Царскосельский душегуб: как серийный убийца был в услужении у лицеиста А. С. Пушкина 

Как серийный убийца оказался «дядькой» Пушкина
Фото: BigPicture.ru
Царскосельский лицей, из стен которого вышло немало славных сынов России, хранит немало секретов. Есть среди них и кровавые, которые никак не вяжутся с образом храма наук и искусств, созданным историками и писателями. Одна из жутких тайн связана с самым известным лицеистом — Александром Сергеевичем Пушкиным и ее жуткие обстоятельства вполне могли стоить поэту жизни в самом начале его славной карьеры.
В 1814 году Царское село потрясли несколько вероломных убийств, которые совершались с крайней жестокостью. Убийца нападал на одиноких прохожих и расправлялся с ними, нанося несколько сильных и точных ударов ножом в грудь или шею. Иногда душегуб предварительно оглушал свою жертву и лишь потом брался за нож.
Совершенно очевидно, что орудовал человек недюжинной физической силы, так как иногда нож протыкал тело насквозь, а перерезав одному из несчастных горло, убийца едва не отделил голову от тела. Все жертвы были дочиста ограблены — преступник не гнушался ничем и брал не только деньги и часы, но и мелкие ценные вещи, такие как галстучные булавки и запонки.

На территории Царскосельского лицея бывали дуэли со смертельными исходами и драки со случайным убийством, но подобное происходило впервые.

Лицеистов сразу же предупредили о том, что их жизнь может подвергаться опасности и наказали им перемещаться вечерами по несколько человек или в сопровождении «дядек» — прислуги мужского пола, которая была приставлена к каждому лицеисту.
Никто и не подозревал, что «Царскосельский душегубец», как его стали называть уже после второго убийства, спокойно проживает в стенах лицея. Более того, он служит «дядькой» у одного из лицеистов, имя которого Александр Пушкин. Звали злодея Константин Сазонов и было ему на момент совершения первого убийства около 20 лет.
BigPicture.ru
О Сазонове известно немного. Родился будущий убийца около 1796 года, а как он жил и чем он занимался до своего появления в Царскосельском лицее ничего не известно. Сложно сказать, что толкнуло на ужасные преступления этого человека, жившего в лицее на полном пансионе и получавшего неплохое для своего времени жалование. Возможно, тайна кроется в том, как жил и чем занимался Константин до того, как начал работать прислугой.
Скорее всего, Сазонов хорошо исполнял свои обязанности при юном Пушкине — ни в одном документе или дневнике поэта нет ни слова о проблемах, связанных с «дядькой». Днем Сазонов чистил одежду и обувь лицеиста, стирал белье, бегал в лавку за пряниками и чернилами, а поздно вечером, когда лицей засыпал, выходил на темные аллеи и поджидал запоздавших путников и выпивших гуляк.

С 1814 по 1816 год Константин Сазонов совершил 8 или 9 разбойных нападений, в ходе которых погибли 7 человек.

И это только доказанные эпизоды, совершенные в Царском Селе. Сегодня кажется странным, что в месте, где все друг друга знают и живут почти на виду, так долго не могли обнаружить серийного убийцу и долгое время молчали о его преступлениях.
Современные историки связывают это с тем, что лицей относился к ведомству министра просвещения Разумовского, который не желал огласки. Полностью поддерживал патрона и ректор учебного заведения профессор Кошанский. Больше всего пожилой ученый опасался за репутацию своего лицея, которая была ему дороже безопасности учащихся и педагогов. К счастью, учащиеся, живущие на полуказарменном положении, и не державшие при себе особых ценностей, Сазонова не интересовали.
Интересно, что беспечные лицеисты не воспринимали опасность всерьез и не слишком старательно соблюдали меры безопасности. В записях многих из них события 1814−1816 годов описаны как занимательные случаи, разбавлявшие их пресную жизнь. Сам А. С. Пушкин после поимки «Царскосельского душегубца» отнесся к миновавшей его опасности с присущим ему тонким юмором и написал следующую эпиграмму:

«Заутра с свечкой грошевою

Явлюсь пред образом святым:

Мой друг! остался я живым,

Но был уж смерти под косою:

Сазонов был моим слугою,

А Пешель — лекарем моим»

Второй герой стиха — Франц Осипович Пешель, словак по национальности, был любимцем лицеистов. Из него буквально сыпались анекдоты, жизненные истории и каламбуры, а его карманы всегда были наполнены аптечными сладостями для юных друзей. Очевидно, его Пушкин упомянул в эпиграмме для контраста.
Попался Константин Сазонов случайно и не последнюю роль в этом сыграла его мелочность. Последней жертвой маньяка стал извозчик, из карманов которого убийца выгреб мелочь. Спустя время убийца потерял полтинник и на глазах у всех начал его лихорадочно искать. Неестественное поведение слуги привлекло к нему внимание работников лицея, а затем о подозрительном «дядьке» доложили полиции.
BigPicture.ru
Сазонов был арестован 18 марта 1716 года прямо в лицее и увезен под конвоем в неизвестном направлении. О дальнейшей судьбе душегуба и по совместительству слуги лицеиста Пушкина ничего не известно. Вероятнее всего, после быстрого расследования и непродолжительного суда он был повешен — в начале 19 столетия с разбойниками разговор был коротким.
История «Царскосельского душегубца» не была забыта. Почти сразу же после его ареста лицеисты опубликовали коллективную шуточную поэму «Сазониада». В 2007 году в прокат вышел российский художественный фильм «18−14», в основе сюжета которого лежала история Сазонова, правда, кардинально переработанная и обильно дополненная вымыслом.
Сейчас нам кажется, что серийные убийцы — это беда нашего времени, а из маньяков прошлого можем вспомнить разве что Джека Потрошителя. Но такие преступники были во все времена, в том числе и в России. Ничуть не менее жестоким чем лондонский зверь был убийца из Петербурга Николай Радкевич, державший в страхе город в начале 20 века.
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео