Ещё

Филипп Семенов: был ли он спасшимся царевичем Алексеем 

Фото: wikipedia
Зимой 1949 года в центральную психиатрическую больницу из колонии карельского городка Медвежьегорска доставили заключенного 1904 года рождения, которому поставили диагноз маниакально-депрессивный психоз. Больной постоянно собирался в путь, проклинал некого Белобородова и страдал от головной боли. Звали пациента Филип Георгиевич Семенов, и он утверждал, что является спасшимся во время расстрела царевичем Алексеем Романовым.

Рассказ Семенова

Когда через несколько дней после прибытия в больницу у Семенова прошел острый психоз, он спокойно рассказал врачам свою историю. На самом деле он сын императора Николая II Алексей, которого в момент расстрела отец повернул спиной к расстрельной команде и прижал к себе. Пуля попала в ягодицу, и он потерял сознание. Из ямы с телами убитых родственников Алексея вытянули монахи, которые и выходили его.
Семенов сказал, что к тому моменту его гемофилию якобы залечили. Косвенным доказательством может стать фото, на котором Николай и Алексей пилят дрова, хотя ранее наследника не допускали к острым предметам. Через некоторое время мальчик оказался у людей, представившихся врагами большевиков, и Алексея перевезли в Петербург, где поселили в дом архитектора Померанцева. Они сказали, что теперь он будет носить имя Владимира Ирина.
Подслушав разговор, что его хотят сделать иконой для контрреволюционеров, царевич сбежал от своих спасителей. Слоняясь по улицам, Алексей наткнулся на плакат с призывом вступать в ряды революционной армии. Так как идти было некуда, он приписал себе несколько лет и попал в школу красных командиров. Романов-Ирин воевал на разных фронтах и закончил гражданскую войну в Средней Азии.
После обучения в университете женился, осел в Самарканде и стал работать экономистом. Проклятьем спасшегося царевича стал Александр Белобородов, в 1918 году работающий председателем Уральского областного совета. Он знал тайну спасения царевича, о которой на допросе ему рассказали монахи.
Ирин несколько раз платил Белобородову за молчание, но тот все равно возвращался. Пытаясь скрыться, он, воспользовавшись документами умершего родственника жены, стал Филиппом Семеновым и переехал в Тбилиси, но и здесь шантажист отыскал его. Чтобы собрать нужную сумму денег Ирин-Семенов, работающий экономистом стал воровать, был пойман и осужден.

Испытания профессора Генделевича

Первыми, кто услышал историю Семенова, стали врачи больницы Юлия Сологуб и Далила Кауфман. Они вспоминали, что пациент был образованным человеком, в совершенстве владел основными европейскими языками и писал на древнегреческом. Был вежлив, спокоен и любил читать классику. Внешне Семенов был очень похож на портреты императора Николая I. Свой «бред» пациент некому не навязывал, что несвойственно для психически больного.
После обследования пациента у него выявили не опущение одного яичка в мошонку и гематурию (наличие эритроцитов в моче) — явление, часто сопутствующее гемофилии. Совпадение слишком много, и врачи вызвали из Ленинграда известного профессора психиатрии Самуила Генделевича, который имел большой дореволюционный стаж и общался с представителями русского дворянства.
Во время беседы с пациентом Генделевич задавал ему вопросы относительно расположения и назначения комнат Зимнего дворца, имен, титулов и династических разветвлений семьи Романовых. Особое внимание он уделили теме дворцовых церемоний, многие вопросы были с подвохом. На удивление Семенов на все отвечал четко, и не задумываясь, а Генделевич высказался, что для пациента эта тема как азбука.
Семенов не вел себя как психически больной человек и на своем царском происхождении не настаивал, но профессор был вынужден поставить диагноз «мания величия в сочетании с манией преследования». Далила Кауфман утверждала, что Семёнов в апреле 1949 был направлен в психиатрическую лечебницу МВД, о чем он и рассказала публицисту Эдварду Радзинскому.
В 1951 году Семенов вышел на волю, устроился на работу и умер в 1979 году. Близкие люди утверждали, что проблем с психикой у Филиппа Григорьевича не было, о своей тайне говорил неохотно и любил бывать в Зимнем дворце. Всего было зафиксировано более 80 якобы спасшихся царевичей Алексеев, но если он и выжил, то именно личность Филиппа Семенова вызывает у исследователей наибольшее доверие.
Комментарии7
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео