Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Для меня рак оказался лучшим тренером личностного роста на свете»

Александре Гапошкиной диагностировали онкологию, когда она была студенткой художественного училища. Борьба с раком далась ей непросто, но она сумела выйти из этой схватки победительницей. Развод, переезд и смена работы по найму на собственный бизнес — болезнь в корне изменила жизнь героини нашей новой колонки, и она готова поделиться своей историей с вами.

«Рак оказался лучшим тренером личностного роста»
Фото: WMJ.ruWMJ.ru

Как я узнала, что больна

Видео дня

Я была обычной студенткой художественного училища, много рисовала, жила в Краснодаре с любимым мужем и ни о чем не беспокоилась. Но по жизни я была пессимистом. Меня не устраивали моя внешность, мои успехи, я нон-стопом ныла и думала о смерти.

Психологические травмы и проблемы, которые, по сути, есть у многих с детства, возобладали надо мной. Разница только в том, что я довела это до рака.

Я думаю, что сама это сделала: словами, которые произносила, и дурными мыслями о себе. Мне поставили диагноз «лимфома» в марте 2018 года. Когда мне сказали, что у меня рак, я на самом деле выдохнула, мне стало легче. Потому что около 4 месяцев до постановки диагноза я мучилась от непонятной боли, температуры, возникающих на теле шишек и не понимала, что происходит. То мне говорили, что это — токсоплазмоз, то зуб воспалился, то вирус, то инфекция.

WMJ.ru

Неопределенность выбивала меня из равновесия сильнее. Когда мне поставили диагноз «лимфома», меня не сковал страх, поскольку я понимала, что рак сейчас можно вылечить. У меня было тотальное доверие к миру, ко Вселенной, к моему врачу. Я была уверена, что поправлюсь. Мой бывший муж, в отличие от меня, много читал про это заболевание, переживал, что-то мне рассказывал. Но его рассказы я не принимала близко к сердцу.

Мне кажется, что сама постановка диагноза — это уже половина решения проблемы.

О поддержке

Самые близкие люди, которые были со мной в тот период, — бывший муж и мама. Они оба следили за развитием событий и, конечно, очень переживали, боялись, но старались держать себя в руках. И я чувствовала, что они переживают даже сильнее меня. Мама порой плакала, когда я рассказывала про свое состояние. Когда я побрилась, я обрадовалась, поскольку мне шел новый образ. Мой муж смотрел на меня с неясной жалостью, он не понимал, чему я могу радоваться. Но состояние близких не мешало помогать мне в непростые моменты. Допустим, если нужно было поехать в больницу, узнать еще какое-то мнение, они сопровождали меня на такси в больницу. И я им безмерно благодарна за поддержку и небезразличие. Сама я вряд ли бы справилась, поскольку, несмотря на позитивный внутренний настрой на победу над болезнью, мне было настолько больно и плохо, что я бы не собралась и не поехала, куда требуется. Если кто-то из ваших близких заболел — помните, вы всегда можете помочь, даже если немного: отвезти анализы в больницу, человека к врачу или, может быть, просто порекомендовать доктора.

Мои близкие создали такие условия, что во время болезни я фокусировалась только на выздоровлении. Помогало и то, что я не ходила на работу, отчислилась из художественного училища, дополнительных проблем стало меньше. Снятие других задач с болеющего человека — это отличный способ поддержки.

О трудных моментах

Физически было очень плохо, слабость, постоянная тошнота в период химии, пропадал аппетит, все болело, был стоматит. После первой химии мне так сделали пункцию, что у меня образовалась небольшая опухоль в спинном мозге, которая очень давила на голову, настолько, что я даже не могла стоять, болела голова. А потом произошел момент, когда у меня опустились руки: когда после 6 высокодозных, интенсивных, опасных химиотерапий, курса, после которого мне обещали, что болячка точно уйдет, рак все еще остался со мной.

WMJ.ru

После этого мне назначили еще две химии и трансплантацию стволовых клеток. В тот момент, когда мне сказали, что надо еще лечиться, мне стало очень плохо и грустно. Мне понадобилось пару часов для того, чтобы прожить эти эмоции: я поплакала, позлилась, но в конце концов пришла к принятию и продолжила терапию.

Я не стеснялась говорить о своем состоянии, это помогало его проживать и переживать. Если бы я говорила, что все хорошо, мне было бы гораздо хуже.

О принятии

Во время лечения я не старалась скрывать свою болезнь и принимала ее. Если гуляла по городу, то не носила ни парик, ни платочки, тем более что мне нравилось быть лысой. Меня не воспринимали больной, а смотрели на меня как на эпатажную девушку. Мне это очень нравилось. Все очень зависело от моего внутреннего состояния. Если я плохо себя чувствовала, на меня посматривали с жалостью. А если чувствовала себя классно, я даже лысая все равно уверенно и эффектно выглядела. Люди чувствуют внутреннюю красоту и то, как она отражается на твоей внешности.

О жизни после лечения

После того как мне поставили ремиссию, адаптация к «обычной» жизни после болезни проходила плавно, размеренно, я старалась на себя не налегать. Ходила на встречи, в кино, потихоньку привыкала к мысли, что все возвращается к прежней норме. Мне помогло то, что у меня было много времени осознать, все продумать, много спать, делать что я хочу, много рисовать. Спокойно проводить время. Буквально через два месяца я почувствовала силы и решила поступать в Академию художеств. А потом мне так захотелось жить, что я поехала сама в Петербург с одним чемоданом, этюдником, вообще не зная, куда я еду. Забронировала хостел на 2 дня и уехала. И там я начала жить на полную катушку.

О том, как диагноз изменил жизнь

Для меня рак оказался лучшим тренером личностного роста на свете. Я ему безумно за это благодарна.

Я стала гораздо уравновешеннее, обрела гармонию. Стала больше принимать как себя, так и других людей. Стала более общительной, охотнее завожу знакомства. Стала увереннее в себе, ощущаю себя красивее. Рак научил меня жить и дал понять, что счастье — это просто выбор. Первый раз я осознала полностью это тогда, когда лежала в Центре Гематологии в Москве, лысая, привязанная к капельнице, не способная есть, пить, ходить, рисовать. Тогда я поняла, как я счастлива, что вообще живу. Счастливым можно быть даже в самых заурядных ситуациях. Даже если мне сейчас больно, но я могу быть счастливым в этот момент. Даже если мне грустно, я тоже могу быть по-своему счастливой в этот момент.

WMJ.ru

Конечно, рак повлиял не только на мое внутреннее состояние, но и в целом на мою жизнь: я рассталась с мужем, у меня наладились отношения с мамой, я уехала в другой город, начала сама зарабатывать деньги, поняла, что не могу работать по найму, и стала предпринимателем, даю частные уроки, стала вести блог. Сейчас мои знакомые, друзья, люди, с которыми я общаюсь, которые меня вдохновляют, поддерживают, — это люди, с которыми я познакомилась благодаря болезни. Если бы у меня не было рака в моей жизни, не было бы меня — такой, какая я есть сейчас.

Рак мне показал, что фокус нужно сначала держать на себе. Это как правило в самолете: сначала позаботьтесь о себе, наденьте маску на себя, потом уже — на своего спутника. Если я сама себя могу обеспечить счастьем и радостью, то я смогу дарить их и другим.

После выздоровления у меня появились новые цели. Я поступила в Академию художеств им. Глазунова в Москве. Хочу ее окончить и стать большим мастером, известным амбициозным художником в мире искусства и медиа, развивать свой бренд и искусство, дарить красоту. Хочу много путешествовать, поучиться и пожить в Париже, погрузиться в современное искусство.

Об участии в проекте «Химия была, но мы расстались»

Я поддерживаю много онкопроектов, мне важно, чтобы люди понимали, что это не страшная, табуированная тема, которую нельзя поднимать. О нем нужно говорить, его не нужно бояться. Поэтому посыл проекта мне очень близок. Кроме того, это отличная инициатива для создания лояльного и поддерживающего комьюнити.

«Химия была, но мы расстались» — это авторский проект-фототерапия фотографа , в рамках которого каждая поборовшая онкологию женщина может рассказать свою историю. Основательница проекта победила рак дважды и теперь хочет поддержать других столкнувшихся с этим заболеванием девушек, а заодно показать миру, что отношения с раком — это отношения, из которых есть выход.