Почему легендарные фигуристы Белоусова и Протопопов бежали из СССР 

Почему легендарные фигуристы бежали из СССР
Фото: Газета.Ru
Ровно 40 лет назад, 24 сентября 1979 года, легендарные советские фигуристы и , завоевавшие два олимпийских золота подряд, не вернулись на родину после гастролей в Швейцарии.
По окончании очередного ледового шоу спортсмены внезапно направились не в аэропорт, а в местную полицию — писать заявление о предоставлении политического убежища.
Знаменитостям не отказали, и с тех пор пара поселилась в маленьком городке Гриндельвальд, где продолжала тренироваться и часто выезжала на шоу и мастер-классы.
Но что же сподвигло чемпионов отказаться от страны, которая их обожала? Как их спортивная история подошла к такому концу?
Белоусова и Протопопов стали фигуристами, скорее, вопреки обстоятельствам, чем благодаря.
Он вырос в Ленинграде, пережил блокаду, чуть не погибнув вместе с матерью, и начал серьезно заниматься фигурным катанием только в 15 лет (уже тогда это считалось достаточно поздним возрастом) — и то лишь от отчаяния, поскольку его отказались брать в музыкальную школу по классу фортепиано.
Кроме того, увлечение спортом пришлось отложить из-за призыва в армию — Протопопова отправили на флот, где он старался заниматься, когда выдавалась возможность покататься на коньках.
Дочь танкиста из Ульяновска — Белоусова — тоже пришла в фигурное катание довольно поздно, в 16 лет, вдохновившись просмотром фильма «Весна на льду».
Так они разными путями начали прокладывать себе дорогу в спорте, причем изначально выступали как одиночники. Парное катание в ту пору только зарождалось, и на чемпионате СССР, в котором Протопопов принял участие с другой партнершей — Маргаритой Богоявленской — и лишь по той причине, что его настоятельно попросили в сборной Ленинграда, катались всего три дуэта.
Белоусова в это время пыталась заниматься в Москве с Кириллом Гуляевым — «спокойным, рассудительным, но совершенно лишенным всякого темперамента парнем», как вспоминала фигуристка в их общей с Протопоповым автобиографии.
Никаких особенных успехов дуэт Белоусова / Гуляев не добился.
Но осенью 1954 года в жизни Людмилы все изменилось. К тому моменту она занимала должность общественного инструктора начинающих фигуристов в парке имени Дзержинского и потому была отправлена на тренерское собрание.
Протопопов также неожиданно для себя поехал в Москву на «третьесортный тренерский семинар», поскольку руководителям ленинградской секции фигурного катания оказалось «некого больше туда послать».
Все остальные участники собрания оказались людьми в летах, и потому именно Людмила и Олег были вынуждены демонстрировать обсуждаемые элементы на льду — в том числе и в паре.

«Какая-то группа фигуристов не явилась на тренировку, образовалось «окно». И тогда кто-то из нас предложил покататься», — вспоминали спортсмены.

Каток оказался настолько мал (9х9 метров), что одиночники в какой-то момент случайно столкнулись, схватились друг за друга и по инерции сделали свое первое совместное вращение.
После этого они уже намеренно исполнили синхронную «ласточку», и случайный зритель этого проката — отец фигуристки  — спросил у ребят, насколько давно они выступают вместе. Фигуристы и сами ощутили между собой такую «химию», словно катались вместе не первый год.

«Ласточка» получилась удачно, мы почувствовали ее «прочность», и какое-то шестое чувство подсказало, что мы непременно будем кататься вместе», — признавались спортсмены.

Кстати, в будущем поклонники станут называть их именно ласточками за пролетное скольжение и чувственность.
С момента той встречи события начали развиваться стремительно. Молодые люди много переписывались, и несколько месяцев спустя Протопопов пригласил Белоусову к себе в Ленинград для совместных тренировок. Девушка перевелась из Московского института инженеров железнодорожного транспорта в аналогичный ленинградский вуз, и в декабре 1954 года пара приступила к занятиям.
У начинающего дуэта возникало немало прений с тренерами. Первый наставник, имя которого спортсмены даже отказались называть в автобиографии, регулярно заявлял им, что они ничего не добьются, поскольку «в них нет спортивности», и совершенно не принимал их идей по поводу музыки для программ.
В итоге в 1958 году пара решила прекратить сотрудничество с какими-либо тренерами и самостоятельно ставить себе выступления, хотя, конечно, совсем без консультаций со стороны не обходилось. Фигуристам помогала даже мать Протопопова — бывшая балерина Агния Гротт.
Однако первые годы работы без тренера получились весьма тяжелыми.
Спортсмены провалились на чемпионате мира в Париже — 1958, заняв лишь 13-е место из 15-ти из-за многочисленных неточностей и падения Людмилы.
Чемпионат Европы 1959 года в Давосе также не принес большого удовлетворения: дуэт стал лишь седьмым из 12-ти, вновь допустив грубые ошибки, в том числе падение Олега.

«Плохо обстояло дело с нашими «изобразительными мощностями». Запас техники и прочности был очень мал. Психологической подготовки — никакой», — констатировали фигуристы.

Тем не менее после чемпионата Европы — 1959 их уже заметили и начали относиться более серьезно: дуэт явно прогрессировал.
На первенстве СССР пару уже провожали овациями — Белоусовой и Протопопову удалось прокатать программу чисто и завоевать серебряную медаль.
Золото досталось признанным лидерам тех лет — Нине и Станиславу Жук, однако даже в прессе отмечали, что зрителям больше запомнилось именно выступление серебряных призеров. Их программа оказалась наполнена большей элегантностью и эстетикой, хотя и проиграла конкурентам по технической сложности.
С того момента Белоусова и Протопопов начали вырабатывать собственный стиль, объединивший атлетизм и безукоризненную четкость элементов на льду с чувственностью и плавными линиями.

«До сих пор считалось, что в парном катании партнеры должны кататься нос в нос, палец в палец. Верно считали, но была в этом и ограниченность. Одним рывком мы сбросили эти цепи и нашли целый ряд новых сочетаний, движений, навеянных искусством балета. Мы создали фигуры, которые стали общепризнанными и в сугубо спортивных программах», — вспоминали фигуристы.

Так, они придумали новый вид парных спиралей, в том числе и «космическую спираль» (тодес на внутреннем ребре), а также амплитудную спираль в позе либела.
Также спортсмены усложнялись в плане прыжков — делали каскад из прыжков шпагат и аксель в полтора оборота. Не стояли на месте и поддержки — Белоусова и Протопопов стали исполнять зубцовое лассо и лассо-аксель.
И, безусловно, одним из главных достижений дуэта стало привнесение в парное катание невиданного ранее артистизма, глубоких образов и продуманности программ, которые покоряли публику и заставляли еще долго вспоминать их выступления.
В номере под музыку «Грезы любви» фигуристы рассказывали о чувствах двух влюбленных так, словно это была театральная постановка без слов.

«Скорее, скорее! Мы должна поведать о том, что нас переполняет! О том, как мы любим друг друга. Как замечательно понимать друг друга. И показываем всем: да, чудо есть, но оно плоть от плоти нашей. И вы тоже можете сотворить его — захотите только. Вы помчитесь с нами к светлой мечте, осуществить которую дано каждому из нас», — так описывали спортсмены свой номер.

Неудивительно, что зрители сразу подпадали под магию их обаяния.

«Я когда смотрела на их катание, то часто просто плакала: у них была невероятная энергетика. Люди — особенно на показательных выступлениях — воспринимали их катание так же. Это то, что сейчас называют понятием «химия». До них так никто не катался, да и после, если честно, я не могу назвать кого-нибудь, кто мог бы вызвать у меня такие эмоции», — говорила в интервью РИА «Новости» известный тренер .

