Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Боль, гнев, страх, беспомощность»: педагоги о трагедии в Перми

По информации РИА Новости количество пострадавших при стрельбе в Пермском государственном национальном исследовательском университете увеличилось до 43 человек. Напомним, что утром 20 сентября студент начал беспорядочную стрельбу в университете.

В настоящий момент известно о шести жертвах. Среди жертв — пять студентов (Ярослав А., Ксения С., Екатерина Ш., Анна А., Александра М.) и медик . По сведениям радиостанции «Говорит Москва» в тот день она пришла в университет на экскурсию вместе с внуком и его одноклассниками.

Трагедию в Перми обсуждают все жители России, в том числе и потрясенные учителя. «Рамблер» собрал мнения педагогов и выяснил, в чем они видят причины произошедшего. Орфография и пунктуация авторов сохранены.

В сообществе «Подслушано у учителей» пермская драма стала одной из самых обсуждаемых тем.

: «Слов нет. В голове не укладывается. ЧТО творится с детьми? КАК педагогам завтра идти на работу? КАК пережить сегодняшний день? КАК смотреть на студента, который только что улыбался и через мгновение лежит на полу убитый? КАК жить родителям, которые утром провожали ребёнка со словами "после занятий не задерживайся"? ЧТО ещё должно произойти, чтобы власти наконец-то начали принимать хоть какие-то меры? В сердце переплелись боль, гнев, недоумение, страх, беспомощность».

Одни учителя видят корень таких инцидентов в ошибках инклюзивного образования.

Марфуша Траляля: «Вот она — непродуманная инклюзия! Вот он — свободный выбор родителей! В дошкольные учреждения приходят дети со скрытыми диагнозами! На ТПМПК специалисты, боясь скандалов, идут на поводу у родителей, «облегчая» диагнозы!!! И такие дети идут дальше по жизни! Педагогам запрещено запрашивать информацию в медучреждениях! Даже направить на консультацию без согласия родителя нельзя (адекватным и говорить не надо, сами тревогу бьют!)»

: «Это прекрасно понимают те, кто работает с такими детьми, это лжеинклюзия и ее последствия. Согласие родителей, совершенно не отдающих отчёта, что именно влечёт отказ от консультации психиатра и прохождение ПМПК, у всех же рассасывается диагноз, все гении были дурачками в школе, просто педагоги не могут найти подход к ребёнку, не хотят работать- ничему не могут научить... что там ещё в репертуаре родителей? Самое страшное то, что когда в результате очень осторожных бесед с родителями, они все же доходят до психиатра, там тоже все ужасно и при очевидных серьезных нарушениях психики никто не торопится ставить диагноз, если родителям он не нравится».

Alex Kesh: «Спасибо инклюзии, психиатрам, выдающим справки, родителям, которые не желают вести детей на пмпк...То ли еще будет, коллеги. Раньше такие происшествия на Западе для нас были дикостью,а скоро уже к ним привыкать начнем».

Другие винят саму систему образования, плохо работающих школьных психологов и детских психиатров, и невнимательность родителей.

Афродита Авраамова: «Почему он это сделал? Скорее всего отношение одногрупников и скрытая или дремлющая психиатрия вышла наружу. Почему бы психиатрам не начать работать, а не просто брать деньги за справки».

Галина Умнова: «У парня, судя по его дневнику, с интеллектом все в норме. Мне кажется, и учился он хорошо. А на ПМПК кого отправляют? Тех, кто учёбу не тянет, разве не так? Кто заметит у тихого спокойного ученика без проблем в учебе отклонения психики? Учитель, у которого 40 человек в классе?»

Юлия Балабанова: «Во многих пермских пабликах некоторые особы написали, что это учителя относятся к детям предвзято, гнобят их, поощряют буллинг со стороны одноклассников. Поэтому 18-19 летние нелюди идут стрелять в школу, в вуз. А то, что семья на все это смотрела сквозь пальцы, никто в расчёт не берет. Лишь бы с себя ответственность снять».

Светлана: «А есть и другая сторона медали: учителя "бьют в колокола"— ставят родителей и админов в известность, что с ребенком что- то не так: он проявляет жестокость к другим, у него неадекватные поступки или он замкнут, да и многое другое, что замечают учителя, просят родителей обратиться к специалистам, а родители обвиняют учителей в предвзятости, гноблении ребенка и т.д., администрация в сторонке. Вот и получается, что учитель — один в поле воин».

: «Ну если бы все было идеально, то он бы и не пошёл в образовательное учреждение. Его триггерила школа, и явно тут есть просчеты нашей системы. Он же не пошёл убивать продавца за то, что ему сдачу дали неверно».

Валентина Соснова: «Мне кажется, на подобные преступления идут недолюбленные дети. Не почувствовали они тепло от близких людей. Мы же можем их выявить отчасти, недолюбленных. Повнимательнее к ним быть, добрее, теплее. Мы ведь так часто проходим мимо, не вникаем, не наше дело, родители у них есть».

Зумара Кусяпова: «Когда же в школе начнут работать нормальные психологи с нормальной зарплатой!? Когда уже люди поймут, что травмы, нанесённые в детстве являются серьёзным последствием!? Перед тем, как родить ребёнка, нужно проходить жёсткий тест и отцу, и матери. Во многом виноваты родители, не воспитывают детей должным образом».

Надежда Сучилина: «А я очень прошу верните психологов, снимите бумажную волокиту с социальных педагогов, да и вообще учителей. Мы уже не видим детей за бумагами. Почему все по желанию? Пмпк, тесты, обследования. Нет специалистов, которые могли бы прийти к подросткам с беседой. Нужно вернуть бесплатные секции. Детям нужно самоопределиться. Сейчас боль внутри, каждого подростка, когда она себя проявит и как».

