Ещё

Рожденные бурей: самые желанные женщины предвоенных лет 

Фото: Lenta.Ru
«Лента.ру» продолжает рассказывать об иконах стиля XX века: женщинах-авантюристках, актрисах, танцовщицах, певицах и спортсменках, определивших «лицо» своей эпохи.
На этот раз в центре внимания — тридцатые годы XX столетия. Их можно было бы счесть самым тяжелым десятилетием века, если бы с ними не конкурировали 1910-е с Первой мировой войной и 1940-е — со Второй мировой (начавшейся, кстати, в 1939-м). Тем не менее, человеку свойственно стремиться к радости, и в 1930-е было немало красивых, знаменитых и хорошо одетых женщин. И жили они не только в благополучной Западной Европе и Соединенных Штатах, но и в СССР.

Любовь Орлова

Самая, пожалуй, известная актриса советского довоенного кинематографа Любовь Орлова была исключением из множества обязательных для других правил на протяжении всей своей долгой жизни и довольно длинной карьеры. Первое в ряду этих исключений — ей удалось избежать проблем, связанных с происхождением: она была дворянкой. Тем не менее ей удалось уже после революции закончить среднюю школу, затем поступить в консерваторию (карьере пианистки помешали материальные проблемы и болезнь Меньера, отразившаяся на слухе).
Любовь стала учиться танцам и актерскому мастерству, а параллельно зарабатывала на жизнь таперством в кинотеатрах (кино было еще немым). Никто не может осуждать молодую и красивую женщину (у которой, к тому же, была неработающая и нуждающаяся родня) за то, что она вышла замуж за представителя новой элиты — чиновника Наркомзема Берзина. Берзин содержал Орлову и ее родню, покупал ей одежду, которую молодая хористка Музыкального театра имени Немировича-Данченко просто не могла себе позволить.
Но Орлова отнюдь не сделалась классической содержанкой-бездельницей: она работала, брала уроки актерского мастерства и постоянно следила за своей внешностью, что во все времена занятие довольно недешевое и трудоемкое. От природы Любовь Петровна была отнюдь не блондинкой, как свидетельствуют фотографии времен ее дворянского отрочества, но, понимая, что со светлыми волосами у нее куда больше шансов в черно-белом кино, актриса до самой старости педантично красила волосы.
Старания принесли свои плоды: в 1933 году красивую, грациозную и со вкусом одетую блондинку, к тому моменту уже солистку театра имени Немировича-Данченко, заметил режиссер Григорий Александров, восходящая звезда советского комедийного кино. Он увидел актрису в заглавной партии оперетты «Перикола», познакомился, пригласил на роль в «Веселых ребятах». Вскоре они поженились: Орлова к тому моменту уже развелась (Берзина арестовали и сослали по одному из первых сталинских процессов, но, поскольку времена были еще вегетарианские, жена не разделила его судьбу). Несмотря на уже не юный возраст — 31 год (снова исключение, хотя и не самое разительное — в 1930-х еще не было нынешнего помешательства на юности актрис), жена Александрова с первой же роли стала примой советского кино и его символом.
Всем сколько-нибудь знакомым с историей западного кино (в СССР 1930-х годов таких находилось немного) было ясно, что Александров, не желая искать непроторенных путей, использует приемы и методы, доказавшие свою эффективность. Он «срисовывал» свою звезду Орлову с Марлен Дитрих. Детали совпадали до смешного: цилиндр в «Веселых ребятах», двуцветная шевелюра в «Цирке» и многое другое, не столь очевидное. Учитывая, что Дитрих была старше Орловой всего на год, легко себе представить, насколько советское кино сюжетно отставало от западного.
Любовь Орлова поражает своей целеустремленностью и силой характера: она держала себя в форме до самых последних дней карьеры, одевалась у лучших портных и обувщиков, сидела на диетах, пробовала все возможные процедуры ухода за лицом и телом, отказалась от материнства (при этом муж оставался с Орловой до ее последних дней). В «Весне», фильме 1947 года, она играла двух женщин, одна из которых по сюжету была сильно моложе самой актрисы, которой к тому моменту сравнялось 45. При этом Любовь Петровна сама пела, играла на рояле и танцевала. Последний фильм с ее участием вышел на экраны за год до ее смерти — в 1974 году.

