметила, но ей-то виднее. Всё-таки до неё домогалась. Ну что же она врать-то будет.
С. ДОРЕНКО: Ну зачем, ну зачем. Значит я тебе скажу, вспомнила баба деверя, что хороший был. Знаешь, женщины, когда они вспоминают, когда до них там домогались, придумывают, наверное я умоляю.
Э. ХАСАНШИНА: Ой ну ладно.
С. ДОРЕНКО: На меня все смотрели, на тебя никто не смотрел, он шел за мною, никто за мной не шел, не надо выдумывать. Он писал мне, что он не писал, просто случайно абсолютно, там ещё другое писал, просто махнул по телефону там случайно и всё, правильно?
Э. ХАСАНШИНА: У меня подружка.
С. ДОРЕНКО: Правильно, баба придумывают себе свою грудь отовсюду. Но это было плечо, плечо, я сейчас смотрю на это видео.
Э. ХАСАНШИНА: Ну может быть он рукавом коснулся или локтём, или вот этой вот предплечьем как-то, да.
С. ДОРЕНКО: Ничему он не коснуться, я вижу это видео, он подбегает, хватает ее за плечи.
Э. ХАСАНШИНА: Он - мужчина, вы всегда видите то, что вам хочется видеть.
С. ДОРЕНКО: Подожди, он хватает ее за плечи с целью контролировать туловище. И это он правильно делает, иначе она метнулась бы куда-нибудь, она бы метнулась.
Э. ХАСАНШИНА: Она не метнулась, она в кадре.
С. ДОРЕНКО: Он берет ее за плечи и целует в щёчку целомудренно и говорит священную для каждого русского человека фразу: России - чемпион. Ну что такого, Господи и всё. А потом так коллега, которая берет интервью, та коллега, которая сидит в Германии на испаноязычном канале в кадре, она говорит: я вижу уже чуть позже, я вижу, что тут болельщики, ну когда тут проходит, она говорит: я вижу, что тут ещё болельщики целуют, не спрашивая разрешения, не спрашивая. Болельщики целуют, не спрашивая разрешения.
Э. ХАСАНШИНА: Она так вздыхает и говорит: бедная девочка, как ты работаешь в таких условиях.
С. ДОРЕНКО: Ничего абсолютно у всех вид приподнятый и счастливый, и довольный. Вот послушай, как это происходит секунду. Ну да, ну видите, они довольные, обе довольные. Обе довольные, обе счастливые, как если когда на тебя обратят внимание, а тебе надо поворчать, но в душе ты понимаешь, что ты будешь это детям и внукам рассказывать. Она будет детям и внукам вот эта колумбийка сделается старухой через какие-то жалкие 60 лет, ты понимаешь? Через жалкие 60 лет, сейчас 18-й год, соответственно в 78-м году, она будет старухой в 78-м году - это очень скоро. Значит она будет сидеть старуха и шамкая рассказывать. (неразборчиво) Хотя это вообще в другом месте, это неплохо, для того чтобы объяснить какое-то крутое место. (на другом языке, 25:56, вторая часть) И так далее, она будет говорить, она будет рассказывать и все будут ей верить.
Э. ХАСАНШИНА: Мне кажется она не будет это рассказывать, у нее будут истории поинтересней.
С. ДОРЕНКО: Конечно, она что Аманпур что ли?
Э. ХАСАНШИНА: Она очень хорошенькая, я думаю, что у нее действительно будут истории поинтересней.
С. ДОРЕНКО: Она действительно хорошенькая, от крой porhub.
Э. ХАСАНШИНА: Это вам не та итальянка, которой отказали в домогательствах.
С. ДОРЕНКО: Открой Pornhub и ты увидишь много таких хорошеньких, она ничего особенного удивительного здесь не произносит, она тарахтит как сорока, что мол будет скоро игра и что дальше?
Э. ХАСАНШИНА: Вы говорили, что женщины не профессионалки да, вот мужчины говорили.
С. ДОРЕНКО: В смысле, в каком смысле?
Э. ХАСАНШИНА: Вот она сохраняет непоколебимость, продолжает репортаж.
С. ДОРЕНКО: Можно я тебе скажу? Потому что бабы циничные, я тебе объясню почему. Мужчина пошел бы уже что-то успокаивающее пить, ведро валерьянки, мужчина.
Э. ХАСАНШИНА: Но если бы к мужчине подбежал мужчина, то да, а если женщина, то нет.
С. ДОРЕНКО: И женщина тоже. Мужчина потому что он бы, у него бы начали какие-то бабочки только не внизу живота, а в голове между ушами, у него там пустота, есть, где летать бабочкам, ну вот. Значит, мужчины, он бы не смог прийти в себя, а женщины, они настолько циничны, настолько циничны и настолько расчетливы и настолько всегда готовы к этому, всегда, потому что они об этом мечтают. Потому что ей, например там 25 лет, предыдущий 20 из них, не 20 нет, предыдущие 15 из них она мечтала о том, как ее поцелует какой-то принц, 15 лет.
Э. ХАСАНШИНА: Слушайте, ну принца не фанат.
С. ДОРЕНКО: Откуда она знает, секундочку, она 15 лет мечтала, что ее поцелует какой-то мужчина и наконец это случилось с ней. В виду того, что это очень ожиданный сценарий, ожидаемый сценарий, в виду того, что же все женщины циничные и расчетливые, она абсолютно, абсолютно спокойна. Правильно ты говоришь, правильно. У мужчины закружилась бы голова, он сделался бы пьяным да, он бы, он бы fell to Love как-нибудь типа и все. А бабе плевать абсолютно, понимаешь, да она не помнит через три минуты.
Э. ХАСАНШИНА: Помнит, конечно, видите она возмущается.
С. ДОРЕНКО: Нет она не возмущается, она улыбается, Господи. Так давай к следующим казусам перейдём, мы не можем одну и ту же Колумбийку столько раз в эфире хватает за грудь, уже хватит. Тем более, что ее никто не хватал. Теперь дальше, следующий случай, следующий случай - это значит девочка русская, которую заставляют кричать: Розовая писька. И их там теперь репресируют бразильцы, если позволишь. Я хочу сказать, она кричит от россиянки потребовали, от россиянки потребовали бразильских болельщиков, значит, накажут за похабные.
Э. ХАСАНШИНА: Какие россиянки? Есть может быть какой-то союз?
С. ДОРЕНКО: Я не знаю, что за россиянки, россиянка, россиянка.
Э. ХАСАНШИНА: Почему я не знаю?
С. ДОРЕНКО: Я тоже о нём не знаю, слушай, значит на самом деле, на самом деле россиянки потребовали и так далее, тут заголовки какие-то. Я вижу следующее, можно я потом расскажу?
Э. ХАСАНШИНА: Да.
С. ДОРЕНКО: После новостей, найти какую-то смешную вещь, не надо вообще предавать этому значение. Вообще никакого.
Э. ХАСАНШИНА: Я согласна.
С. ДОРЕНКО: Почему они, они озорничают как озорничают мальчики.
Э. ХАСАНШИНА: Пятиклассники, да.
С. ДОРЕНКО: Кто такие латиноамериканцы?
Э. ХАСАНШИНА: Это на уровне подергать за косички, ну честное слово.
С. ДОРЕНКО: Все нации, все нации - дети, единственная взрослая нация – евреи, им примерно как лет 13, понимаешь. Но это старше не существует, нации. Абсолютно нет. Евреи ведут себя так, как будто им лет 13, русские ведут себя так, как будто им лет 8, 7-8, понимаешь. А аргентинцы - эти все 10, но они узнали про письку и все кричат постоянно - это одно и тоже. Хорошо, после новостей.
С. ДОРЕНКО: Значит, этот случай очень серьезно все подхватили, россиянки потребовали наказать российских фанатов, не только россиянки, правозащитница Алена Попова потребовала привлечь бразильских болельщиков к ответственности, какой ответственности, Эль, значит, ответственность какая? Это либо первая статья 561 КоАП России «оскорбление, унижение чести и достоинства другого лица в неприличной форме». Либо, либо часть 1 статьи 21 КоАП «мелкое хулиганство». Значит, также бразильцы должны принести публичные извинения самой девушки и всем гражданам России, всем гражданам России, прикинь что, за сексизм, оскорбление, унижение чести и достоинства группы лиц по половому признаку. Давай быстро разберёмся, хорошо, ну может быть это дать в эфир, тут нет запрещенных никаких слов Роскомнадзором, поэтому можно. Стоит девушка, она красивая, она красивая, мы скажем так, она красивая.
Э. ХАСАНШИНА: Да.
С. ДОРЕНКО: Скромно одета, в том смысле скромно, что у нее жакет такой, да жакет, называется, пиджак.
Э. ХАСАНШИНА: Пиджак, да, изящно пиджак светло-голубой.
С. ДОРЕНКО: Здесь пиджак, она одета так хорошо, то есть она не расфувыренная какая-то, она хорошо одета.
Э. ХАСАНШИНА: Как пишет слушатели иногда.
С. ДОРЕНКО: Нет, она хорошо одета, она скромная.
Э. ХАСАНШИНА: У неё светлые волосы, никаких кудрей, просто длинные, прямые, аккуратные.
С. ДОРЕНКО: Скромная, аккуратно одета и у неё никаких нет признаков какого-то, чего-то непристойного, абсолютно пристойная, хорошая девочка.
С. ДОРЕНКО: Вот значит и она веселится - это видно, что она веселиться, такая чистенькая вся, она веселится. Ее окружили бразильцы, что-то их там, не знаю человек может быть 5-6-7 насколько я понимаю и они скандируют и заставляют ее.
Э. ХАСАНШИНА: Повторять.
С. ДОРЕНКО: Повторять, они просит ее repeat, repeat. Она повторяет.
