Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Получали наказания за рисование и чтение книг»: солдат сравнил службу в России и Израиле

Сегодня множество русских эмигрируют за границу, поэтому этот процесс уже не кажется таким сложным и пугающим. Тем не менее далеко не во все страны легко переехать на ПМЖ. Но Израиль - одно из тех мест, куда перебраться довольно просто, особенно при наличии еврейских корней по материнской линии. Для получения гражданства потребуется лишь подтверждающий происхождение документ. Денис Уткин переехал в Израиль как раз путем репатриации. В прошлом — солдат российской армии, сегодня он служит в израильской. В беседе с корреспондентом «Рамблера» он рассказал о кардинальных различиях воинских систем.
Солдат сравнил службу в России и Израиле
Фото: Из личного архива Дениса УткинаИз личного архива Дениса Уткина
— Привет, Денис! Расскажи, как долго ты уже живешь в Израиле? И почему ты выбрал именно эту страну для переезда?
— Я живу в Израиле третий год. Я переехал сюда в 2018-м после ознакомительной поездки, в которую отправился, чтобы ближе познакомиться с культурой еврейского народа, частью которого являюсь. За две недели я многое узнал об истории Израиля и Ближнего Востока, а также успел проникнуться особенностями менталитета местных жителей. Вернувшись в Россию, я остро ощутил желание уехать обратно. В итоге моя следующая поездка в Израиль продлилась уже несколько месяцев, так как я отправился туда по учебной программе. По истечению этого времени я принял решение остаться.
— Что далось сложнее всего после переезда?
— Израиль открыт и доброжелателен к иммигрантам. Кроме того, в стране довольно простая схема для репатриации, особенно для людей, имеющих еврейские корни. Государство оказывает поддержку «вновь прибывшим» в процессе абсорбции как в культурном плане, так и в экономическом.
Тем не менее переезд не дался мне легко. Уверен, что многим, кто переживал подобный опыт, известно, что приходится сталкиваться с множеством проблем, связанных с бюрократией, языковым барьером и разницей менталитетов. Но именно эти различия ментальностей порой очень сильно помогают абсорбироваться в стране.
— А в чем конкретно проявляется разница менталитетов?
— Израильтяне очень общительны и теплы. Еще все они как на подбор обладают будто бы врожденным желанием помочь всем вокруг или хотя бы поддержать. Если израильтянин узнает, что вы относительно недавно в стране, он тут же постарается стать для вас полезным - предложит помощь с вещами, техникой, мебелью или едой. Но на этом сюрпризы не закончатся. Если вы обменяетесь с этим учтивым человеком номерами телефонов, на следующий же день вам позвонит еще с десяток таких же наполненных энтузиазмом сограждан.
— Ты служил в российской армии, а сейчас - в израильской. Почему ты решил повторно отдать долг воинской службы, но на этот раз другому государству?
— Все граждане Израиля подлежат обязательному призыву в армию по достижении 18 лет, за исключением арабов и бедуинов, которые могут идти служить добровольно. Для репатриантов условия призыва немного отличаются, но на момент моего переезда я все еще был призывного возраста. И пусть я не фанат милитаризма, законы есть законы. Так я и попал в .
Первое время я постоянно пытался сравнивать Армию обороны Израиля с Вооруженными силами РФ, в которых служил несколько лет назад. Но в какой-то момент просто перестал, потому что, на мой взгляд, это абсолютно разные системы, а из общего у них только военная иерархия и наличие определенных правил.
Из личного архива Дениса Уткина
—Денис, ты отметил, что системы воинской службы практически не схожи. Расскажи, пожалуйста, подробнее об отличиях.
— Прежде всего, в Израиле призыву подлежат все: и парни, и девушки. Стоит также подчеркнуть, что военнослужащие израильтяне более патриотичны и горды носить почетное звание солдата. Чего нельзя сказать о российских солдатах, которые с первого же дня с нетерпением ждут увольнения в запас. Большинство русских ребят чувствуют себя лишенными не только свободы, но и всех остальных прав. Неудивительно, что это в итоге приводит к обратному патриотизму явлению. Скорее всего, такая разница вызвана тем, что для военнослужащих России и Израиля создаются совершенно разные условия, причем еще на стадии призыва.
— Что ты имеешь ввиду, когда говоришь о совершенно разных условиях?
— Израильский солдат задолго до призыва подвергается различным проверкам и собеседованиям, чтобы получить распределение в подразделение и на должность, которые максимально будут соответствовать не только нуждам армии, но и его навыкам, состоянию здоровья, личностным качествам и даже пожеланиям относительно службы. С момента призыва он может рассчитывать на приличные условия проживания на военной базе без нарушений личных границ, на еду с учетом персональных особенностей питания, на зарплату, часть которой можно откладывать без особых самоограничений, а также на медицинскую, психологическую или материальную помощь в любой момент. В течение службы есть возможность сдать или пересдать экзамены, с которыми были проблемы до призыва, взять какой-либо курс обучения или начать подготовку к поступлению в учебные заведения.
Незадолго до увольнения в запас для солдат проводятся занятия по финансовой грамотности, поиску работы, аренде жилья, целью которых является подготовка их к самостоятельной жизни на гражданке. Уволенный в запас солдат получает приличную сумму денег на первое время, а также сумму на закрытом счете в банке, которую можно потратить только на определенные нужды: оплата обучения, свадьба, взнос за покупку жилья. Все это базовые права, которые полагаются каждому. Помимо этого есть также льготные категории солдат, которые получают что-то сверх них.
— Интересно! А что же тогда происходит в российских армиях? Думаю, не каждый наш читатель там бывал, поэтому у многих картина может быть искажена.
— В принципе, служба в российской армии соответствует общепринятым представлениям. Я же могу только детализировать их фактами из собственного опыта, которые запечатлелись в моей памяти. Постараюсь это сделать, затрагивая те же положения, которыми описал израильскую армию. Прежде всего отмечу, что вся моя допризывная проверка с учетом ожидания в очередях военкомата заняла всего около часа.
Из личного архива Дениса Уткина
— А что касаемо условий проживания в военной части? Как солдаты проводят досуг? Какие задачи им поручают?
По прибытии в военную часть мы были выстроены в шеренгу, и у нас изъяли все личные вещи, включая те, которые были прописаны в памятке призывника. Все средства гигиены, за исключением зубной щетки, пасты, пены и станка для бритья также были изъяты и заменены куском хозяйственного мыла.
Условия проживания в военной части, наверное, нет смысла описывать - все видели фильмы про армию и не важно, каких они годов - это до сих пор одна большая казарма с двухъярусными или сдвоенными кроватями, где сосед храпит тебе в ухо, общие душевые раз в неделю и отсутствие возможности уединиться даже в туалете.
В столовых, в которых я питался за период службы, еда была приличная, минусом было отсутствие разнообразия и выбора, но к концу моей службы вводилось новое меню, поэтому сейчас уже, думаю, проблем с этим нет.
Огромным плюсом является то, что за такое содержание не приходилось платить, и мы даже получали денежное довольствие в размере 1000 рублей (2016 год), которые в первые два дня тратились солдатами на средства гигиены, крем для обуви, какую-нибудь сладость и сигареты.
— А как протекал непосредственно процесс службы? Что солдатам разрешалось делать в свободное время?
— Служба протекала рутинно и однообразно. Солдаты-срочники, в основном, не занимались ничем кроме дежурств, уборки казарм и территории части. В остальное время мы должны были сидеть в расположении роты, периодически получая наказания за попытки скоротать время, например, рисуя или читая книгу.
Так прошла практически вся служба. При наступлении дня увольнения в запас, нас убеждали в том, что никакие личные вещи у нас не изымались, и, соответственно, возвращать нам нечего. Далее выдают военный билет и выплату в размере трех денежных довольствий (целых 3000 рублей!), которые были потрачены на билет до дома.
Исходя лишь из собственного опыта могу сказать, что если бы у меня был выбор, в какой из армейских систем мне служить, я бы выбрал израильскую. В ней не стирается человеческий облик, и есть возможность сделать вклад в собственное будущее.