Некоторые считают, что сама огласка таких происшествий и бурное обсуждение подталкивают к подражанию.

Марина Шалыгина: «Жёсткий запрет на публикацию любой информации, тем более видео и фотографий. Лишить убийц информационного внимания, ради которого, как я понимаю, они творят этот ужас».

Мария Рустамова: «Он в своем блоге упомянул казанского стрелка. Я думаю, что всю их писанину нужно закрыть, убрать из свободного доступа в сети. И вообще меньше муссировать такие случаи, чтобы у других неадекватов было поменьше соблазнов повторить «подвиги».

А кто-то уверен, что жертв можно было бы избежать при полном запрете продажи оружия и квалифицированной охране. Иные же отметили, что такая трагедия — признак того, что у самого общества большие проблемы.

: «Запретить продажу оружия в стране. Вообще. В каждом учебном заведении поставить охрану (подготовленных мужчин), причем по несколько человек на каждом этаже. Родители должны быть спокойны за своих детей, отправляя их на учебу! Учителя и преподаватели имеют право на безопасность своей работы».

: «Я считаю, что это проблема всего общества, а не отдельных людей (родителей, учителей, психиатров, компьютерных игр итд)».

Кроме того, большой резонанс вызвало поведение преподавателя Олега Сыромятникова, который во время ЧП продолжил читать лекцию по истории русской литературы. Его действия описала студентка в своем Instagram-аккаунте, которая в это время находилась в аудитории вместе со своей мамой (которая выполняет роль тьютора при ней).

@elissavetabeliaeva

Также редакция 59.RU опубликовала аудиозапись занятия. На ней слышно, как мама студентки предложила закрыться, а студенты попросили выключить свет, чтобы их не было видно. Преподаватель согласился, но продолжил читать лекцию. Позже он объяснил, что выполнял указания декана, а металлическую дверь помещения закрыл сразу. Но студентка Елизавета Беляева заявляет, что дверь закрыла ее мама, а сам преподаватель ничего не сделал.

Педагоги по-разному оценили его действия. Одни отметили, что он не допустил паники, которая могла усугубить положение студентов. Другие предположили, что он чисто по-человечески мог и сам растеряться. А третьи обвинили в непрофессионализме. Некоторые учителя решили, что мама девочки не имела права раздавать указания и оспаривать решения преподавателя.

Ася Мельникова: «Он молодец, что не начал паниковать, закрыл железную дверь и не дал другим бегать по аудитории. В чём проблема-то?»

: «Преподаватель молодец, не растерялся. А все проблемы из-за не очень умной мамаши, как обычно».

: «Так преподаватель растерялся - даже дверь не счел нужным запирать (может сам боялся к двери подойти). И в Казани и здесь прыгали из окон учащиеся тех помещений, куда стрелок успел добраться. Здесь же просто студенты хотели себя защитить».

Anna Aleksandrovna: «А также не разрешил забаррикадировать дверь и громко читал лекцию. Чтоб уж наверняка стрелок услышал, где они. Ощущение, что человек просто впал в ступор от страха и не знал, что делать. Он лекцией себя успокаивал, а не студентов. А теперь выворачивает».

Stasi Malone: «Все же полная тишина тоже вредна. Студенты начали плакать. Плачет один — через 5 минут истерика у всех. А там и паника, и необдуманные действия. Тут хоть отвлекающий фактор был, и довольно мощный».

: «Не зная правды и не зная, закрыл ли он дверь или так и не закрыл, отвечу так. Любой человек в стрессовой ситуации мог растеряться и вести себя так, как посчитает правильным. Это не детсад и не школа. Препод не закрыл дверь и продолжил читать лекцию, а тебе страшно и хочется уйти — выйди. Никто не остановит. Ну влепит н-ку - так жизнь дороже. Отвлечь студентов лекцией - тоже выход. А так бы бегали по коридорам в панике и привлекали к себе внимание».

: «Двоякая ситуация. Все же в первую очередь безопасность. И нужно было принять меры для безопасности группы. С другой стороны своим поведением он предотвратил панику и студенты не разбежались по ВУЗу, где могли столкнуться со стрелком. Но очень странная реакция...»

Александра Разживина: «В функционал тьютора входит оспаривание слов преподавателя?»

: «У нас что, преподаватель подобен божеству и его надо беспрекословно слушаться? Как-то не до лекций становится, когда выстрелы слышны».

Алиса Светлова: «Нет здесь ничего хорошего! Гордиться преподавателю нечем. Чем он хорош? Твердолобый и бессердечный. Не панику он останавливал, а делал свое. Сопровождающая мать вела себя адекватней».

Светлана Слаутина: «Можно предполагать что угодно, факт — студенты не паниковали. Были заняты. Не выходили из кабинета. Педагог держал аудиторию».

Сид Невишез: «Не закрывал он ничего. Он просто не реагировал на просьбы студентов. Судя по аудиозаписи, даже не пытался их успокоить, вникнуть в суть происходящего или хоть что-то предпринять».

: «Не понимаю, о чем думают те, кто пишет, что мать девочки вмешалась в учебный процесс и наводила панику. Она как раз действовала в соответствии с правилами безопасности в случае стрельбы. Закрыть дверь, забаррикадировать ее, установить полную тишину в аудитории (вплоть до того, что перевести телефон с режима вибрации на полностью беззвучный). В данном случае было грубое нарушение и со стороны преподавателя, и со стороны деканата, который сказал продолжать лекцию».