Э. ХАСАНШИНА: Она сначала так неловко улыбается, потом.
С. ДОРЕНКО: Ну потому что она не очень ловит.
Э. ХАСАНШИНА: Не понимает, да.
С. ДОРЕНКО: Не очень ловит, не очень любит, но потом повторяет.
Э. ХАСАНШИНА: Ну и ей неловко отказывает, потому что они такие радостные. С. ДОРЕНКО: Она повторяет, она повторяет, она повторяет значит это, насколько я понимаю, жаргонное название, жаргонное но не очень грубое, не очень грубое название женского полового органа. Значит и ну типа там Розовая писька, розовый писька, они скандирует и говорят: давай и ты, давай и ты и так далее. Секундочку, послушайте на секундочку. Всё. Всё. Значит, смысл в том, что дальше, дальше я вам сейчас прочитаю твит. Бразильские болельщики издеваются над русской девушкой, они используют то, что она не знает португальский язык для того, чтобы как это сказать.
Э. ХАСАНШИНА: Троллят ее в сексуальном.
С. ДОРЕНКО: Да не троллят, сексуальное воздействие как называется, забыл уже Господи, они злоупотребляют ее.
Э. ХАСАНШИНА: Ее доверием.
С. ДОРЕНКО: Сердечностью, да, сердечность. И они злоупотребляют, используют то, что она не знает португальского языка, они злоупотребляют ее сердечной приветливостью, это следует, это следует наказать и так далее – пишет, это один из бразильцев пишет. Более того уже, уже выгнали одного из них - это мачизм, пишут наши уже теперь пошло уже министерство туризма, министерство туризма Бразилии уже сделало заявление, уже по этому поводу министерство туризма Бразилии. Это мачизм и женоненавистничество неприемлемо ни в каком виде. Значит, дальше часть ведомств выгоняют своих сотрудников, одного из этих парней бразильцев выгнали из авиакомпании, другой какой-то офицер полиции или чего-то его тоже выгоняет.
Э. ХАСАНШИНА: Ну какой-то силовик.
С. ДОРЕНКО: Человек, идет внутреннее расследование и так далее, так далее, так далее. А я позволю себе выступить здесь с некой мудростью, представьте, что мне уже 100 лет, например, или может быть больше, 150 лет. Я позволю себе выступить с некоторой мудростью веков и сказать, что, во-первых, мальчики - это козлы, которым одного надо, значит, они всё время думает о сексе. В особенности, если они с Латинской Америки, я тебе сейчас говорю на полном серьёзе, мы, вы, вы, ты вообще не понимаешь степень напряженности разговоров и мысли о сексе постоянно 24 часа в сутки у латиноамериканцев. Ни один разговор вообще ни о чём не начинается и не заканчивается без секса, ни один разговор.
Э. ХАСАНШИНА: Да.
С. ДОРЕНКО: Не один разговор, если он состоит хотя бы из 4 фраз, 4, не 3, 4. Не бывает без похабной шутки, вообще не один. Понимаешь? Например ты говоришь, например ты говоришь. Я вчера имел разговор, кстати, с латиноамериканцем, вчера, я ему говорю: как это ну армано - спасибо брат я сказал, да, ну я сократил, так бывает, это можно, такие есть сокращения, вот. Он мне сказал: (на другом языке, 41:38 часть 2). То есть он сразу, то есть я сказал спасибо брат, сократив брат, понятно, да, а мано – это рука тоже. И он мне отвечает: как сказал старый мексиканец, подрачив, спасибо рученька, спасибо рученька. Значит, то если будет разговор с латиноамериканцем, любой разговор с латиноамериканцем начинается и заканчивается всегда похабщиной, всегда, абсолютно всегда. Латиноамериканцы ни о чём другом вообще не думают, вообще никогда, понятно, да? И поэтому, когда мы говорим, что бразильцы это делают, это просто шутка, шутка, что тут такого.
Э. ХАСАНШИНА: Шалуны-то какие.
С. ДОРЕНКО: Слушай меня. Ну что тут такого, вот ты мне объясни по вашему по бабье, вот что это, Розовая писька она прокричала несколько раз, что дальше?
Э. ХАСАНШИНА: Она прокричала, но дело в том, что они воспользовались ее неведением, это не очень корректно с точки зрение мужчины. Мужчина должен быть благородным как-то.
С. ДОРЕНКО: Нет неправда, неправда. Женщина - законная добыча для мужчины, как он полагает, поэтому единственный способ достичь женщины - это ее обманывать, вот и всё.
Э. ХАСАНШИНА: Это низко. Это мелко, да, это мелко.
С. ДОРЕНКО: Что значит низко, там это может быть мелко, может быть низко, но женщина - законная добыча и если ее можно добыть путем обмана, значит надо добывать путем обмана, ее надо добывать вот и всё. Они ее добывают путем обмана.
Э. ХАСАНШИНА: Просто понимаете, если бы там стоял мужчина и его бы тоже убедили говорить какие-то там неприличные слова на их языке, все бы посмеялись и всё, правда ничего бы не было, а когда они пользуются доверием существа, которые в неведении, которые считаются слабее.
С. ДОРЕНКО: Товарищи в каком веке вы живёте, какой не уютный век, этот век, этот век 21-й он омерзителен, я позволю себе тем, что он лицемерен до бесконечности.
Э. ХАСАНШИНА: Что вы мне сейчас скажите про двойные стандарты?
С. ДОРЕНКО: Это лицемерие постоянное, бразилец ни о чём вообще кроме секса не думает. Любой мальчик хочет подшутить как-то на девочкой или что-то такое подшутить как-то. Способ подшутить, подшутить - это способ подойти поближе как это сказать, расковав ситуацию, понятно, да? Понятно, да.
Э. ХАСАНШИНА: Но шуточка-то глупая.
С. ДОРЕНКО: Абсолютно глупа.
Э. ХАСАНШИНА: Это из разряда: не нужен ли вашей маме зять, вот это вот . ну так знаете.
С. ДОРЕНКО: Абсолютно глупо, абсолютно, абсолютно. Или там дергание юбки вверх или ещё что-то в пятом классе - это абсолютно глупая шутка. Мальчики пытаясь снять, снять эту границу, которая отделяет их от девочки, начинают часто иногда зачастую с шутки, с шуток, с шутливого похлопывания, понятно, да? То есть понятно, что если подойти к девочке, например и ее потрогать допустим там, то можно по роже получить и скорее всего получишь. А если шлепнуть вроде из озорства, то это может проверить границу как бы, проверить границу, она рассмеется, как она рассмеяться или она срок укажет или что, понимаешь?
Э. ХАСАНШИНА: Строго укажет, но не догонит.
С. ДОРЕНКО: Строго укажет, но не догонит или сделает вид, что хочет догнать, но будет очевидно, что она не хочет догнать и так далее.
Э. ХАСАНШИНА: Некоторые школьники, подростки иногда так и делают, шлепают и убегают, шлепают и убегают.
С. ДОРЕНКО: Так далее, так далее конечно, конечно. Это и есть проверка возможностей, потому что этим козлам одного надо - это единственная истина, которая действительна. Этот мир устроен так, этим козлом одного надо, больше вообще ничего им не надо, понятно? Вот и всё. Эти козлы естественно только об этом и думают больше ничего. Они просто рождены для этого, для того, чтобы думать только об этом, вот и всё. И что тут удивляться, этот 21 век ваш, он кошмарный, потому что он запрещает.
Э. ХАСАНШИНА: Но мы вроде как за равенство, давайте женщины будут вас хватать в метро за все места.
С. ДОРЕНКО: Да, пожалуйста хватайте, значит слушай меня, я хочу сказать, что 21 век, он кошмарный потому, что вы, это лицемерие понятно, да, лицемерие в чистом виде. Вы говорите мы это знаем и мы запретим об этом говорить хорошо.
Э. ХАСАНШИНА: Потому что мы так не делаем и нам не хочется, чтобы.
С. ДОРЕНКО: Хорошо не делайте, не делайте.
Э. ХАСАНШИНА: В отношении нас это было.
С. ДОРЕНКО: Не знаю, что вам хочется, но 21 век чудовищен.
Э. ХАСАНШИНА: Он чудовищен для вас, мужчин.
С. ДОРЕНКО: Вот сейчас их засудят, посадят всех, выгонят с работы как псов, всего-навсего они очарованные девочкой пошутили над ней сексистски. Ну и хорошо.
Э. ХАСАНШИНА: Ну это действительно через мерно, я согласна.
С. ДОРЕНКО: Ничего не чрезмерно.
Э. ХАСАНШИНА: На глупости не стоит отвечать такой глупостью.
С. ДОРЕНКО: Сейчас скажем, в каждой стране, не только в Латинской Америки, которая полностью повернута на сексе, Латинская Америка - это средоточие секса этой планеты, понятно, да? Не думай, что Африка, нет, именно Латинская Америка. День и ночь все разговоры только о сексе в Латинской Америке, никаких других не существует в принципе, да. Значит, возьмем Великобританию, возьмем Великобританию, которая хорошая, северная, что хочешь.
Э. ХАСАНШИНА: Которая такие холодные якобы и сдержанные, давайте.
С. ДОРЕНКО: Обвиняемые в бабскертинге - фотографирование девочек из-под юбки, то есть ну залезание камерой под юбку там или установка камер таким образом, чтобы можно было снять девчонок ниже, ну под юбку без их согласия, будут отправлены в тюрьму на 2 года. И занесены в публичный реестр преступников, совершаемых, совершивших сексуальное преступление. Об этом совершила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Вот это новости из Великобритании. Тереза, у меня вопрос, просто вопрос, и это правильно, я поддерживаю Терезу Мэй. Тереза Мэй, я вас поддерживаю отлично, а этих бразильцев всех выгнать с работы. Но у меня другой вопрос, если бы я был инопланетянин, прилетевший с моей планеты Тральфамадор на эту землю, я бы своим туда на Тральфамадор сказал: вы видите, запрещают, запрещают то, чего хочется половине населения этой чертовой планеты ежесекундно, но удивительно, что во всех странах в этой планете, я так скажу: на этой планете существует семь с половиной миллиардов человек. Из них 3 миллиарда всё время думают об одном и это запрещено. Скажите, это приведет их к шизофрении, к паранойе, это, наверное, приведет их к шизофрении. Ну да,.
Э. ХАСАНШИНА: Вполне возможно, но не забывайте о том, как вы сами говорили: эволюцию двигают женщины. Женщины решают с кем, когда и кому разрешить потомство.
С. ДОРЕНКО: Да, допустить до яйцеклетки, да.
Э. ХАСАНШИНА: Ну соответственно мы устанавливаем правила.
С. ДОРЕНКО: Вы устанавливаете правила, очень хорошо, значит, вы воспитываете кастратов и будет вот такая планета. Но сегодня, сегодня.
Э. ХАСАНШИНА: Ну когда воспитаем, будем устанавливать новые правила.
С. ДОРЕНКО: Сегодня я говорю тральфомадорцам, своим людям, тральфомадорцам здесь три миллиарда человек из семи с половиной три миллиарда думаю только об одном, но это запрещено. Это описано Грегори Бейтсоном, выдающимся англичанином, который жил в Америке и работал в группе Мейси, Мейси групп, выдающимся англичанином Грегори Бейтсоном, который описал шизофреническую ситуацию: нельзя сделать, нельзя не сделать, запрещено обсуждать, понятно, да? Это нельзя не сделать? Ну нельзя не сделать, потому что всё его существо орёт - это надо сделать, всё существо его, на стену лезет.
Э. ХАСАНШИНА: Хорошо, ты можешь это сделать, но получи наказание.
С. ДОРЕНКО: Дальше слушай меня, нельзя сделать, нельзя не сделать, запрещено обсуждать - это ведет к шизофрении, это прекрасное общество, кончит шизофренией. Давайте на этом покинем эту тему. Слушай, я серьёзно говорю про журналистов, российских журналисток, я сегодня в Коммерсанте читаю объявления, ну да. Российские журналисты доложили о себе в ООН о давлении, причём пишет об этом Коммерсант и даже корреспондент Коммерсант участвовал в том, что это что-то новое.
Э. ХАСАНШИНА: О давление каком, со стороны кого?
С. ДОРЕНКО: Хорошо, давай я прочитаю сейчас лид. Российские журналисты составили доклад для комитета против пыток организации ООН с примерами давления на сотрудников СМИ в России в связи с профессиональной деятельностью. Среди авторов корреспондент Коммерсанта, подготовивший статьи о задержаниях, избиениях журналистов на митинге 26 марта 17-ого года – это когда Навальный забирал на Тульской на Пушкинской, ну вот. И там были задержание, избиение журналистов и сейчас российские журналисты докладывают об этом в Комитет против пыток Организации Объединенных Наций. На основе этого и других докладов от российских неправительственных организаций представители организации Объединенных Наций составят вопросы, которые зададут российской делегации на 64-й сессии на рассмотрение официального доклада нашей страны о выполнении конвенции против пыток. То есть Россия готовит доклад, Россия, Россия должна отчитаться, как она выполняет конвенцию против пыток. Вот выйдет дядько в пиджаке, русский, Петр Петрович какой-то, да, и будет что-то докладывать. А ООН.
Э. ХАСАНШИНА: Уже подготовленные.
С. ДОРЕНКО: А ООН, представители ООН достанут доклады русских журналистов, которые уже туда пошли и будут говорить, так будет сначала слушать русскую делегацию с усмешкой, ну с такой презрительной усмешкой, типа: ага Петр Петрович, ну давай Петр Петрович ври, ври, давай.
Э. ХАСАНШИНА: Ну давай мы достанем кетчуп для этой лапши.
С. ДОРЕНКО: молодец, Петр Петрович, ври сдавать, да, да, да, акой ты умница. Вы закончили Петр Петрович, врать-то закончили? То есть ООН и оказывается что в ООН об этом обо всём написали русские журналисты включая, включая Коммерсант. Я не пытаюсь настучать, просто думаю, что что-то меняется, что-то меняется вы знаете, мне кажется, что что-то меняется.
Э. ХАСАНШИНА: Я просто думаю, что не достучались до своих.
С. ДОРЕНКО: Да нет-нет, не достучались, не достучались и раньше никогда не достучались, только раньше шли ваше место у параши, а сейчас пишут в ООН, что-то меняется, что-то меняется. И там очень много случаев сегодня в Коммерсанте посмотрите. Анастасия Курилова - автор этой статьи, она суммирует вот эту часть, она суммирует информацию об этом докладе, который готовят русские журналисты в ООН, в Комитет против пыток готовят против представителей России. Что-то меняется что-то происходит, я хочу внимательно присмотреться к этому. Пока мне не очень всё это понятно, я не понимаю, просто и вас тоже призываю присмотреться, договорились? Погнали дальше. Передопрос, слушай, вот этот прекрасный передопрос с электровспоминателем. В Петербурге адвокатом сайентологов, сайентологи - это между прочим были дико модные, ты не знаешь этого.
Э. ХАСАНШИНА: Как не знаю, знаю.
С. ДОРЕНКО: Это было дико модное движение, дико модное. Меня осудил, меня пытался засудить, ну судил и заслуживал Юрий Михайлович Лужков, а его адвокат, который вот на меня возводила напраслину, с моей точки зрения, она была сайентолог, при чем видный член общества сайентологов. Да, да, да, серьёзно, у нас тут всё что хочешь, у нас тут (неразборчиво, 54:31, часть 2) приезжал в 90-х, ты не знаешь просто.
Э. ХАСАНШИНА: Но я другого знаю другого видного сайентолога, Тома Круза. Мы о нём постоянно говорили.
С. ДОРЕНКО: Приезжал, его привозил Совет Безопасности Российской Федерации. Да, да, да, зарин в метро Токио, ядовитые газы. (неразборчиво) приезжал.
Э. ХАСАНШИНА: Вот время-то было.
С. ДОРЕНКО: Совет Безопасности Российской Федерации привозила, потом сайентологи здесь, ой, какая прелесть.
Э. ХАСАНШИНА: Но слушайте, они до сих пор здесь.
С. ДОРЕНКО: Я не знаю точно.
Э. ХАСАНШИНА: Да как, вон я периодически гуляю в районе Авиамоторной, там есть большое здание их. Ну там раньше была и есть игротека с настольными играми, вот. Я всё ещё играю, да.
С. ДОРЕНКО: В Санкт-Петербурге адвокатом сайентологов выдали материалы уголовного дела с заметками следователя ФСБ. То есть они не оторвали свои заметки, там наклеены жёлтые листики, понимаете.
Э. ХАСАНШИНА: Розовенькие.
С. ДОРЕНКО: ФСБ, да ФСБ. В одной из этих наклеек, вероятно, содержится намёк на пытки с использованием электричества, электричества, электрошокера непонятно. Послушайте меня, значит секундочку, секундочку.
Э. ХАСАНШИНА: Там просто слово неразборчиво написано.
С. ДОРЕНКО: Неразборчиво, значит, адвокат Александр Мелешко представляющий интересы одной из женщин сайентологов, получил материалы дела для ознакомления, защитник обратил внимание, что на томе дела с протоколами допроса свидетелей написано карандашом: свидетелю плохие. А ну там матом, свидетели плохие, подожди. Да они вот написали плохие, но это значение слова, дальше.
Э. ХАСАНШИНА: Но я так понимаю, они разделили, плохие и те которые им видимо.
С. ДОРЕНКО: Да-да-да, свидетели плохие, но там просто матерное слово, дальше. Наклейки стикеры от следователей ФСБ: знает много но молчит, передопрос с электровспоминателим, электровспоминатль, что такое непонятно, но написано не чётко и можно прочитать, как электровоспалитель или электровоспламенитель, электровспоминатель, но какое-то электричество надо применить к человеку, который знает много, а молчит. Знает много, но молчит. Передопрос с электровспоминателем - пишет следователь ФСБ. Дальше: дебил, но точно знает что нет экстремизму и платных услуг, То есть это но обвиняемый дебил, но точно знает, что нет экстремизма и платных услуг. То есть ну обвиняемый дебил, да, но как бы знает, что ему не вменяется экстремизм и платные услуги, нет. Дальше, нет связи с СЦМ, допросить ещё. Вероятно СЦМ - это Московская организация сайентологов, значит, и так далее. И вот эти вот наклейки, они вызывают какое-то чувство сомнения, что там пытают их что ли, вот так получается?
Э. ХАСАНШИНА: Ну вот из этих наклеек выходит, что да.
С. ДОРЕНКО: В общем можно предположить по этим наклейкам, что ФСБ пытает этих людей. Я напомню, что крупный большой скандал по поводу пыток ФСБ был совсем недавно. Мне кажется даже в мае и в апреле, в апреле-мае, по поводу пыток анархистов. Если я правильно припоминаю. Значит, там пытали и пытали, значит, одного из активистов, угрожали изнасиловать, групповое изнасилование жены, что мы изнасилуем твою жену, не мы, а они говорят там пустим толпу таджиков на твою жену, что-то такое, вот. И, значит, сейчас вот новые упоминания о вероятных пытках в ФСБ. Не знаю, сейчас посмотрим, как это дело сдвинется. Мне кажется, что, мне кажется, что никуда это не двинется, если честно, хочешь перспективку этого дела? Ну в смысле, они обращаются к общественности, знаешь, чем дело кончится? Нулем, ничем не кончится, вот и всё.
Э. ХАСАНШИНА: Да, я предполагаю. Они скажут: это внутренние стикеры и вообще для этого не предназначенные, там никаких выводов.
С. ДОРЕНКО: Им ответит простую вещь, им ответят простую вещь, им скажут: пытаем, и будем пытать, идите к чёртовой матери. Да, значит, секундочку в движении. Давайте посмотрим, секундочку. Значит, что у нас в движении, 4 балла.
Э. ХАСАНШИНА: 4 балла у меня, да.
С. ДОРЕНКО: У меня тоже, у меня перезагружается, да, 4 баллов, по-прежнему на шоссе Энтузиастов плохо, там теперь добавилась авария, как причина то, что плохо и надо сказать, что хуже, чем час назад въезжает Варшавка М2 и 2 аварии держат там ситуацию, не дают въезжать. Ну так вообще город нормальный, вчера посходили с ума. Можно я пожалуюсь тебе на вчера. Вчера посходили с ума что-то было, ну совсем за предел какой-то. Яуза стояла, вообще весь центр стоял, куда, зачем, что это. Вчера был какой-то кошмар. Новости.
С. ДОРЕНКО: 10 часов, 6 минут, четверг, 21 июня. Здравствуй Великий город, здравствуйте все - это радио «Говорит Москва», «Говорит Москва». Эльвира Хасаншина - ведущая этой программы.
Э. ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко, доброе утро.
С. ДОРЕНКО: Мы с вами сейчас курс доллара. Ну так и осталось 63,81. Вчера мы вот перекатились сюда из 64 в 63, так мы и сидим 63,81. Силуанов, молодец, конечно, сказал: Вы знаете, что было бы по 50, если бы не было бюджетного правила? По 50 доллар был бы.
Э. ХАСАНШИНА: Тогда почему Силуанов молодец?
С. ДОРЕНКО: Молодец, что бесстыжий.
Э. ХАСАНШИНА: Ну да, для него это неплохо.
С. ДОРЕНКО: 7363, 74,07 по нефти, но вчера 75 было ну ладно. 1 15 46 доллара ещё маленько укрепился, 115 46. То есть он здесь уже в этом диапазоне как-то так молодцом стоит и всё и на 1 16 уже и не пробует, вот. Хорошо посмотрим сейчас биток. Биток мальцом больше, чем был, был 6 600, сейчас 6 700, 6 764, но он за день столько прыгает этот биток, поэтому бензин был бы дешевле, ну не знаю. Слушай, хорошо, все требуют, чтобы мы исполнили что-нибудь, спели так сказать из этого самого, из Виктора Цоя. Но мне хочется какого-нибудь Виктора Цоя, который не это самое малоизвестный какой-то.
Э. ХАСАНШИНА: «Я хочу быть кочегаром».
С. ДОРЕНКО: Малоизвестные, ты знаешь такое?
Э. ХАСАНШИНА: Работать сутки через трое.
С. ДОРЕНКО: Ты знаешь дай что-нибудь такое?
Э. ХАСАНШИНА: Ну да вот, «Я хочу быть кочегаром».
С. ДОРЕНКО: Я хочу быть кочегаром это неизвестная вещь?
Э. ХАСАНШИНА: Ну не знаю, не такая популярная, как перемен или группа крови.
С. ДОРЕНКО: Кочегаром, да можем, можем поставить.
Э. ХАСАНШИНА: Ну такая, диссидентская немножко.
С. ДОРЕНКО: Диссидентская? А что там такого, там мат?
Э. ХАСАНШИНА: Но всё-таки кочегар, в кочегары уходили как будто бы.
С. ДОРЕНКО: В кочегары, кстати говоря, Кара-мурза старший был кочегаром, между прочим, ты знаешь Кара-мурза старший был кочегаром?
Э. ХАСАНШИНА: Нет, не слышала.
С. ДОРЕНКО: Да, Володька был кочегаром.
Э. ХАСАНШИНА: Может быть вы, конечно, рассказывали.
С. ДОРЕНКО: Нет это вообще было тогда действительно модно.
Э. ХАСАНШИНА: Да.
С. ДОРЕНКО: Ну давай, че пусть он. Так это же не Цой?
Э. ХАСАНШИНА: Это не Цой.
С. ДОРЕНКО: Это кто-то перепевает, ребята. Где сам Цой?
Э. ХАСАНШИНА: Включите вот эту первую самую.
С. ДОРЕНКО: Первую самую. Это он?
Э. ХАСАНШИНА: Да. Ну похоже.
С. ДОРЕНКО: Не знаю, я боюсь включать.
Э. ХАСАНШИНА: Вообще она была всегда в плохом качестве, поэтому.
С. ДОРЕНКО: Ну хорошо, хорошо давай, это самое, если там мат, ты будешь отвечать, Роскомнадзор тебя выгонит, договорились, хорошо?
Э. ХАСАНШИНА: Хорошо.
С. ДОРЕНКО: Мы воздали должное Виктору Цою, всё. Я думаю, правильно же воздали?
Э. ХАСАНШИНА: Воздали.
С. ДОРЕНКО: Трибьют такой всё вообще-то, считай, принесли венок, значит та. Министр труда Максим Топилин: у людей старшего возраста будет больше возможности устроиться на работу. Слушайте, мы просим об интервью Татьяну Алексеевну Голикову, Татьяну Алексеевну и она даже до известной степени обнадежила меня, что ну ее я помощница там собирается, и она вроде бы собирается, но они там очень занято, в отличие от нас. Мы здесь хотим этими штучками трясем, а она занята ну это справедливо. Сегодня среди пожилых, а вот как бы тогда приходите нам читать Максима Топилина из газет, а из-за газет Марина Гусенко взяла интервью что ли или что это, не знаю. Максим Топилин - это министр труда.
Э. ХАСАНШИНА: Да.
С. ДОРЕНКО: Не хрен собачий, я в хорошем смысле. Сегодня среди пожилых людей уровень безработицы значительно ниже, чем среди молодёжи. То есть пожилым людям.
Э. ХАСАНШИНА: У него такая Радужная Россия прекрасная.
С. ДОРЕНКО: Может быть и правда, я не знаю, мы же не знаем, надо верить у них статистика, у них всё, а мы здесь палец сосем и в форточку выставляем. Надо им верить и всё. Но при этом есть устойчивое мнение, есть мнение, но оно ошибочное, но оно есть – вот признает Топилин, что чем ты старше, тем труднее найти работу. На самом деле не правда - говорит Топилин, - но мнение такое есть, мнение это надо развенчать, чем ты старше, тем легче найти работу, правильно? Ну что.
Э. ХАСАНШИНА: Нет развенчать-то надо, но как?
С. ДОРЕНКО: Вот пожалуйста, вот вам пример. Топилин привел в пример свое Министерство, где сейчас уговаривают работников не уходить на пенсию, уговаривают. Все говорят: пошли вы к чёрту. Они, пожалуйста, останься, Пётр.
Э. ХАСАНШИНА: Зачем вам дача, зачем вам внуки, работайте.
С. ДОРЕНКО: Нехорошо, нехорошо, останьтесь и всё. Конечно, не всё так просто. Это чтобы соответствовать современным требованиям, надо постоянно учиться, а старикам, что делать, конечно, учиться и всё. Крехтя, учиться и всё учиться, осваивать новые технологии, правильно? Да не все работодатели такие как в минтруде, а это: да не все работодатели, как в минтруде - это Марина Гусенко пишет. Давайте - Максим Анатольевич, - это она его спрашивает - и всё-таки возрастная дискриминация на рынке труда, пожалуй, больше всего пугает россиян - говорит Мария Гусенко. А он ей говорит Максим Топилин такой, выходит бочком - соглашусь, что тема рынка труда тесно пересекается с темой повышения пенсионного возраста. Это что ответ?
Э. ХАСАНШИНА: Всё? На этом объяснение закончилось?
С. ДОРЕНКО: Нет, вот другой факт он говорит - из вышедших на пенсию в 17-м году более 50% пенсионеров продолжают работать. При этом есть дефицит работоспособного населения и в виду объективных демографических процессов он будет увеличиваться. То есть дефицит, нужны люди, люди нужны, стране нужны люди, понятно, о чем я говорю? Пожилые, с их опытом и знаниями как раз могут восполнить нехватку рабочей силы. Какие у них опыт и знания можно спрошу? У пожилых.
Э. ХАСАНШИНА: Ну как, большой у них опыт и знания сколько лет-то работать.
С. ДОРЕНКО: В чём?
Э. ХАСАНШИНА: Почти все ветераны труда какие-нибудь.
С. ДОРЕНКО: В чём? Ну в чём? Опыт и знания.
Э. ХАСАНШИНА: В труде, естественно.
С. ДОРЕНКО: В чём? Дай мне пример любой.
Э. ХАСАНШИНА: Ну например, 7 лет оператор газовой котельной. 5 лет сварщик.
С. ДОРЕНКО: Послушай Доренко, если где-нибудь видела такого перца.
Э. ХАСАНШИНА: Да, было дело.
С. ДОРЕНКО: Доренко сказал неоднократно, что с возрастом лучше растут только волосы из ушей и из носа. С возрастом действительно лучше, но что лучше с возрастом? Волосы растут из ушей и из носа действительно лучше с возрастом. Прямо другой раз думаешь, что можно свитер связать. Столько волос из ушей и из носа, что ты думаешь может быть начать вязать? Всё остальное хуже с возрастом, просто объясняю тебе, абсолютно всё остальное хуже, понятно? Ну всё, это очень важно. Да хорошо какой у них опыт, они знают, что белый провод на массу? А нахрена это нужно в современном мире? Я то говорит, слышала их опыт, вот это подходит к моему мотоциклу, дядька, вот сейчас конкретный случай. Я заправляюсь на Яузе, заправка Shell, сверху там, где Яуза заканчивается, потом я разворачиваюсь и еду назад. Я люблю по Яузе, потому что она curvitas, curvitas. Хорошо, я там заправляюсь, чувак говорит - вообще такая красавица, ваш мотоцикл, карбюратор и там всё. И начинает мне рассказывать про карбюратор. Я ему говорю: давно инжекторы говорю, понимаешь? Ну не нужен их опыт, он смотрит, знает, что было при царе горохе и что? Кому это надо?
