5 известных русских разбойников

Разбойные, лихие люди всегда притягивали к себе внимание. Они становились героями легенд и преданий, о них слагали песни и стихи. В народном сознании разбойник редко был плохим, ведь он грабил богатых и делился с бедными.

5 известных русских разбойников
© Кириллица

Кудеяр

Самым легендарный русский разбойник — Кудеяр. Личность эта полумифическая. Существует несколько версий его идентификации. По основной из них Кудеяр был сыном Василия III и его жены Соломеи, сосланной за бездетность в монастырь. По этой легенде, во время пострига Соломония уже была беременна, она родила сына Георгия, которого передала «в надежные руки», а всем объявила, что новорожденный скончался.

Неудивительно, что этой легендой очень интересовался , поскольку по ней Кудеяр приходился ему старшим братом, а значит мог претендовать на власть. Эта история, скорее всего, народный вымысел. Желание «облагородить разбойника», а также дать себе поверить в нелегетимность власти (а потому возможность её свержения) свойственно русской традиции. У нас, что ни атаман, то законный царь. В отношении Кудеяра существует столько версий его происхождения, что хватило бы на полдюжины атаманов

Дмитрий Силаев

Дмитрий Силаев — лицо вполне реальное. В сыскном деле 1844 года села Ржевцы Смоленского уезда он упоминается как предводитель разбойников, которые в числе прочего совершили «ограбление дома помещика Ф.М. Белкина. Налет на дом помещика, что называется, наделал шороху, о нем было доложено самому царю. За пять лет до этого происшествия был пойман другой разбойник, Тришка-Сибиряк. Безопасность помещиков была под угрозой — нужно было принимать меры. И они были приняты. Силаева поймали и сослали в Сибирь, откуда он, впрочем, сбежал с двумя сообщниками. Однако с арестом и ссылкой Силаева все не так просто. В уголовном деле значится, что «он бежал за шесть лет перед этим», то есть разбойник был в ссылке ещё в 1838 году, потом сбежал и проживал в Ельнинском уезде у «разных крестьян, которые сознания о нем не сделали», то есть не доложили о беглом каторжнике. В уголовном деле внешность Силаева описана достаточно подробно: «черные глаза, черная борода, зипун, отделанный атласом, всегда с пистолетом в сапоге». Довольно классический образ разбойника, но при этом без идеализации, характерной при описании «лихих людей».

Ляля

Лялю можно назвать не только одним из самых легендарных разбойников, но и самым «литературным». Поэт написал о нем поэму «Разбойник Ляля». Сведения о нем находили и краеведы, что неудивительно, поскольку до сих пор в Костромской области сохранились топонимы, напоминающие об этом лихом человеке. Это Лялина гора и один из притоков реки Ветлуги, носящий название Лялинка. Краевед Сысоев писал: «В ветлужских лесах гулял со своей шайкой разбойник Ляля — это один из атаманов … который жил в горах у самой реки Ветлуги недалеко от Варнавина.

По легенде, Ляля ограбил и сжег Нововоздвиженский монастырь на реке Большой Какше близ деревни Ченебечихи». Это может быть правдой, поскольку в конце 1670 года здесь действительно побывал отряд разинцев. Ляля со своей ватагой появился в Костромских лесах после подавления разинского восстания.

Он выбрал место для разбойничьего стана на высокой горе с тем расчетом, чтобы иметь стратегическое преимущество при грабеже проходящих неподалеку по зимнему тракту обозов. С весны до осени по Ветлуге купцы везли на судах товар, а по дороге часто останавливались в Камешнике.

Основным промыслом ватаги Ляли был сбор выкупа с купцов, местных феодалов и помещиков. Легенды рисуют его, как это водится в фольклоре, строгим, резким и властным, но справедливым. Сохранился и его примерный портрет: «Это был широкоплечий, мускулистый мужик среднего роста; лицо загорелое, грубое; глаза черные под кустистыми нахмуренными бровями; волосы темные».

Шайку Ляли не раз хотели изловить, но отряды, присылаемые для поимки разбойника, постоянно сталкивались со слишком лояльным отношением местных мужиков к Ляле — они относились к нему скорее с уважением, Лялю предупреждали о появлении отрядов, некоторые деревенские мужики даже примкнули к ватаге.

Однако со временем ватага все-таки редела, да и Ляля все больше тяготился своим промыслом. Поэтому решил схоронить свое богатство — утопил в озере (оно до сих пор называется Кладовым) и зарыл в горе. Где они до сих пор и хранятся. Конечно, если верить легенде.

Тришка-сибиряк

Тришка-Сибиряк, о котором мы уже упоминали, разбойничал в 30-е годы XIX века в Смоленском уезде. Вести о нем разносились и по другим областям, приводя в состояние трепета дворян и помещиков. Сохранилось письмо матери Тургенева, которое она писала сыну в Берлин в феврале 1839 года. В нем есть такая фраза: «Тришка у нас появился вроде Пугачева — то есть он в Смоленске, а мы трусим в Болхове».

Пойман Тришка был уже в следующем месяце, его выследили и арестовали в Духовщинском уезде. Поимка Тришки была настоящей спецоперацией. Зная об осторожности разбойника, его ловили под видом преследования другого человека. Об истинной цели поисков почти никто не знал — боялись спугнуть. В итоге, когда арест все же состоялся, в «Смоленских ведомостях» появилось сообщение об этом как о событии чрезвычайно важности.

днако вплоть до 50-х годов XIX века предания о Тришке-Сибиряке продолжали будоражить нервы помещиков, обеспокоенных, что когда-нибудь Тришка встанет на их пути, или проникнет к ним в дом. Народ же Тришку любил и слагал о нем предания, где разбойник представал защитником обездоленных.

Ванька-Каин

История Ваньки-Каина драматична и поучительна. Его можно назвать первым официальным вором Российской империи. Родился он в 1718 году, в 16 лет познакомился с известным вором по кличке «Камчатка» и громко ушел из помещичьего дома, где прислуживал, ограбив его, и написав на барских воротах все, что думает насчет работы: «Работай черт, а не я».

Несколько раз его забирали в Тайный приказ, но каждый раз отпускали, поэтому начали идти слухи, что (так звали Каина на самом деле) «катит фарт». Московские воры решили выбрать его своим предводителем. Прошло немного времени, а Ванька уже «командовал» бандой из 300 человек. Так он стал некоронованным королем преступного мира.

Однако 28 декабря 1741 года Иван Осипов оправился в Сыскной приказ и написал «покаянную челобитную», и даже предложил свои услуги в отлове своих же соратников, стал официальным доносителем Сыскного приказа . Первая же полицейская операция по его наводке накрыла воровскую сходку в доме дьякона – улов 45 человек.

Той же ночью 20 членов шайки Якова Зуева взяли в доме протопопа. А в татарских банях Замоскворечья повязали 16 дезертиров и вскрыли подпол с оружием. Однако не жилось Ваньке Каину спокойно. Он имел склонность к расточительству и шику, а погорел на похищении 15-летней дочери «отставного служивого» Тараса Зевакина, на коррупции и банальном рэкете.

Дело тянулось 6 лет, пока в 1755 году суд не вынес вердикт – высечь, колесовать, обезглавить. Но в феврале 1756 Сенат приговор смягчил. Каину дали плетей, вырвали ноздри, заклеймили словом В.О.Р. и сослали на каторгу – поначалу в балтийский Рогервик, оттуда в Сибирь. Где он и сгинул.