Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Толик Сливко. Как советский пионер-вожатый оказался убийцей и педофилом

Имя Анатолия Сливко или Толика, как его называли подопечные из пионерского лагеря, было на слуху, наверное, у каждого жителя СССР. У людей не укладывалось в голове, как этот человек мог оказаться маньяком. Замечательный учитель, талантливый вожатый, член , спортсмен, образцовый член общества, любимец детей Разве такие бывают преступниками?
Как советский пионер-вожатый оказался маньяком
Фото: СОК.медиаСОК.медиа

Черные блестящие ботиночки

Видео дня
Доподлинно неизвестно, как Сливко дошел до того, чтобы практиковать свои извращенные фантазии на живых детях. По его собственным рассказам, он родился в не самой благополучной семье. Мать и отец постоянно ссорились и уделяли сыну мало внимания. Реальной картины мы так и не увидим: слова Анатолия могут оказаться как правдой, так и выдумкой ради того, чтобы разжалобить следствие.
В подростковом возрасте Сливко вообще не интересовался противоположным полом. В то время как его ровесники бегали за девчонками, он ни к кому не испытывал сексуального влечения. Все попытки построить отношения оканчивались провалом.
С одной девушкой Толик переписывался, пока служил в армии на Дальнем Востоке, а по возвращении понял, что ничего из этой связи не получится.
Вероятно, парень так бы и остался безобидным одиночкой, если бы не один случай, который перевернул всю его жизнь. Однажды в 1961 году будущий вожатый возвращался домой и невольно стал свидетелем жуткой аварии на дороге. Машина переехала мальчишку-пионера. Ребенок лежал в луже крови. На нем был красный пионерский галстук, белая рубашка, тщательно выглаженные брючки и черные ботиночки, начищенные до блеска.
Это зрелище настолько впечатлило Сливко, что он впервые в жизни испытал оргазм. С тех пор он мечтал, что у него будет свой собственный подросток в новенькой школьной форме, которому можно будет безнаказанно причинять боль.

Вожак стаи

Нужно отдать должное Анатолию: первое время он пугался своих фантазий и хотел от них избавиться. В качестве профилактики он даже уехал на ПМЖ обратно к родителям и устроился работать на завод. Однако, в конце концов, животное начало в его мозгу победило человеческое, и он стал искать возможности быть рядом с объектом влечения.
В 1963 году Сливко приняли в одну из средних школ на должность пионер-вожатого. В компании подростков Толик быстро стал своим. Он учил ставить палатки, разводить костры, заботиться о природе и раскрывал сотни походных секретов. К тому же, его отличал неформальный подход. В то время как другие его коллеги важничали и ставили себя выше детей, он разрешил называть себя по имени и общался с подопечными на равных.
Со временем, заполучив в свою фан-базу пару десятков мальчишек, Сливко задумался о том, чтобы открыть собственную туристическую организацию для пионеров. Ему повезло: подходящее заброшенное здание быстро нашлось, а инвентарь покупался на общие деньги. Постепенно участники клуба настолько сдружились, что стали чувствовать себя настоящей семьей.
А во главе этого крепкого братства, конечно же, стоял мудрый и добрый лидер Толик.
Наконец Сливко вплотную подобрался к осуществлению мечты. Но как остаться один на один с подростком и добиться того, чтобы он никому ничего не рассказал? Для этого маньяк покопался в медицинских справочниках и выяснил, что если человеку устроить кратковременную асфиксию, он потеряет память и напрочь забудет события последней пары часов. А заманить к себе мальчика оказалось еще легче.
Для воспитанников лагеря Толик разработал систему баллов. За хорошее поведение цифры, словно в Хогвартсе, добавлялись, а за плохое — отнимались. Тот, у кого оказывалось меньше всего очков, должен был либо возместить штраф в материальном эквиваленте, либо поучаствовать в видеосъемке под руководством вожатого. Разумеется, большинство соглашалось на второе.

Страшное кино

Ранние опыты домашних фильмов были относительно безобидными. Сливко придумывал сценарии, где малолетние фашисты берут в плен пионеров и пытают их. Дети активно участвовали в съемках, напоминавших веселую игру, за которую еще и платили по 10-25 рублей. А затем Толик решил, что пора переходить на реальные истязания.
Первый эксперимент оказался удачным. Преступник подвесил школьника за шею, дождался, пока тот потеряет сознание, записал его судороги на камеру и вовремя вытащил несчастного из петли. Мальчик действительно ничего не запомнил и не пожаловался старшим. А вот 15-летний Коля Добрышев, ставший второй жертвой, скончался от удушья. Поняв, что подростка не удается реанимировать, Сливко не придумал ничего лучше, чем изрубить тело в кашу и выбросить в реку.
Когда злодеяния вожатого раскрылись, на его счету было семь трупов и больше тридцати пострадавших.
Чем дальше Анатолий заходил, тем извращеннее становились его идеи. Он начал придушивать мальчиков целлофановыми пакетами, усыплять их эфиром и растягивать за руки и за ноги на дереве, словно на дыбе. А что касается умерших, то Сливко уже беззастенчиво рубил их тела на части и складывал из них различные комбинации. Особенно ему нравилось ставить голову рядом с черными ботиночками — неизменным атрибутом одежды, которую должны были носить жертвы.
Маньяк-педофил попался совершенно случайно. 13-летний Сережа Павлов, впоследствии умерший от рук вожатого, проговорился соседке, что идет к Толику на съемку для журнала. Когда подросток не вернулся домой, подозрения пали на лидера «Чергида» (так назывался их туристический клуб).
Проникнув к Анатолию домой, милиционеры с ужасом обнаружили кучу пыточных приспособлений, а также фото и видео, на которых были изображены замученные мальчики за пару минут до гибели.
Сливко просидел в несколько лет. Сперва адвокат ходатайствовал о пересмотре дела, а затем личностью Анатолия заинтересовались криминалисты, желающие изучить психологию маньяков. К смертной казни Анатолия приговорили лишь в 1989 году. Его расстреляли в Новочеркасской тюрьме.