Рамблер 2 сентября 2019

Как сын Берии скрывался на Урале

Сын Берии, 29-летний Серго, провел под арестом почти год. Сначала он был в , а потом в Бутырке. Там он продолжал расчеты новой системы управления ракетами, и вскоре чертежи заинтересовали армию. Так он оказался на Урале.
Новая фамилия
На Урал Берия поехал с новым паспортом, где значился как Сергей Алексеевич Гегечкори. Это была фамилия его матери, он никогда не говорил о том, что он сын российского революционера. Берия жил в Свердловске, в удаленном от центра районе Химмаш. Ему выдали трехкомнатную квартиру, где он поселился вместе с матерью. Уже позднее к нему переехала супруга Марфа Пешкова с детьми. Долго она в Свердловске не задержалась — узнала об измене и уехала.
Слухи на работе
Вскоре слухи о том, что в Свердловске живет сын Берии просочились в НПО Автоматики, где тот работал. Позже оказалось, что проболтался кто-то из руководства. Потом начальство собрало всех подчиненных и признало факт того, что на предприятии работает сын Берии, но попросили не распространять эту информацию. Сам Серго в своих мемуарах вспоминал, что за ним велась слежка. Он писал, что каждый день на работу и с работы его сопровождали агенты, а один раз и вовсе пытались спровоцировать на побег.
"Но ведь знали, что выезжать нам из Свердловска запрещено. Съездил-таки, но безрезультатно. Дело в том, что тогда же нам подбросили в почтовый ящик снимок, на котором был запечатлен мой отец, прогуливающийся по… Буэнос-Айресу. В Аргентине он никогда не был. Естественно, мама была очень взволнована"
Рекомендации врачей
На работе Берия участвовал в разработке и изменении ракетных чертежей. Он числился простым инженером, хотя, по факту, занимался работой главного конструктора. Коллеги отзывались о нем как о скромном человеке, который даже никогда не упоминал свою родословную, звания и научные степени. В 1964 году он уехал из Свердловска в Киев. Он сам попросил о переводе из-за того, что врачи рекомендовали его матери сменить климат.
Комментарии
Люди , Видео , СИЗО "Лефортово"
Читайте также
«Ставил рекорды — теперь никому не нужен»
Тайна смерти Гоголя: летаргия — миф или реальность