Амелия Эрхарт

1930-е годы можно считать настоящим расцветом феминизма: слово «летчица» вошло в повседневный обиход именно тогда. Летчиц уже было немало, но легендами, как водится, становились единицы. Пожалуй, самой известной из пионерок авиации стала американка Амелия Эрхарт — не только бесстрашная пилотесса, но и красивая элегантная женщина. Ее фирменная короткая стрижка (на короткие волосы было удобнее надевать шлемофон) и летная форма с кожаной курткой служили образцом для многих ее последовательниц.
К началу 1930-х годов за плечами Амелии, старшей дочери канзасского адвоката Эдвина Эрхарта, была уже незаконченная средняя школа, ускоренные курсы медсестер и работа в госпитале для раненых солдат Первой мировой, работа телефонисткой, шофером и автомехаником, увлечение авиацией (кстати, ее инструктором тоже была летчица — Анита (Нета) Снук), освоение высшего пилотажа и мировые рекорды: в 1922 году она первой из летчиц поднялась на высоту 14 тысяч футов (около 4,3 километра), в 1928 году стала первой женщиной, перелетевшей Атлантику (пока в качестве второго пилота, практически не принимавшего участия в управлении самолетом).
Но настоящая слава пришла к Эрхарт, не привыкшей останавливаться на достигнутом, в мае 1932 года: она перелетела Атлантику в одиночку за 15 часов 30 минут. Кроме того, что это был первый одиночный женский полет через океан в истории авиации, он стал и вторым в истории успешным перелетом через Атлантику вообще: с 1927 года, когда его совершил Чарльз Линдберг, этот авиаподвиг никто не мог повторить. До эпохального перелета Амелия успела также освоить гирокоптер и установить на нем мировой рекорд высоты, поднявшись более чем на 5,6 километра.
В 1935 году неутомимая летчица добилась от правительства США разрешения на запрещенный (из-за неоднократной гибели пилотов) перелет от Гавайских островов до побережья Калифорнии и стала первым в мире человеком, успешно его совершившим. Она продолжала много летать, часто появлялась в прессе и кинохронике, писала автобиографические бестселлеры о своих полетах, стала президентом первой организации летчиц «Девяносто девять», преподавала на факультете авиационного отделения Университета Пердью. В 1931 году Амелия вышла замуж и была вполне счастлива в браке, а тремя годами позже выпустила собственную линию модной одежды под названием Amelia Earhart Fashions, которая продавалась в нью-йоркском универмаге Macy’s и магазине Marshall Fields’ в Чикаго.
Но всего этого ей оказалось мало. Амелия решила облететь вокруг земного шара по самому длинному маршруту, приближенному к экватору, и на этом завершить карьеру летчицы-рекордсменки. Во время этого полета в июле 1937 года самолет Эрхарт без вести пропал в Тихом океане в районе острова Хауленд. В марте 2018 года было объявлено, что случайно найденные еще в 1940 году на тихоокеанском острове Никумароро останки и вещи принадлежали Амелии, что с большой вероятностью позволило установить место ее гибели.

Лени Рифеншталь

Судьба Хелены Берты Амалии Рифеншталь, всемирно известной под своим кратким именем Лени, удивительна очень многим — начиная от долголетия (она прожила более ста лет) до того, что ее общеизвестное и более чем очевидное сотрудничество с национал-социалистским режимом в Германии и явное личное благоволение Гитлера почти не сказались на ее послевоенной деятельности и в общем-то заслуженной славе кинематографистки.
Лени родилась в 1902 году в семье берлинского коммерсанта, с раннего детства брала уроки музыки и проявляла талант и любовь к рисованию и хореографии: так, известно, что ей посвятил свой вальс итальянский композитор Бузони. В 1920-е годы спорт и физическая активность среди женщин всячески поощрялись, и Лени занималась гимнастикой, плаванием, прыжками в воду и, конечно, танцами: в частности, брала уроки балета у русской балерины-эмигрантки Евгении Эдуардовой. Лени участвовала в камерных постановках Немецкого театра, а в 1926 году дебютировала в кино в качестве актрисы в фильме Арнольда Фанка «Священная гора». За ним последовали еще несколько картин «со спортивным уклоном», в которых Рифеншталь каталась на горных лыжах и забиралась на скалы.
Спустя какое-то время роль полустатистки на фоне гор ей надоела, и Лени решила снять собственное кино. В 1932 году фильм «Голубой свет», режиссером, продюсером, сценаристкой (вместе с венгерским писателем Белой Балажем) и исполнительницей главной роли в котором стала сама Рифеншталь, вышел на экраны и сразу получил серебряную медаль венецианской биеннале. 30-летняя спортсменка и просто красавица стала звездой — причем не просто глупенькой кинокрасавицей, а режиссером-интеллектуалкой. Характерно, что Лени была брюнеткой и не перекрашивалась в угоду моде.
Впрочем, тут же проявились и не самые лучшие моральные качества Лени: когда через год Балаж потребовал денег за свое участие в создании фильма, она нажаловалась на него нацистским властям, которые уже начали преследовать евреев. К этому моменту Рифеншталь уже была лично знакома с Гитлером и снимала документальные фильмы о нацистах — в частности, фильм «Победа веры» о пятом съезде НСДАП, приведшем эту партию к власти. Год спустя вышла еще одна вошедшая в анналы кино нацистская агитка Лени — «Триумф воли». Надо сказать, что впоследствии режиссер всячески открещивалась от идейного участия в деятельности нацистской партии, а фильмы свои называла сугубо документальными.
Какими бы ни были моральные качества Рифеншталь, но 1930-е годы все же внесли ее в историю мирового киноискусства благодаря ее «олимпийскому кино» — дилогии об Играх 1936 года «Олимпия. Часть 1: Праздник народов» и «Олимпия. Часть 2: Праздник красоты». В 1938 году, за год до начала Второй мировой, картина получила приз Венецианского кинофестиваля, а в 1956 году его назвали одним из десяти лучших фильмов в истории.
После триумфа «Олимпии» режиссер ездила в Голливуд и встречалась с Уолтом Диснеем и Генри Фордом. Она охотно позировала фотографам в модных платьях, шляпках и туфлях на каблуке: эта элегантная одежда контрастировала с широкими брюками и рубашками мужского покроя, в которых Лени работала на съемках. Фактически, наряду с Габриэль Шанель и Марлен Дитрих, она была одной из пропагандисток мужских брюк вне спортивных площадок и стадионов.
После войны Рифеншталь практически не преследовали, а она всячески настаивала на своей художнической аполитичности. В 1948 году она прошла процесс денацификации (спустя несколько лет эту процедуру провели повторно, признав Лени Рифеншталь «попутчиком» нацистского режима). В том же 1948-м «Олимпия» получил Золотую медаль Международного олимпийского комитета.
После всех денацификационных формальностей стареющая режиссер продолжала снимать — в основном это были фотосъемки природы. В 1974 году, когда ей было уже за семьдесят, Лени впервые надела акваланг и погрузилась в океан с фотокамерой. До своей смерти в 2003 году она совершила две тысячи погружений и издала альбомы своих фотографий, а также опубликовала мемуары, которые стали бестселлером.

Галина Уланова

1930-е годы в карьере великой русской балерины Галины Улановой стали периодом ее восхождения к славе — почти сразу всемирной, хотя гастролями ее карьера не изобиловала и в более зрелые годы. Как многие балерины ее уровня, Уланова родилась в балетной семье: отец ее был сначала танцовщиком, потом режиссером, а мать — Мария Романова — педагогом: у нее маленькая Галина брала первые уроки танца до того, как перешла в класс знаменитой Агриппины Вагановой.
Сольный дебют девятнадцатилетней будущей примы на сцене Ленинградского театра оперы и балета (до революции и в настоящее время — Мариинский театр) состоялся спустя год после ее выпуска из хореографического техникума, в 1929 году. Она танцевала одну из самых знаковых партий классического балетного репертуара — Одетту в «Лебедином озере» — и сразу получила признание.
С 1930 по 1940-й годы Уланова блистала в Ленинграде в дуэте с Константином Сергеевым. Их пару признавали безупречной и образцовой. Балерина танцевала заглавные партии в «Жизели», «Щелкунчике», «Бахчисарайском фонтане» и «Ромео и Джульетте». Постановки с участием Галины Улановой были такой же международной туристической достопримечательностью Ленинграда, как Эрмитаж и Петергоф. На 1930-е годы пришелся и бурный и непростой роман Улановой с ее единственным законным мужем — Юрием Завадским. Ради танцовщицы Завадский оставил первую семью, но и брак с нею окончился разводом. Детей у Улановой не было: когда ее спрашивали о причинах отказа от материнства, она отвечала, что сделала выбор в пользу балета.
В 29 лет, в 1939 году, Галина Сергеевна получила первое из своих почетных званий — Заслуженной артистки РСФСР. Знавшие балерину лично отмечали ее неизменный бытовой аскетизм: она никогда не стремилась поразить окружающих модными нарядами, вне сцены почти не красилась, не слишком любила приемы и публичные мероприятия, всю жизнь занималась специальной гимнастикой и уходом за собой. Оперная звезда Елена Образцова писала о балерине: «Восхищаюсь Улановой-женщиной, обаятельной, изысканной, элегантной».
В войну Ленинградский театр оперы и балета эвакуировали в Казахстан. В Алма-Ате Уланова продолжала танцевать и стала Народной артисткой — на сей раз Казахской ССР. В 1944 году по настоянию самого высокого государственного начальства ее перевели в Большой театр, где она танцевала до самого конца карьеры в 1960 году.
Все награды примы невозможно перечислить: ее осыпали не только советскими, но и зарубежными орденами. В 1956 году Уланова участвовала в первых гастролях Большого театра в Лондоне: Джульетта в исполнении 46-летней балерины вызвала овации и восторженные отзывы прессы. Уже после окончания сценической карьеры (в последний раз она вышла на сцену в пятидесятилетнем возрасте) Улановой дважды присвоили звание Героя Социалистического Труда. До самой смерти танцовщица служила педагогом-репетитором Большого театра.

Присцилла Лейн

Голливуд в 1930-е годы уже был настоящей «фабрикой звезд», популярных киноартисток было множество. Времена, когда за власть над кинематографическим олимпом состязались две-три мегаизвестные актрисы, наступили несколько позже. Зарубежная прима экстра-уровня Марлен Дитрих переехала в США только в 1936 году, а гражданство получила в 1939-м; до этого зрители наслаждались зрелищем десятков милых молодых старлеток, ни одна из которых не была абсолютной королевой экрана. Одной из самых красивых американских актрис десятилетия, ныне почти забытых, была Присцилла Малликан, младшая из так называемых «сестер Лейн» — этот короткий псевдоним взяли Лола, Леота и Розмари Малликан, к которым позже присоединилась и Присцилла.
Жизнь этой очень милой и красивой женщины была удивительно целомудренной для ее рискованного с точки зрения морали ремесла. Она дебютировала на экране в середине 1930-х годов в мюзикле «Студенческое шоу» с тогдашней кинозвездой первой величины Диком Пауэллом в главной роли. После этого сестры Лейн заключили семилетний контракт со студией Warner Bros., и Присцилла снялась в нескольких картинах подряд: «Любовь, честь и поведение» (1938), «Ковбой из Бруклина» (1938), «Братец крыса» (1938), «Пыль будет моей судьбой» (1939) и «Судьба солдата в Америке» (1939). После окончания контракта она еще несколько раз снималась в фильмах разных студий, но пик ее славы был позади.
В 1942 году младшая Лейн сыграла в «Диверсанте» и «Серебряной королеве», но главной ее ролью стала роль невесты: она вышла замуж за военного — лейтенанта Джозефа Ховарда. Это был ее первый и единственный брак. Истовая католичка, она родила мужу четверых детей и активно участвовала в церковной жизни своего прихода и благотворительной деятельности. После последнего появления на экране в «Телохранителе» (1948) Присцилла целиком отдалась семейным заботам и воспитанию детей. Она умерла в глубокой старости, пережив мужа почти на двадцать лет.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео