Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Я ни о чем не жалею»: москвич о жизни в Израиле

Оз родился и вырос в Москве, но после получения школьного аттестата решил круто изменить свою жизнь и вернуться на землю предков. Свою историю он рассказал «Рамблеру».
«Огромная деревня»: москвич о переезде в Израиль
Фото: PixabayPixabay
Решение о переезде принял перед выпуском — подумал, что не хочу жить и умирать в России. Поэтому вспомнил о прекрасном обстоятельстве: я еврей и имею право на репатриацию в Израиль. В настоящее время я уже отучился на бакалавриате в «Технионе» в Хайфе (один из самых старых и известных вузов страны — прим.редакции). Удобство местной системы в том, что я сам набираю себе курсы на каждый семестр. Моя задача — сдать обязательные предметы факультета. Также у меня есть довольно свободный выбор дополнительных предметов, при этом они могут быть как с моего факультета, так и вне его.
Официальная легализация в стране прошла легко, но это связано, скорее, с особенностями государства Израиль, нежели с какими-то моими обстоятельствами. Евреи могут переехать сюда без особых проблем.

«Хайфа — это огромная деревня»

Не могу сказать, что владею ивритом в совершенстве, но высшее образование я получил на этом языке. В моем окружении много русскоязычных соотечественников, поэтому я допускаю мысль, что это обстоятельство немного тормозит процесс и влияет на изучение иврита в целом. У меня есть знакомые среди израильтян, но так как я не говорю на иврите так хорошо, как на русском, то это мешает тесному общению.
Я бы наверно не стал переезжать ради самой Хайфы, воспринимаю этот город нейтрально, но мне нравится общее настроение людей в Израиле и в Хайфе в частности. Словом, с этими людьми рядом я бы хотел пожить подольше. Кроме того, я люблю жаркую погоду, это мой климат. Вообще же Хайфа — это огромная деревня, поэтому в ней есть деревенские прелести и изыски, но своей культурной инфраструктуры, как мне кажется, сильно не хватает. Хотя в Хайфе регулярно, например, гастролируют театры из других городов и стран. Что касается местной еды, то хумус и фалафель довольно быстро надоели, а более специфические блюда мне не попадались.
Впрочем, несмотря на провинциальный колорит, Хайфа — довольно дорогой город, продукты и услуги стоят примерно в два-три раза больше, чем в Москве. С бесплатными медицинскими услугами ситуация примерно такая же, как и в России. Надо быть готовым к тому, что придется не только просить, но и требовать то, что полагается по ОМС, грубо говоря. Иногда, чтобы получить необходимую квалифицированную помощь, мне приходилось менять лечащего врача, благо, это недорогое удовольствие.
Я думаю, что в Израиле проблема коронавируса почти решена полностью, заболеваемость сейчас порядка десяти человек в день (на момент выхода статьи в Израиле отменили почти все карантинные ограничения — прим.редакции).

«Могут и камнями забросать»

Самый криминальный район Хайфы — Адар*, нижний город. По ночам там иногда стреляют, жертвами оказываются как случайные прохожие, так и сами стрелки. Вообще же нужно понимать, что в арабских районах опасно гулять евреям, а в ультраортодоксальных еврейских районах, например, того же Иерусалима, начиная с пятницы, лучше никому из чужих не появляться — особенно на машинах, так как могут и камнями забросать. Поэтому стоит заранее составить свой маршрут относительно тех мест, которые вы собираетесь проезжать.
Впрочем, если вы живете в большом городе, то, скорее всего, с вами ничего не случится. Например, в Хайфе я довольно быстро начал чувствовать себя в гораздо большей безопасности в любое время суток, чем в той же Москве. И я точно знаю, что в моих краях ни в Хайфе, ни в Тель-Авиве, со мной, скорее всего, ничего не случится.
Несмотря на недавние обстрелы (со стороны группировки ХАМАС — прим.редакции), в целом, осознаю, что скорее всего все будет хорошо. Больше всего беспокоюсь за тех друзей, которые сейчас проходят службу в армии.
Pixabay

«В России я с таким отношением почти никогда не сталкивался»

Наверно, вопрос о ностальгии задают всем эмигрантам, но я никогда не питал особых симпатий к людям просто по причине их пребывания в разных местах, как, впрочем, и ненависти. Те люди, кто мне нравились до переезда, нравятся и сейчас, как и наоборот. Каких-то особых чувство по отношению к россиянам я не испытываю.
Что касается израильтян, то в местном менталитете больше всего раздражает крикливость и бескрайняя эмоциональность. Конечно, иногда эти эмоции бывают уместны, но чаще они нервируют. Зато очень радует общительность и доброжелательность местных. Даже если они не могут помочь сами в какой ситуации, то постараются найти того, кто здесь и сейчас поможет. В России я с таким отношением почти никогда не сталкивался, хотя может быть не в тех краях обитал.
Практически всех моих близких я перевез в Израиль. Возможность возвращения в Россию рассматриваю лишь теоретически и только в том случае, если нынешняя политическая обстановка изменится. Если наладят политику — потихоньку наладится и все остальное, на мой взгляд. «Национального» раздвоения нет: я чувствую себя евреем и мне это более всего нравится. Быть «безродным космополитом» мне предлагали, пока не хочу.
Всем, кто хотел бы переехать, советую, взвесить все за и против, ведь чем-то придется пожертвовать — будь то работой, встречами с друзьями или климатом. Но что-то будет и приобретено. Я ни о чём не жалею, свой выбор считаю правильным хотя бы потому, что он — мой собственный. Ну и желаю удачи будущим репатриантам! Надеюсь, у них всё получится, планы воплотятся и они будут наслаждаться жизнью, размеренной и в то же время бурной, как показывает моя практика.
*Район объединяет в себе несколько микрорайонов. Западный Адар населяют в основном арабы, Верхний — ортодоксальные евреи (прим.редакции).