Э. ХАСАНШИНА: Да, но смотрите, есть ряд профессий, в которых опыт действительно важен. Например, это врачи.
С. ДОРЕНКО: Он мне говорит слышишь, он мне говорит, но карбюратор-то вот они. Я говорю: правильно для папуасов, это сделано для красоты, там нет карбюраторов - это просто декоративная хрень, просто декоративная хрень понятно, она внутри пустая. Он говорит: правда? Я говорю: правда. Понимаешь, то есть их опыт им мешает, опыт мешает им, понятно?
Э. ХАСАНШИНА: Но, к сожалению, это даже учеными описано, число нейронных связей практически не образуется.
С. ДОРЕНКО: Мы подготовим комплекс, конечно, дополнительных мер, который позволят нам держать под контролем ситуацию с работниками старших возрастов - говорит Максим Топилин. Работа Роскомтруда по этому направлению будет усилена. Какой неприятный казённый язык у этого Максима Топилина, ничего не говорю, хороший, наоборот, мне нравится, но это просто, ну это просто, от нее такой кирзой воняет, от этих я не знаю почему, не знаю. Ну ладно. По большому счёту, мы знаем всех людей предпенсионного возраста, ага вот сучьи дети, про вас, вот что он говорит, он правду говорит? Ага, а вы думали вас не видно? Вас видно. Заполз там под плинтус и сидишь, а тебя видно. По большому счёту, счёт был большой, Топилин - это цитата я вам цитату читаю - мы знаем всех людей предпенсионного возраста и их место работы, мы видим всех через систему персонифицированного учета. И сейчас мы намерены работать с предприятиями, организациями. Они всех видят, они вас видят, вас видят. Так секундочку, что еще, какие дополнительные меры вы рассматриваете? На переобучение людей предпенсионного возраста, на переобучение и все, что масса теперь будет не на белом проводе, а на черном. Всех отправят на переобучение, на полгода мне кажется, на полгода с житием в каком-нибудь санатории, правильно? И там они узнают, что масса теперь не на белом проводе, а на чёрным, это существенным образом подвинет их профессиональную подготовку, мне кажется. И что Одноклассники - это так себе, так себе, ну хорошо предусматривают на это средства из бюджета.
Э. ХАСАНШИНА: Слушайте, ну допустим, переобучат, а рабочие места где? Ну вот я уже приводила в пример моё село, там 3 тысячи человек, но откуда там новая рабочая сила, что потом сделаете завод поставите?
С. ДОРЕНКО: Моё село.
Э. ХАСАНШИНА: Какие-то барские замашки, да, у меня да? Что-то.
С. ДОРЕНКО: Да Нет, другое, другое, когда ты уехала оттуда из этого чудесного места в универ, в каком году в Универ уехала?
Э. ХАСАНШИНА: В 2007-м получается.
С. ДОРЕНКО: Уехала в Универ 11 лет назад. Ну всё, ну забудь ты уже, вытри ноги о них и забудь.
Э. ХАСАНШИНА: Нет, это моя плоть и кровь и всё такое.
С. ДОРЕНКО: Ты сейчас договоришься. Слушай, если человека дискриминирует по возрасту, значит, он должен жаловаться в Рос. Ребят всё это полная ерунда, работодатели придумают поводы и способы, что вы не понимаете этого? 73-73-948, алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро, Николай.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Это конечно всё такое полное словоблудие.
С. ДОРЕНКО: НУ конечно.
СЛУШАТЕЛЬ: Смотрите, мне там 28 лет, да, если меня уволят, я без проблем найду работу. У меня там тётю уволили, она смогла устроиться.
С. ДОРЕНКО: А меня уволят, можно я скажу, меня уволят, я не найду работу, я вам скажу, почему ещё даже, можно пример. Я абсолютно подкованный чувак, абсолютно, но любой руководитель мой ровесник или моложе меня скажет: Нахрена мне нужен дядя, который слишком умный, здесь будет поучать? Правильно?
СЛУШАТЕЛЬ: Пойдёте стажером на 5 лет.
С. ДОРЕНКО: Я вам скажу простую вещь, как вас зовут, еще раз скажите?
СЛУШАТЕЛЬ: Николай.
С. ДОРЕНКО: Николай, смотрите, смотрите какая фигня, если я приду, а начальник мой друг, например, бывший друг там неважно, он скажет: Серёж, ты тогда сам организуй фирму или сам организуй что-то, мне не нужен здесь дядька, который типа умнее меня будет ходить и будет так говорить да, да, так-то, ну так-то. Нет, мне нужны ребята, которые мне в рот смотрят и делают всё, что я велю. А нахрена мне такой дядька-то нужен? Правильно?
СЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно.
С. ДОРЕНКО: Он мне скажет: Серёжа, Серёжа, Серёжа, если ты в свои года не заработал, чтобы организовать собственное дело, значит, иди лесом, иди лесом или отправься в ветеринарку, попроси тебя усыпить, всё. Значит, если ты не заработал, а ты что хочешь рядовым сотрудником? Мы тебя не возьмём, всё. И весь сказ. Потому что ему нужны дети, которые смотрят в рот и которые быстро по команде выполняют то, что он велит. Вот и всё. У меня уже оборзевшая редакция, уже им 30 стало, когда было 23, они были лучше, когда было 23, они мне хоть упор лежа принимали, хоть что хочешь, сейчас уже по 30, уже обнаглели, уже отводят так глаза, уже думают, это уже скверно, понимаете, в чём дело? А если им будет 55? Нахрен выгоню всех и всё, выгоню всех и всё в 55. Тебе будет 55, послушай меня внимательно, тебе будет 55, я тебя выгоню к чёртовой матери. Я тебе объясню почему, ты будешь уже ходить уже такая умная, ты сейчас, не даёшь мне уже слова сказать.
Э. ХАСАНШИНА: Да чтобы я молчу, я разве спорила когда-нибудь с вами, даже сейчас молчу себе спокойненько.
С. ДОРЕНКО: Каждую секунду, не дает рот открыть. А когда тебе будет 55, ты что будешь делать? Ты будешь просто ворчать, сквернохарактерная, сквернохарактерные все.
Э. ХАСАНШИНА: Просто установите мне гамак, я буду там лежать.
С. ДОРЕНКО: Начинают все у меня глаза делать что-то мечтательное такое шевелить губами, делать вид, что думают. Нахрена мне это нужно, как работодателю? Алло, здравствуйте, слушаю вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Да это все тот же Николай.
С. ДОРЕНКО: Простите, извините, прошу вас, да, но вы согласны с моей оценкой?
СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, я согласен, но в принципе сейчас компания по раздеванию этой темы очень сильно начнётся и начнут всех успокаивать, что мы не дадим работодателем уволить, вы будете зарабатывать бабла.
С. ДОРЕНКО: Оранжевый жилет, оранжевый жилет, лом ее ворочить бордюрный камень, вот и всё что я могу им предложить, я лично. Я вам объясняю оранжевый жилет, лом в руки и ворочить бордюрный камень. Не могешь, ну не знаю, сдохни на пашне, негодяй, правильно? В бою должен, как настоящий воин, он должен пасть в бою. Алло, здравствуйте, слушаю вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, 67 лет.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Работаю, в армии был, специальности меняю, фирма есть небольшая. Я думаю, что все вот эти Топилины и иже с ними, знаете, как командир полка говорит: Олег.
С. ДОРЕНКО: Не надо мата, не надо мата, мы не имеем права.
СЛУШАТЕЛЬ: Мата не надо, если тебя личный состав начинает понимать - это плохо, они держат нас в недоумении, понимаете?
С. ДОРЕНКО: Да.
СЛУШАТЕЛЬ: Феньку выкинуть какую-то, вот типа.
С. ДОРЕНКО: Хорошая можно я возьму на вооружение эту прекрасную фразу. Если личный состав начинает понимать, то это плохо.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, очень плохо говорит, его надо держать в недоумении, понимаете. Его надо держать в недоумение.
С. ДОРЕНКО: Обалденно, обалденно, что-нибудь булькнут вот так.
СЛУШАТЕЛЬ: Ну так вот такие вот дела.
С. ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное, у меня была фраза, я ее говорил много раз, если тебя понимают больше 200 человек, значит ты дурак, просто. Если тебя понимают больше 200 человек, то надо задуматься серьезно. Значит, и я сейчас услышал гениальную армейскую фразу, если тебя личный состав начинает понимать - это плохо. Надо держать их в недоумении. 73-73-948 алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Алло.
С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.
Э. ХАСАНШИНА: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Я вот слушаю вашу сентенцию по поводу предпенсионного возраста в который раз и хотел бы вам сказать, что ну наверное тут есть некая доля ерничества, потому что вы-то себе работу всегда найдете.
С. ДОРЕНКО: Нет, нет, позвольте, как.
СЛУШАТЕЛЬ: Позвольте я выскажусь, потому что я дозвонивался очень долго.
С. ДОРЕНКО: Да, прошу вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Вот ваша молодая ведущая, она умничка, она сказала профессию, например, такую, как медицина, а медицина, как известного доказательная наука, и без опыта применения и без длительного оттачивания мастерства, мы имеем то, что мы имеем, к сожалению. Недаром, например, в торакальной хирургии хирурги стоят по 10-12 лет ассистентами за спиной оперирующего хирурга и только после этого их допускают к работе. Поэтому давайте разделим две проблемы, которые существуют: демографическая проблема, которая была создана этим государством самостоятельно собственными руками – это первое. Проблема развращенности населения, когда место одной бабушки - дворника или дворника мужчины или студента бралось три азиата и распиливались их деньги, да. И проблемы нынешние, которые государство сейчас пытается маскировать вот этими всеми возгласами по поводу молодыми и старыми кандидатами. Это совершенно три разных проблемы. Давайте мы не будем генологические проблемы здесь обсуждать, а давайте обсудим экономическую составляющую того, вот вы мат запрещаете, поэтому скотство, скажем так, которое мы имеем с Пенсионной реформой нынешней, тогда всё встанет на свои места. А по большому счёту в чём-то вы правы, а в чём-то вы конечно вопиюще не правы.
С. ДОРЕНКО: Я хотел бы если у вас есть время, если у вас есть время чтобы продолжить наш разговор вы можете ещё?
СЛУШАТЕЛЬ: Да, пожалуйста.
С. ДОРЕНКО: У меня вопрос, значит первое, когда вы говорите про торакальную хирургию, я понимаю, что есть вещи, в которых опыт полезен, но также говорят, но также говорят сейчас, что каждые полгода надо быть, присутствовать а конференциях, на которых методы меняются.
СЛУШАТЕЛЬ: Да врачи не по полгода, они периодически ездят на конференции и тратят на это собственные средства.
С. ДОРЕНКО: Абсолютно верно, фармакопея меняется стремительно, значит, надо читать на английском языке соответствующие журналы, которые многие не читают. Поэтому опыт, как вы справедливо говорите, это хорошо, но это может и тянуть назад. Если вы мне будете рассказывать что-то так сказать в 19-м веке в Севастопольской битве использовалось, это может мешать, это может мешать.
СЛУШАТЕЛЬ: Мы путаем с вами две разных совершенно вещи, мы путаем с вами болезненный возрастной какой-то консерватизм, и опыт, которым как раз обладают очень многие именно к возрасту 45-50 с небольшим лет.
С. ДОРЕНКО: Согласен.
СЛУШАТЕЛЬ: Мы ещё раз с вами подмениваем два совершенно разных понятия.
С. ДОРЕНКО: Согласен, согласен, то, что вы сказали, согласен. Теперь, смогу ли я найти работу вот это меня зацепило, я хочу вам сказать, что не смогу, нет, не смогу.
СЛУШАТЕЛЬ: Сереж.
С. ДОРЕНКО: Как вас зовут, как вас зовут, как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Прекратите ерничать, меня зовут Александр.
С. ДОРЕНКО: Александр, смотрите я вам честно скажу.
СЛУШАТЕЛЬ: Мы с вами ровесники, ну прекратите ерничать.
С. ДОРЕНКО: Со всей откровенностью скажу, что я себя на работу не возьму, у братьев Маркс, у братьев Маркс, у Граучо Маркс была прекрасная фраза: я никогда не пошёл бы в клуб, в который берут таких, как я. Это значит.
СЛУШАТЕЛЬ: Если говорить о вашим здоровым цинизмом, то если вы придёте к такому же цинику, то вы споетесь, послушайте, ну это на уровне.
С. ДОРЕНКО: Я никогда бы не пошел на работу, на которую берут таких, как я, ни в коем случае, слушайте, на самом деле.
СЛУШАТЕЛЬ: Ладно хорошо, шутку оценил, оценил.
С. ДОРЕНКО: Внимание это Граучо Маркс. Ну вот слушайте, значит, дело не в этом, ещё раз хочу сказать, что меня не возьмут на работу по простой причине, что именно ты должен уже быть как бы сказать вершиной пирамиды, ты - вершина пирамиды, у тебя собственное дело должно быть, ты не можешь, я могу, я могу пойти на работу, вот Александр, если вы нас слушаете ещё сейчас, значит, я могу пойти на работу либо охранником на стоянку, на автостоянку, где там этот, где вот этот, вот это толстопузый куда пошёл, что не видно его? Вот это вот одна у меня может быть работа - охранник автостоянки или кочегар. А вторая работа у меня может быть, если это не мое собственное дело, если не я начальник, это в общем какая-то может быть переводчик, где я сижу дома за компьютером и сам что-то делаю, либо компьютерная графика какая-нибудь, vfx какой-нибудь там 3D Max, всякая хрень. Где я один, где я не в коллективе, либо я один.
Э. ХАСАНШИНА: В качестве консультанта какого-то, может быть.
С. ДОРЕНКО: Да, либо я один, либо третий вариант, что у меня собственное дело. Вот у меня три варианта: охранник автостоянки, то есть низко интеллектуальная работ, интеллектуальная работа, но одиночки, переводчик vfx компьютерное моделирование, рендеринг, ещё что-нибудь не знаю хрен знает, компос, компос - это второй вариант и третий вариант - собственное дело, собственно дело, где командую такими как Хасаншина. И они мне пока ещё ну типа в рот смотрят типа, а что я скажу. Значит, а работать мне вот так пойти, сесть рядом с Хасаншиной на посту невозможно, невозможно, потому что никакой начальник это терпеть не будет, нахрена ему нужен, сами подумайте, не знаю, ну трезвые же люди. Новости.
С. ДОРЕНКО: Мы будем следить за темой вот этих пенсий всего этого. Мы будем присматривать с удовольствием, с восхищением и как я понимаю смысл в том, что спорить бесполезно, понимаешь, спорить бесполезно.
Э. ХАСАНШИНА: С кем? С кем, когда, в каких условиях?
С. ДОРЕНКО: С кем бы-то не было, так тому и быть, вот так тому и быть. Я жду Голикову и мы настаиваем на приглашении, мы уже неоднократно выходили на них официально, на Голикову и ее аппарат. И Татьяна Алексеевна, видишь как я с уважением с огромным, Татьяну Алексеевну, сроду со мной такого не было, но я уже приобретаю какие-то придворные, придворный лоск. Мы ее ждем и мы хотим, главный вопрос, который меня мучает, ты не поверишь - это какая-то цитата из какого-то чувака, я забыл имя, ты не представляешь я забыл, как мне обидно до слез, что я забыл имя. Какой-то чувак американский сказал такую фразу: на предприятиях будущего будет человек и собака. Человек, чтобы кормить собаку, собака, чтобы следить, чтоб человек ничего не трогал. Человек и собака. Будет завод, на заводе будущего, на заводах будущего.
Э. ХАСАНШИНА: Я согласна, я об этом тоже думаю, я думаю, что к моей старости, к моему выходу на пенсию скорее всего большинство производств будет с роботами.
С. ДОРЕНКО: Конечно.
Э. ХАСАНШИНА: Ну вот что я там буду делать?
С. ДОРЕНКО: Завод будущего, там есть два живых существа, человек и собака. Человек кормит собаку, собака следить, чтобы человека ни к чему не прикасался, всё, все, весь завод будущего. Всё. Хотя и робот мог бы кормить собаку, но.
Э. ХАСАНШИНА: Хотя с другой стороны есть города, которые искусственно создают рабочие места.
С. ДОРЕНКО: Это сказал Уоррен Беннис, спасибо большое, до чего же я обожаю, обожаю до слез - это наша аудитория, люди лучшие, вы лучшие люди, на колени – это я к себе сейчас обращаюсь, на колени, это я должен встать на колени перед вами. Вы лучше абсолютно самые просвещенные. Сказал Уоррен Беннис, ну, конечно. Значит, давайте, давайте, давайте тогда я скажу Голиковой, скажу Татьяна Алексеевна родная, значит, нам всё время говорят, что скоро не будет водителей, их не будет. Уже в Америке, уже сейчас есть некие компании, у которых парковку фуры и сложные ситуации решают операторы, но колл-центр, смотри, что происходит не знаю 1000 фур или там 100 фур, давай не будем гигантомании никакой, 100 фур едут по дорогам среднего Запада, извините, что я кашляю, извините.
Э. ХАСАНШИНА: Да ничего страшного, бывает такое.
С. ДОРЕНКО: Да, да, да, да, да. Это сказал Уоррен Беннис, да, спасибо большое. Именно с его цитаты начинается доклад международного валютного фонда. Потребители, потребители никуда не денутся, потребителям будут давать просто деньги чтобы они что-то потребляли и всё.
Э. ХАСАНШИНА: Искусственные рабочие места.
С. ДОРЕНКО: Вмененный доход. Вмененный доход, вы, Серёга из Надыма, будете получать вмененный доход, вы будете обязаны получить деньги, точка. И всё. Обязаны. Просто обязаны и всё.
Э. ХАСАНШИНА: В Китае есть такие люди, которые отгоняют других от приближающегося трамвая, например.
С. ДОРЕНКО: Слушайте меня, сейчас уже работают предприятия уже сейчас 100 фур, например, да, 100 фур. Эти 100 фуры едут по GPS куда им велено. Человек не нужен никакой, там никого нет. Значит, единственное, что фура иногда запирается, когда бывают какие-то позиции, которые она не может пройти да, там проблема какая-то, ещё что-то и тогда там сидят, я не знаю пять человек, три человека или там смена 2 через, да, день через три, день через два, два человека, которые просто подходят и решают проблему этой фуры, надо припарковать там, еще что-то понятно, да? Ее надо где-то развернуть. Здесь вот ремонт неожиданно ещё нет в компьютере. Давайте поправим, всё сделаем. Всё, эти два человека джойстиками ведут 100 фур. Их не надо вообще вести, но некоторые затыки надо разгребать джойстиками, они разгребаю джойстиками фура дальше пошла всё. Где там было 100 водителей, 100 водителей, на самом деле 200, да, потому что один спит, другой едет и так далее. 200 водителей, сейчас два человека ну даже если они день через два, хорошо 6 человек сидят вместо 200, спокойно джойстиками разводят всю эту хрень, понимаешь? Люди не нужны просто, они просто не нужны. То есть надо на пенсию в 30 отправлять, всё там типа университет закончил? Закончил! Диплом покажи, показал, на пенсию.
Э. ХАСАНШИНА: Мне нравится.
С. ДОРЕНКО: Ну а как, ну а как, мы же к этому идем, но можно я спрошу, я читаю об этом везде, Америка идет к этому, все идут к этому, что всё будут делать роботы, ваше дело будет жрать и срать, ну книжки читать, ну на гитаре играть, ну на флейте играть, сесть там на крышу небоскреба, играть на флейте, ну что-то такое прикольное делать.
Э. ХАСАНШИНА: Путешествовать.
С. ДОРЕНКО: Но всё остальное будут делать программы и роботы, зачем тебе путешествовать, наденешь очки виртуальной реальности, ляжешь в камеру сенсорной депривации, получишь все ощущения отдельно в пакете, заплатишь.
Э. ХАСАНШИНА: При этом без малярии и без всяких прочих удовольствий.
С. ДОРЕНКО: Конечно, ребята вы чего так что будет огромный конкурс на кормильщика собаки - это будет борьба за право на работу, не занятые будут получать деньги за так и заниматься творчеством, да. Вкалывают роботы, а не человек - говорит Владислав, но я уже музыку эту не буду искать, нет. Хорошо, Сергей, когда же вы поймёте, что человек дешевле любого робота в разы. Нет не дешевле, не дешевле. Слушайте, когда появилась прялка Дженни, Елена из Кунцево, когда появилась прялка Дженни, вот так же люди рассуждали, что эта прялка стоит диких денег, прялка Дженни стоила диких денег. Когда делали первую машину, она стоила, Лень, как катер сегодня, как катер Абрамовича, как яхта Абрамовича - первая машина, а сейчас машину вы покупаете за них что, она вообще ничего не стоит. Вы же понимаете, что машина набитая 1000 деталей и электроники не может стоить 50 тысяч долларов. Но это просто абсурд, что она стоит 3 миллиона, просто абсурд, что на стоит 3 миллиона абсурд полный, окончательный абсурд. Потому что она более совершенна, чем яхта, а стоит 50 тысяч, это просто смешно и странно понимаете, значит, почему так. А потому что это не первая машина, также будет Елена из Кунцево и всем остальным. Когда это первое делается, стоит как яхта, а когда это делается стомиллионная или миллиардная машина, она ничего не стоит, ничего не стоит, вот и всё. Да, вчера читал про Зингер, 100 долларов она стоила, когда начали производить, 100 долларов и в то время это были огромные деньги, я так думаю. Ну хорошо, человек может работать дольше любого робота, которого надо чинить, не надо выдумывать.
Э. ХАСАНШИНА: Ну что, а как же вот эти ценники вычислительные при НАСО, которые сформировали, как только появился МВМ, потому что она считала в секунду больше операций, чем они за месяц.
С. ДОРЕНКО: Давайте скажем, что вы сейчас для меня 51-й сделайте для меня одно дело 51-й. Подойдите к любому компьютеру или к своему мобильному телефону, подойдите к любому компьютеру или к своему мобильному телефону, достаньте его из кармана. Ваши аргументы биты всё, вот. Знаете такой был способ доказательства одного из древних греков, он просто показывал пальцем и говорил: вот, ну рукой показывал, он никогда не говорил слова, по-моему он занимался геометрией, чувак рисовал тебе эту самую.
Э. ХАСАНШИНА: Фигуру.
С. ДОРЕНКО: Фигуру, там доказательства подходил и говорил: вот, вот единственное его слово, больше никаких, всё было видно, видно. Но когда вы достанете сейчас свой мобильный телефон, скажите себе вот и больше не спорте, потому что вы проиграли, договорились? Все будут бухать и друг друга убивать - говорит харьковчанин. Которые будут убивать, тех будут химически делать хорошими добрыми харьковчанами, а которые не будут слушаться, их будут в ветеринарку отправляйть харьковчане, специальная ветеринарка в Харькове будет и туда будут их отправлять, договорились? Поехали дальше. Слушай самолет семьи Шуваловых, вот когда все будут летать на самолетах, ещё самолет нашли Шувалову. Шувалов не знает, наверное, сколько у него самолетах, думает, черт ещё нашли.
Э. ХАСАНШИНА: Кого бы мне ещё перевозить, вроде бы корги я уже всех перевёз, ну что вот ещё.
С. ДОРЕНКО: У меня такое было, я однажды забыл о свое банковском счете.
Э. ХАСАНШИНА: Да вы что. Слушайте, я только в пиджаке кармане 500 рублей находила, в кармане пиджака.
С. ДОРЕНКО: Нет, а я нашел целый банковский счет, у меня был такой абсурд, просто я приехал из Африки, мы в ВТБ или в вебе или внешэконом, тогда еще в советское время нам открывали специальный счет, куда шла зарплата. Не чеки, которые мы платили чеки за рубежом, да, а ещё шла зарплата, ну не знаю 40 рублей. А еще шла зарплата два года, прикинь что, 40 рублей, 40 рублей, а так за 24 месяца-то накидают, мама не горюй.
Э. ХАСАНШИНА: Неплохо.
С. ДОРЕНКО: И ты такой: ага, там уже 1000 рублей эта машина стала 6. Ну вот, значит и ты такой я такой забыл, что-то полгода не вспоминал, потом вдруг нашел какую-то расписку свою или какую-то бумажку, какую-то хрень нашёл в шкафу и думаю, это что? Елочки с палочками, думаю я, да ведь это же счет в банке. Надо на Профсоюзную ехать, был на Профсоюзной.
Э. ХАСАНШИНА: Вот это праздник бы, да.
С. ДОРЕНКО: Веб на Профсоюзной, я поехал туда и там действительно бабла немерено просто, как грязи. То есть мне нашли случайно абсолютно.
Э. ХАСАНШИНА: Вы купались в нем?
С. ДОРЕНКО: Нет, случайно абсолютно я нашёл собственный счёт - это было так удивительно и приятно и сейчас Шувалов радуется, ему нашли самолет, ему нашли самолет, он забыл про него, значит, стоимостью 70 миллионов долларов, 70, 70, 0, а потом 6 нулей, 70 и потом ещё 6 нулей миллионов долларов, понятно? Ихних американских долларов, я настаиваю. Смотрите, он значит что, семья главы ВЭП первого, бывшего первого вице-премьера Игоря Шувалова владеет самолетом - это все знают, это все знают.
Э. ХАСАНШИНА: Сейчас у него другой, то там вроде как есть информация, что он пробыл предыдущий.
С. ДОРЕНКО: У него был самолёт, на котором они вывозили корги собак на выставку. Специально на собачьи выставки ездили у них собаки на специальном частном самолете. Ну потому что не только собаки, там и жена ездила и другие, приравненные к собакам, люди. Ну слушайте, а что возил по миру собак, а теперь новый самолёт. Golfstream G650. Я люблю Golfstream.
Э. ХАСАНШИНА: Вроде как дальнемагистральный. У него длинные перелеты.
С. ДОРЕНКО: Golfstream G650, я люблю Golfstream, они хорошие. Golfstream хорошие.
Э. ХАСАНШИНА: Но все говорят, что элиты любят эти самолеты.
С. ДОРЕНКО: Не знаешь, они как колбаски, как сарделечки такие, они реально приятные.
Э. ХАСАНШИНА: Приятные в смысле внешне или функционально?
С. ДОРЕНКО: В 90-е мы летали на Golfstream их поменьше, не таких дальнемагистральные Golfstream у нас были поменьше, и были хокеров на маленькое расстояние, у нас хокеры были куда-нибудь быстренько пульнуть хокером, быстрым. Так тоже в Испании уже Golfstream хочется, понимаешь, ну вот. Из данных, ну да ну и так далее. Секундочку, я что-то не пойму, что из этого следует? Что он его отдаст Родине или сиротам или в детский дом или куда он его должен отдать, что из этого следует? Ну есть.
Э. ХАСАНШИНА: Ну там по-моему эта фирма не напрямую, но связана по-моему с его сыном, зачем ему.
С. ДОРЕНКО: Говорится о статье, какой статье, в Forbes, в статье Forbes говорится: новый Business Jet семьи Шувалов Golfstream G650, который 70 миллионов долларов, он с октября 16-ого года по декабрь 17-ого года был также зарегистрирован на острове Мэн, а в последнее в Люксембурге. Отследить передвижения этого самолет Forbes не удалось, на всех авиатрекинговых ресурсах такая возможность заблокирована конкретно для этого самолета.
Э. ХАСАНШИНА: При чём говорят, что его вроде как вручную удаляли, потому что автомат может сделать нельзя.
С. ДОРЕНКО: Игорь Шувалов занимал пост Первого заместителя председателя правительства РФ с 12 мая 2008-ого года и 18 мая 2018-ого года, 10 летом был первым заместителем председателя правительства, обрати внимание, причем двух разных председателей правительства, обратите внимание, потому что он был заместителем председателя правительства Владимира Владимировича Путина с 12 мая 8-ого по 2018-ого год, а с 12 по 17 был заместителем председателя правительства Дмитрия Анатольевича Медведева. То есть он у двух разных премьеров был первым заместителем. Он симпатичный человек, я с ним чаек пил как-то, симпатичный человек так вот самолеты из-за плечей не вылетают никакие, но видно, что он богатый, видно, что он богатый и видно, что денег у неё как грязи.
Э. ХАСАНШИНА: Но просто всегда возникает вопрос. Откуда все?
С. ДОРЕНКО: Я тебе объясню откуда, я не могу говорить про Шувалова, я не могу говорить про Шувалова почему? Потому что я не знаю, но если бы я писал книгу о человеке каком-то, я бы взял может быть для псевдонима, я бы взял псевдоним Шувалов, но я бы имел в виду другого человека: какой-то Шувалов, какой-то Шувалов для книги, это чисто сценарий. Я бы такой сценарий написал, что у меня человек работает в правительстве но не Шувалов, не Шувлов не понимаю, пусть будет Иванов, Иванов тоже - это намек немножко.
Э. ХАСАНШИНА: Сидоров.
С. ДОРЕНКО: Сидоров, Сидоровых не брала работает в правительстве, пусть будет Сидоров работает в правительстве и в 2003-м году точно узнаёт даты и параметры приватизации Газпрома. Точно узнаёт, ну ты например, Хасаншина работает в правительстве в 2003-м году и точно понимает, в июле 2003-ого года, что к декабрю будет приватизация в конце года там начинается приватизация Газпрома по просьбе, кстати говоря, западных партнеров, ну Запад нас просит приватизировать Газпрома, мы такие: нет проблем. Но ты Хасаншина работаешь в правительстве и ты ко мне приходишь. А я - миллиардер, я - миллиардер такой хороший, обидчивый, который с яхтой время от времени Навальному что-то сообщает, например.
Э. ХАСАНШИНА: Например.
С. ДОРЕНКО: Это же персонажи книжки – это же не живые люди, персонажи имею в виду. Ты мне говоришь: Серёжа.
Э. ХАСАНШИНА: Чисто гипотетически.
С. ДОРЕНКО: Гипотетически, я на яхте сижу в этот момент, пишу Навальный видеообращение и ты мне такая: Сереж, я знаю вот такую фигню, точно, клянусь, я сам над ней работаю, но инсайт у меня. Дай, мне 100 миллионов долларов.
Э. ХАСАНШИНА: Взаймы?
С. ДОРЕНКО: Взаймы конечно, абсолютно, ну что ты хочешь дарить что ли? Кто тебе подарят 100 миллионов, ты что, смеешься? Дай мне 100 миллионов на пол года. Хорошо, я тебе даю, но ты меня запускаешь тоже туда.
Э. ХАСАНШИНА: Естественно, я же поделилась информацией уже.
С. ДОРЕНКО: Я Захожу, я тебе даю сто, а сам зайду двумястами, тремястами, да. Значит, мы имеем с августа 2003-ого года по июнь, прости по январь, января, февраль 2004-ого года рост акций Газпрома почти в четыре раза, значит, ты мне дала сто, я тебе сто отдаю, у меня 300 остаётся, 300 миллионов, что плохо что ли?
Э. ХАСАНШИНА: Очень даже хорошо. Мне прямо нравится.
С. ДОРЕНКО: А зашёл двумястами, тремястами не знаю сколько, у меня опять тоже в 4 раза больше своих, я миллиард заработал, понимаешь. Аккуратно выходим, все скидываемся, все, аккуратно выходим. Заходим в следующую сделку, скажи пожалуйста, что тут плохого? Законы рынка, всюду законы рынка.
Э. ХАСАНШИНА: Нет, нет, нет.
С. ДОРЕНКО: Иди покупай самолет Хасаншина, покупай самолет. Ну ты правильно инвестировалась в Газпром, ты правильно инвестировалась в Газпром, откуда ты взяла деньги? Взаймы взяла. Хасаншина, ты говоришь, я верила в Россию в отличие от вас, говно ваша фамилия, я верила в Россию, так? Так. Что вы не инвестировали? Мы телки тупые скоты. Ты говоришь, а я верила в Россию и я инвестировала в Газпром летом, вот тогда еще расписки были еще, тогда еще расписки летом 2003-ого года инвестироваться напрямую нельзя было, можно было через расписки. Хорошо. Ты вошла, потому что верила в Россию, а никто не верил, равильно?
Э. ХАСАНШИНА: Да, это я всем так скажу.
С. ДОРЕНКО: Летом в июле 2003-го года, когда арестовывали Лебедева, я уже вышла, а в октябре, когда арестовывали Ходорковского, я догналась и ещё на сотку вошла, правильно говоришь мне? Вы-то не верили, вы-то боялись, Россия а не боялась, не боялась так говоришь.
Э. ХАСАНШИНА: Эта история настолько стара, что даже Марк Твен в своих автобиографических книгах описывает про золотые прииски как сотрудники телеграфных агентств такую информацию продавали, либо сами если найти прииски, где находили золото. И это уже между прочим уже тогда каралось в США, наказывали за это.
С. ДОРЕНКО: Не знаю, я знаю, что если я верю в Россию и честно вкладываюсь в расписки Газпрома так сказать летом 2003-его и аккуратно выхожу к весне 2004-ого, то моя вера в Россию приносит мне 1 к 4. И если у меня есть добрые друзья, добрые друзья, семейные, мы День Рождения вместе, всё, которые дадут мне хотя бы пол миллиарда на эту сделку, ну хотя бы полмиллиарда, я выскочу с двумя миллиардами, правильно? Ребята, ещё верну же полмиллиарда, нет я выскочу с полутора, потому что я верну полмиллиарда. Ребята, не надо завидовать чужому успеху, правильно? Всё хорошо. Это в Штатах - Руслан говорит – в Штатах там за такое дают 20 лет. Ну в Штатах дают 20 лет, на Тральфамадор, значит на Тральфамадоре ещё сколько-то лет дают, а мы-то не в Штатах, мы-то не в штатах, подойдите к окну, Руслан, подойдите к окну, скажите вы в штатах? Нет, тогда про что эта песня, про что эта песня?
Э. ХАСАНШИНА: Это песня видимо про самолёты.
С. ДОРЕНКО: Эдуард говорит: да, но это же в некоторых странах считается - Эдуард говорит - не знаю.
Э. ХАСАНШИНА: Неэтичным в некоторой степени.
С. ДОРЕНКО: Не знаю, а мы в некоторых странах или где Эдуард? Просто у меня вопрос дурацкий вы в некоторых странах? Я не в некоторой стране, я прямо здесь сижу, так что и место у меня неплохое, я вам должен сказать, стул крутится смотрите, наушники работают, всё хорошо. Да, всё нормально. Со времен Черномырдина деньги берутся из тумбочки, нет. Во времена Черномырдина деньги давало само правительства. Вот это был анекдот, ты не поверишь.
Э. ХАСАНШИНА: Расскажите.
С. ДОРЕНКО: Ну смотрите, если в 2003-м году для того, чтобы подняться в 4 раза со 100 на 380, на 390 надо было занять у хорошего миллиардера, не у Ходорковского, которого в октябре посадили, а кого-то другого, вот на других-то тоже хватало, значит то при Черномырдине вообще было шито-крыто, ты брал у самого правительства, чтобы купить у правительства, ты знаешь об этом?
Э. ХАСАНШИНА: Прекрасно, нет.
С. ДОРЕНКО: Как была куплена Сибнефть?
Э. ХАСАНШИНА: как?
С. ДОРЕНКО: НУ так, правительство говорит, люди говорят, мы хотим купить Сибнефть там для того-то, для того-то. Ну чтобы поддерживать Первый канал, и Пропаганду за Ельцина и так далее. Хотим купить Сибнефть. А значит, а правительство говорит: ну ладно и Ельцин говорит: ну ладно. А люди говорят: так денег-то нет. А Ельцин говорит: А что вы тогда хотите купить, если у вас нет денег? Они говорят: так их сроду не было денег-то, но мы хотим купить, да, 10 раз рассказываю. А если он говорит у кого-нибудь спросите. Они говорят: спросили у Сороса, он не даёт, спросили у этого не даёт, никто не даёт. А Ельцин говорит: тогда что? Он говорит: ну вы даёте. И он дает команду, правительство дает 100 миллионов долларов, 100 миллионов долларов правительство дает и ты на эти деньги платишь правительству, поняла? Поняла?
Э. ХАСАНШИНА: Чудесно, да, есть такая история, недавно читала Москвич продавал квартиру 4 месяца, к нему пришла женщина, сказала: давайте я буду ее сдавать, ну вы долго продаете, давайте я буду ее сдавать, давайте запрос через некоторое время за квартиру.
С. ДОРЕНКО: Да, да.
Э. ХАСАНШИНА: Я куплю ее у вас.
С. ДОРЕНКО: Нет, я тебе говорю про претензионные сделки.
Э. ХАСАНШИНА: А он почему-то не согласился.
С. ДОРЕНКО: Нет я тебе говорю про претензиционные сделки, конкретно приходит правительство и говорит: Дайте нам 100 миллионов, чтобы мы у вас купили нефтяную компанию. Правительство говорит: нет проблем, берите 100 миллионов. Они говорят: вот мы взяли, теперь мы вам платим 100 миллионов. Правительство говорит: охренеть как дорого вы заплатили за эту прекрасную компанию, все. Потом эта компания, которая внимание, которая потом эту компания правительство России покупает через 10 лет, там сколько за 13 миллиардов долларов. Правительство России купило эту компанию за 13 миллиардов долларов у Абрамовича. Эту же самую компанию, на которой правительство дало 100 миллионов долларов, чтобы ее купили за 100 миллионов долларов, то есть бесплатно. Потом правительство покупает за 13 миллиардов долларов, я понятен или нет? Простите меня я немножко кашляю. Всё, давайте не это самое, я хочу быть понятным. Ну я не знаю, если вам всё понятно, тогда подойдите к окну и изумитесь и это самое, улыбнитесь. Мы пойдём и проживем его, этот четверг, 21 июня.