«Я была уверена, что там живет шваль»

Женщины чаще, чем мужчины, приобретают новые квартиры в Московском регионе — к осени 2020 года с ними подписывалось около 52 процентов договоров долевого участия в строительстве. Но одиноких покупательниц не так много — 62 процента новоселов состоят в браке.
«Я была уверена, что там живет шваль»
Фото: Анна Акельева / «Коммерсантъ»Анна Акельева / «Коммерсантъ»
Еще меньше тех, кто решается взять ипотеку и вложиться в дорогостоящие квадратные метры, имея детей: груз ответственности мешает решиться на крупную покупку, да и финансовые возможности у родителей-одиночек, как правило, ограничены. Но зачастую выигрывает именно тот, кто рискует — как жительница Подмосковья Анна.
Она не побоялась приобрести квартиру в кредит, когда на руках были маленький сын и мама-пенсионерка. Историей ипотечного успеха, почти не омраченной горечью будней, она поделилась с «Лентой.ру».
В Москву из Владикавказа я приехала в далеком 1995 году — на каникулы. Мне здесь понравилось, и я сказала, что ни в какую школу обратно не поеду (а должна была доучиться в 11 классе), останусь в столице. Жила у тети. Понюхала свободы — ну думаю, зачем мне эти кавказские ограничения — туда не ходи, это не носи, когда вот она Москва — тут и трансгендеры, и лесбиянки, и даже так называемые афромосквичи, которых я до тех пор никогда не видела.
В течение следующих нескольких лет я обитала то у тети, то в съемных квартирах, и ничего меня не смущало, все было отлично. Но потом появилась семья — муж, ребенок. Сначала ютились в «однушке» в районе Новогиреево, это восток Москвы. В принципе, все было хорошо. Но потом муж уехал и не вернулся — не сошлись характерами.
Я хотела человеческой жизни в нормальной квартире с ремонтом, а он это прекрасное стремление не поддерживал.
Предлагал уехать к себе на родину, обосноваться там счастливо в горах, среди коров и баранов. Такая перспектива мне не нравилась — характер, видимо, оказался скверный.
Тогда мы уже жили вместе с мамой — она приехала задолго до отъезда мужа, еще когда узнала, что у меня будет ребенок — мол, нельзя вам целого младенца доверять, нужен контроль. Вчетвером и даже втроем в «однушке» с маленьким сыном и мамой-пенсионеркой — это было то еще испытание, но вскоре мне удалось снять «двушку», причем практически по той же цене и в соседнем доме. Легко переехали — все чемоданы сами перенесли через дорогу, грузчиков не вызывали.
Года два жили в этой квартире за маленькие деньги абсолютно безмятежно, но потом ее продали какому-то татарину — вместе с нами, то есть с арендаторами.
Новый владелец квартиры оказался не подарком, начал мне чуть ли не каждый месяц повышать арендную плату. Конечно, я ему говорила — будь человеком, живу одна с пожилой мамой и малолетним ребенком, где взять столько денег. А он отвечал, что у него у самого трое детей и ипотека. Приходилось терпеть.
В начале 2016 года и без того убитую квартиру залили соседи — да так, что мне пришлось выкинуть половину своих вещей. Я позвонила хозяину, напомнила, что регулярно плачу за аренду и попросила его прийти и решить проблему. Он отказался, заявив, что ничем помочь не может, зато буквально через месяц снова повысил ставку на 5 тысяч рублей. Никакого договора, защищающего мои права, не было. В сентябре того же года опять прибавил плату, причем сделал это максимально подло: я просила предупредить заранее, чтобы иметь возможность снять другую квартиру и спокойно поменять школу до начала учебного года. Но хозяин просто пришел и поставил меня перед фактом, чтобы я уже никуда не могла уехать.
Дмитрий Духанин / «Коммерсантъ»
Тут я психанула и в октябре поехала смотреть квартиры в Павлино, это микрорайон подмосковной Балашихи. Там я уже бывала за несколько лет до этого — помнила, что очень устала добираться только туда (а ведь еще пришлось возвращаться). Посмотрела на эти унылые новостройки — тогда их еще было немного, а потом где-то рядом на земле увидела нехорошие вещи, причем весь набор: гондоны, шприцы и заточки сразу.
Стало ясно, что с сыном там жить невозможно и нельзя — ну куда я поеду с подростком в эту ***у мира. «Однушка» в тех новых домах тогда стоила, кажется, около 3,7 миллиона рублей.
И вот годы спустя я снова поехала изучать дома по этому направлению, в Железнодорожный. В то время я работала с одним из московских застройщиков, была возможность попросить помощи с выбором, купить квартиру на хороших условиях. У компании были новостройки подороже, в более престижных зонах Подмосковья, и попроще. Конечно, мне хотелось там, где подороже, но денег не хватало. И я все пыталась купить квартиру без первоначального взноса, что также было сложно.
А потом одна из сотрудниц компании мне посоветовала не цепляться за то, что подороже, а посмотреть квартиры в жилых комплексах в Некрасовке, Саларьево и Железнодорожном. Первые два для меня оказались, опять же, дорогими, поэтому я выбрала последний. Попросила показать мне квартиры в уже сданных корпусах — долго платить одновременно и за съемное жилье, и по ипотеке я не смогла бы.
/ «Коммерсантъ»
Меня повели в дом, где оставалась только одна квартира, «однушка» больше чем за 3 миллиона рублей. Она мне понравилась, но пока я искала деньги на первоначальный взнос, ее, естественно, благополучно продали. К слову, первый взнос я планировала выплатить за счет продажи нашей с мамой квартиры во Владикавказе, в обычной хрущевке. Покупатели за нее, прямо скажем, не дрались, поэтому выбранную «однушку» я упустила.
Но уже в январе 2017-го мне позвонила сотрудница отдела продаж и сказала, что в продажу вышли новые, уже готовые корпуса — можно приезжать и выбирать. Эти дома я уже видела, но тогда квартиры в них не предлагались. Я приехала и решила купить «двушку» — небольшую, на первом этаже, зато недорогую. А дальше все как-то быстро произошло — владикавказскую квартиру продала буквально в течение двух недель, радостно купила новую в Подмосковье, через три месяца получила ключи, ремонт знакомые рабочие сделали за полтора месяца. В первые выходные июля мы с сыном и мамой заселились. Изначально в квартире была только ванна, над ней половина стены выложена кафелем. Остальное все сделали рабочие.
Ипотеку я тогда взяла под 12,75 процента годовых, по нынешним меркам это космическая ставка. Перекредитовалась под более низкий процент только недавно, в январе 2020-го. До переезда я продолжала жить в съемной квартире у татарина. Платила ему и еще за ипотеку. За две недели до переезда честно предупредила хозяина, что планирую выселяться. Конечно, надо было его кинуть — просто взять и съехать.
На новом месте особых проблем не было, но сын изначально отказался переводиться в школу около нашей новостройки — решительно заявил, что будет каждый день ездить из Железнодорожного в Новогиреево. И как сейчас помню — с 1 по 23 сентября к 8 утра ездил на уроки на электричке «Петушки — Москва». А потом позвонил мне и сказал — делай, что хочешь, но чтобы с понедельника я пошел в школу около дома. И вот тогда мне пришлось впервые оказаться в электричке, которая в 8 утра едет в Москву.
Так-то я работаю с 11 утра, поэтому не знала, какой ад творится в общественном транспорте.
Когда меня внесли в вагон (буквально), я попросила далеко не уносить, потому что выходить же скоро. Добрые люди ответили — не волнуйся, вынесут, и не соврали.
В новую школу сына сначала брать не хотели, потому что она уже была перегружена. Но в итоге удалось перевестись — принесла директору договор купли-продажи квартиры. Если мы живем рядом, не взять ребенка не имеют права, школьному руководству просто некуда деваться.
Сейчас я езжу на работу поздно, сажусь в электричку где-то в 9:50. Никакого ада нет, я еду всегда сидя, почти никто ко мне не прилипает — люди сидят довольно свободно.
В целом я считаю, что своя квартира, пусть и купленная в ипотеку, лучше любой съемной. В последние месяцы перед переездом я платила хозяину 35 тысяч рублей в месяц, плюс все коммунальные платежи — это еще около 7-9 тысяч рублей. В новой квартире, когда я еще не перекредитовалась, ежемесячный платеж по ипотеке был 32 тысячи рублей, плюс «коммуналка» — 8 тысяч рублей. Получалось 40 тысяч. А сейчас, после рефинансирования, по ипотеке я плачу 27 тысяч рублей в месяц, кроме того, срок кредитования сократился на два года — с 17 до 15 лет. С финансовой точки зрения все очевидно. Из-за пандемии я еще и на транспорте экономлю — не приходится каждый день ездить на работу.
Во-вторых — в своей квартире я сделала хороший ремонт, где можно легко и непринужденно вымыть полы за 10 минут. В съемной между стеной и плинтусом практически росли грибы — это не шутка, потому что она не ремонтировалась с 1960-х годов.
Наконец, эта квартира — все-таки моя собственная, помру — у сына будет жилье. И мама довольна. Минусы у жизни в Подмосковье тоже есть.
Я где-то месяц привыкала к тому, что дорога на работу теперь занимает не 40 минут от двери до двери, а полтора часа.
А потом догадалась, что в электричке можно смотреть сериалы, слушать радио и читать книжки, и жить стало веселей.
Еще мне нравится, что теперь вокруг живут люди, которые купили квартиры, а не получили их от заводов и фабрик. У нас хороший район, а в том же Новогиреево все давно перепродано мигрантам (и не только), поэтому социальное окружение там не очень благополучное. Вообще я не думала, что в Железнодорожном у моего сына появятся такие приличные друзья — была уверена, что здесь живет, простите, шваль. В один из первых дней нам в окно постучал мальчик лет 12-ти, у которого было спитое лицо — причем абсолютно и бескомпромиссно. Я тогда подумала, что новую квартиру сдам, а сама поеду обратно, падать татарину в ноги. Но больше я этого страшного мальчика не видела.
Из того, что не нравится, — рядом нет кинотеатра, ближайший расположен в Новокосине, и ехать туда ты не захочешь, он далеко от станции. Проще до Курского вокзала добраться, где есть торговый центр с кинотеатром, ресторанами и прочими развлечениями. Конечно, всю жизнь жить в Подмосковье я не хочу. Изначально даже думала, что буду как-то скоропостижно выплачивать ипотеку и улучшать жилищные условия, но этого не случилось, пока досрочно гасить не получается. Я лучше на море лишний раз съезжу. Вообще я много лет провела в съемных квартирах, привыкла регулярно отдавать кому-то деньги, и кредит меня не напрягает.
Тем, кто живет в Москве или области и имеет квартиру в родном городе, а также понимает, что никогда в этот город не вернется, могу порекомендовать это жилье продать, вырученные деньги направить на первый взнос, купить квартиру здесь. Если вы осознаете, что та квартира не нужна, не используется — или используется редко (в моем случае — как дача), висит балластом — это ни к чему. Когда жилье простаивает, приходится его бесконечно ремонтировать, платить налог, платить за коммунальные услуги Наверное, от такого лучше избавиться. Хватит денег и на первый взнос, и частично на ремонт.
Но, конечно, надо четко понимать, что придется платить по ипотеке — и долго. Человек должен быть уверен в себе, в том, что справится. Сейчас, например, пандемия, и многие просто остаются без работы. В таких условиях вряд ли вообще можно что-либо советовать — каждый решает сам за себя.
18+