За несколько лет в профессиональном спорте Белоусова и Протопопов приобрели необходимый опыт и сумели совместить свои прорывные наработки с идеальной физической готовностью. После этого медали посыпались, как из рога изобилия.
Фигуристы стали четырехкратными чемпионами мира и Европы, а также победили на Олимпийских играх в 1964 и 1968 годах.
Причем в Инсбруке-1964 триумф советских спортсменов стал большой неожиданностью: им удалось обойти титулованную пару из ГДР Марика Килиус / Ханс-Юрген Боймлер.
Спустя четыре года на Играх во французском Гренобле Белоусова и Протопопов победили уже в ранге фаворитов.
Они были кумирами всей страны и пользовались успехом за рубежом, куда их часто приглашали на шоу.
Однако спустя шесть лет тотального доминирования результаты пары пошли на спад, и руководство фигурного катания СССР начало хладнокровно списывать их со счетов в пользу более молодого дуэта — и .
Белоусова и Протопопов, конечно, начали сдавать в силу возраста (ему было 37, ей — 34), однако еще вполне могли побороться за попадание на пьедестал Олимпийских игр и потому были настроены принять участие в Саппоро-1972. Но у начальства были свои планы.

«Фаворитами считалась пара Роднина / Уланов, вторыми шли Смирнова / Сурайкин, мы же могли рассчитывать на твердое третье место. Но нас никуда и не думали везти: бронзу в парном катании уже пообещали команде ГДР, а за это немцы пообещали поддержать Сергея Четверухина в соревнованиях одиночников, где позиции СССР были послабее. По сути, нас продали, хотя по форме все выглядело вполне прилично».

Обиды на государство копились. Двукратные олимпийские чемпионы начали думать, что на внутренних соревнованиях судьи намеренно занижают им оценки, чтобы не дать даже теоретической возможности попасть в сборную для участия в международных турнирах, куда хотели отправить молодых.
Так, на чемпионате СССР 1970 года пара заняла лишь четвертое место и не попала в состав национальной команды. Их оценками тогда оказались недовольны и зрители прокатов, которые начали кричать и свистеть после оглашения результатов.
В 1972 году Белоусова и Протопопов в последний раз приняли участие в первенстве СССР и ушли из профессионального спорта, начав выступать в Ленинградском балете на льду.
Периодически они выезжали на гастроли за границу и получали немыслимые по тем временем гонорары, однако были вынуждены отдавать большую часть Госконцерту. Так, после прокатов в Нью-Йорке фигуристам заплатили $10 тысяч, но $9 947 из них они отдали государству.
Также чемпионов задевало якобы пренебрежительное отношение в собственной стране — словно к списанному в утиль материалу. Их имена даже не выделялись крупным шрифтом на афишах ледовых шоу.

«Нам в глаза говорили: «Вы нам не нужны», — вспоминал Протопопов.

В какой-то момент дуэту пришла идея бежать за границу — туда, где будут больше ценить их труд.
24 сентября 1979 года после окончания гастролей Ленбалета в Швейцарии пара попросила там политического убежища. С собой у них была только швейная машинка для костюмов, необходимые книги и видеопленка с записями тренировок и выступлений (без тренера спортсменам было необходимо постоянно отсматривать себя со стороны).
После этого Белоусову и Протопопова объявили предателями родины, вычеркнули из всех справочников СССР, а другим советским спортсменам запрещали общаться с ними во время встреч на гастролях за границей.
Спортсмены уверяли, что не держат за это зла на страну.

«Россия всегда оставалась в сердце, но мы давно люди мира, нас везде понимают независимо от языка… Русскими мы были и останемся, а быть гражданином не значит иметь бумажку с печатью», — говорила Белоусова.

Первое время пара жила в Швейцарии в отеле, но спустя два года начала снимать трехкомнатную квартиру в небольшом городке Гриндельвальд, где оказался хороший каток, пригодный для тренировок.
Собственным жильем спортсмены так и не обзавелись и, по словам Белоусовой, «экономили буквально на всем», однако не бедствовали, поскольку до самого преклонного возраста продолжали выступать на шоу. Их последний прокат состоялся в 2015 году в рамках концерта «Вечер чемпионов» в США.
Что касается отношений с родиной, то спортсмены впервые приехали в Россию после побега лишь в 2003-м — спустя 24 года отсутствия.
С тех пор они побывали в России еще несколько раз и даже посетили зимние Олимпийские игры в Сочи, поздравив с победой пару и .
В 2017 году Белоусова ушла из жизни после продолжительной борьбы с раком. Теперь Протопопов остался один.
Видео дня. Реальные города-призраки со всего мира
Комментарии 18
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео