Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Зачем английские разведчики и дипломаты годами работали на СССР

«Лента.ру» завершает цикл статей о советских разведчиках, оказавшихся в центре самых важных событий мировой истории. В прошлый раз речь шла о супругах и , которые помешали нанести ядерные удары по СССР. Сегодня «Лента.ру» рассказывает о разведчике Арнольде Дейче и главном проекте его жизни, легендарной «Кембриджской пятерке». Прибыв в Лондон в 30-х годах, Дейч создал самую результативную агентурную сеть в истории разведки XX века. Информаторами советских спецслужб стали представители высшего британского общества — выпускники и преподаватели Кембриджа, занимавшие высокие посты в Мi-5, Mi-6 и . На протяжении 30 лет они снабжали Советский Союз секретными данными о предстоящих операциях фашисткой Германии, заброшенных в СССР шпионах и разработках ядерного оружия в Великобритании и США.

Зачем английские разведчики и дипломаты годами работали на СССР
Фото: Lenta.ruLenta.ru

«Во время всего разговора Дейч был очень осторожен, — вспоминал лидер «Кембриджской пятерки» . — Он сразу же попросил меня сесть на траву — сам сидел на скамейке и смотрел в другую сторону, как будто мы не знакомы. Дейч сразу сказал: если я вступлю в коммунистическую партию, то вряд ли смогу принести большую пользу. Учитывая мое происхождение, я могу применить свои силы с большой пользой».

Видео дня

***

Арнольд Дейч родился 21 мая 1904 года в Вене. Отец будущего разведчика, уроженец Словакии, в прошлом был учителем, а в Австрии занялся предпринимательством. С детства Дейч проявлял уникальные способности к лингвистике, выучив в итоге английский, французский, итальянский, нидерландский и русский языки.

В гимназии благодаря своей одаренности он учился бесплатно, а после нее делом своей жизни решил избрать философию. Дейч поступил в Венский университет и через некоторое время дорос до доктора философских наук. Во время учебы он, к неудовольствию отца, вступил в Союз социалистических студентов, а позже в австрийскую компартию.

Отец пытался, прежде всего битьем, сделать из меня себе подобного. Решающие конфликты с отцом возникли из-за моей политической деятельности

После окончания университета в Вене Дейч стал активно работать в подпольных группах Коминтерна. За несколько лет разведывательный талант Арнольда, трудившегося связным в Греции, Румынии, Чехословакии и странах Ближнего Востока, раскрылся в полной мере — он не допустил ни одного провала, мастерски вербовал новых агентов и обеспечивал безопасную передачу секретных данных.

Public Domain / Wikimedia

Помимо координации деятельности разведчиков и агентов, Арнольд занимался технической работой — в частности, он помог раздобыть паспорта сотрудникам советской нелегальной резидентуры в Вене. Выполняя задания, которые нередко были опасными, Арнольд понял: помимо сообразительности и умения быстро ориентироваться в любой ситуации, разведчику необходима отличная физическая форма — с тех пор в его привычку вошли ежедневные занятия спортом.

Изобретательный вербовщик

В январе 1942 года, после провала коминтерновского подполья в Австрии, Дейч бежал в Москву, где был принят в штат отдела советской внешней разведки — стал сотрудником ИНО ГПУ НКВД.

После недолгой подготовки и краткосрочных командировок в Грецию, Сирию и Палестину Дейч под именем Стефана Ланга был переброшен в качестве помощника резидента во Францию. Вместе с разведчиком в командировку отправилась и его супруга Жозефина, чтобы стать радисткой при муже.

Опыт работы в Коминтерне и идеальное знание нидерландского и немецкого языков помогли Арнольду успешно выполнять все задания от руководства. Выезжая из Парижа в другие французские города, а также в Бельгию, Германию и Голландию, Дейч организовал там несколько пунктов для нелегального перехода советских разведчиков через границы. В Германии Дейч некоторое время курировал советского агента — офицера Гестапо Вилли Лемана (псевдоним «Брайтенбах»).

Кроме того, я устанавливал связь с рыбаками для того, чтобы в случае войны использовать рыбацкие лодки для установки на них радиоаппаратуры

В 1933 году было решено перевести Арнольда в Туманный Альбион — оказавшись в Лондоне, разведчик без труда поступил на психфак местного университета, а после его окончания остался в учебном заведении в качестве преподавателя.

К слову, в Англии Дейч открыл в себе талант изобретателя — он сконструировал и запатентовал тренажер для обучения пилотов, моряков и танкистов, придумал, как при помощи инфракрасных лучей делать качественные фотоснимки в темноте, а также разработал новые способы радиосвязи и тайнописи.

«Они считали, что защищают мир»

Во время учебы и работы Дейч даром времени не терял — используя полученные знания из области психологии, он аккуратно «прощупывал» студентов Оксфорда и Кембриджа на предмет их привлечения в качестве агентов советской разведки.

Особое внимание Арнольд уделял антифашистки настроенной молодежи, представители которой, как правило, были весьма лояльны к . Одним из таких студентов оказался Ким (Гарольд) Филби (псевдоним «Стенли»), с которым Дейч познакомился благодаря своей австрийской помощнице-агенту Эдит Харт.

Филби принадлежал к британской элите: его отец был экс-советником министерства по делам колоний и видным ученым-арабистом. Филби-старший был настолько увлечен своим делом, что принял ислам и стал личным советником короля Саудовской Аравии.

Позже, уже будучи агентом советской разведки, Ким использовал высокое положение родителя на Ближнем Востоке — например, узнал, что Саудовская Аравия дала согласие Великобритании на создание у себя базы британских ВВС.

Несмотря на то что отец Кима в основном разъезжал по командировкам, про сына он не забыл: устроил его в престижную школу Лондона Вестминстер, по окончании которой Филби-младший поступил в Тринити-колледж при Кембридже, где и увлекся идеями коммунизма.

Прежде чем привлечь агента к работе, Арнольд Дейч обучил Кима основам конспирации и умению быстро ориентироваться в нештатных ситуациях. На десятый раз занятия Филби наскучили, о чем он заявил своему учителю, но Дейч был непреклонен.

— Что?! — вскричал Дейч. — Только десять раз! Вам придется выслушать это 100 раз, прежде чем покончим с этим вопросом

Позже лидер «Кембриджской группы» вспоминал, что уроки Дейча помогли ему выжить во время работы в Германии и Испании, где он случайно попал на запретную территорию и был задержан военной полицией. Филби находился в шаге от провала — в кармане его пиджака лежала записка с советским шифром. Тогда Ким как бы случайно открыл и выронил из рук кошелек: пока патрульные собирали разлетевшиеся купюры, он успел проглотить улику.

Вскоре компанию Филби составили сын видного политика Дональд Маклейн (Гомер) и Гай Берджесс (Хикс, Пауль), чей отец являлся вице-адмиралом Королевского флота. Не менее примечательны были и двое других участников «Пятерки» — к примеру, преподаватель Тринити-колледжа, искусствовед Энтони Блант (Джонсон), приходился родственником короля Георга VI и его дочери, будущей королевы .

А вот ученик Бланта Джон Кернкросс (Лист) похвастаться родословной не мог — его отец был обычным лавочником, что, впрочем, не помешало талантливому и трудолюбивому Джону пробиться в Кембридж и стать лучшим студентом своего курса. Уникальность собранной Дейчем «Кембриджской пятерки» состояла в том, что вербовка происходила на перспективу — свои должности информаторы получили после согласия сотрудничать с советской разведкой.

Они [участники «Кембриджской пятерки» — прим. «Ленты.ру»] считали, что не предают интересов Великобритании или США. Они считали, что защищают мир, который необходим для интересов населения США и Великобритании

В сердце Mi-6

Перед тем как приступить к поставленной перед ними задаче, некоторым членам «Пятерки» пришлось пойти на хитрость: они прилюдно отреклись от коммунистических воззрений. К слову, многие их единомышленники сочли этот поступок предательством и прервали общение.

Одним из первых весомого успеха в трудоустройстве добился Гай Берджесс, чьи таланты были отмечены самим — поработав корреспондентом на радио BBC, в 1938 году Гай сумел попасть в ряды работников британской разведки Secret Intelligence Service (SIS, Mi-6).

Public Domain / Wikimedia

В числе прочих данных, от Берджесса советским спецслужбам поступила информация о планах Mi-6 устранить Гитлера и о нежелании правительства Британии заключать пакт об обороне с СССР. В 1945 году, в преддверии Ялтинской конференции Гай раздобыл для Сталина справку, где была обозначена позиция Великобритании по обустройству европейских стран в послевоенный период.

А тремя годами позже стараниями Берджесса Москва узнала о планах Запада по созданию из оккупационных зон ФРГ

В 1940 году благодаря протекции Гая сотрудником Мi-6 стал Ким Филби, успевший к этому времени несколько лет проработать корреспондентом Times в профашистской Испании. Под видом сторонника режима Франко Филби получил доступ к ряду секретных документов, которыми бесперебойно снабжал советскую разведку. Удалось Киму стать своим и среди высокопоставленных фашистов.

Сотрудники Абвера часто приглашали меня в свой штаб, причем даже не убирали карт с обозначением расположения своих войск и продолжали за шнапсом обсуждение всех планов и проблем

К слову, в связи с тем, что Филби был лично знаком с Франко, чекисты рассматривали его в качестве ликвидатора одиозного генерала, но в итоге ценным агентом решили не рисковать.

Советские спецслужбы не прогадали: во время Великой Отечественной войны Филби передал важнейшие данные, подробности операции «Цитадель» — атаки на Курскую дугу, которую готовили немцы. Из этих данных стало ясно, что главную ставку фашисты делают на танковую дивизию с «Тиграми», изготовленными из новейших видов стали.

От Филби поступила технологическая информация насчет брони. И русская оборонительная промышленность на Урале успела до битвы создать новые бронебойные снаряды

Кроме того, Филби выяснил точные координаты места, куда немцы готовились нанести свой основной удар, — зная построение обороны советских войск, они планировали пойти на прорыв в районе деревни Прохоровка. Однако советское командование, узнав об этом, успело подготовиться и перегруппировать войска, что помогло одержать победу в одной из переломных битв Второй мировой войны.

Удар по ЦРУ

В 1945 году при помощи подковерных интриг Филби добился своего назначения главой отдела Mi-6 «по борьбе с СССР и коммунизмом». Это был несомненный успех советской разведки, получавшей от Кима информацию о стратегиях британских и американских властей в холодной войне, которая началась после победы над Гитлером.

Агент предупреждал Центр о заброске в СССР групп прибалтийских, украинских и кавказских сепаратистов, подготовленных американскими и британскими спецслужбами для ведения подрывной деятельности. Так, в конце 40-х годов Филби передал в Москву информацию о численности и пунктах заброски на территории Украины трех групп бандеровцев-диверсантов. Все они в итоге были обезврежены сотрудниками госбезопасности.

Чтобы не подставить ценного агента, советским спецслужбам приходилось идти на хитрость — в зависимости от степени опасности диверсантов, одних ликвидировали прямо на местах высадки, а других пропускали через границу, а потом задерживали и использовали для проведения радиоигр с противником.

В 1945 году Филби помог советским спецслужбам нейтрализовать пытавшегося бежать из Стамбула на Запад разведчика , который мог рассекретить Маклейна, Берджесса и самого Кима. Волков был перехвачен и вывезен в Советский Союз, а его дальнейшая судьба до сих пор не известна.

Благодаря своевременной информации от Филби был предотвращен и антиправительственный мятеж в просоветской Албании, который готовился силами Запада

А в 1949 году Ким вновь сменил должность — стал руководителем представительства британской разведки в США и отправился в Вашингтон. С этого момента Центр был в курсе подробностей взаимодействия двух структур и всех операций, планируемых совместно с Mi-6, в том числе и на случай войны с СССР.

Ущерб, нанесенный деятельностью Филби, был настолько велик, что было бы лучше, если бы мы в те годы вообще ничего не делали

«"Кроты" Сталина унесли тайны в могилу»

Вклад других агентов «Пятерки» в общее дело был не менее весомым. Джон Кернкросс в 1936 году стал сотрудником МИДа, а в 1940 году перешел в личные секретари координатора военно-промышленного комплекса Британии, члена кабинета Черчилля лорда Мориса Хэнки.

Во время войны, оказавшись в центре шифрования в Блетчли-парк, Кернкросс успешно работал над кодами немецкой шифровальной машины «Энигма» и передавал полученные им данные советским разведчикам. Он тоже внес свою лепту в победу под Курском: сообщил Центру о расположении близ Курской дуги баз немецкой авиации.

В результате советские летчики атаковали их с воздуха и сумели уничтожить около 500 самолетов противника. Кроме того, в 1941 году Кернкросс одним из первым сообщил о старте британских и американских разработок в сфере атомного оружия. А в 1948 году, став сотрудником британского Министерства снабжения, Джон держал СССР в курсе всей доступной ему информации об организации НАТО.

Энтони Блант тем временем устроился в контрразведку Mi-5: среди прочего, агент передавал в СССР данные про обосновавшихся в Лондоне членов польского правительства, о плане высадки войск союзников в Нормандии и сети немецких шпионов в Швеции. Благодаря Бланту в распоряжении советской разведки оказался список из 125 британских шпионов, один из которых находился в ближайшем окружении министра внешней торговли СССР .

Во время войны Энтони также сообщил Центру о том, что между правительством США и представителями Гиммлера ведутся тайные переговоры — в обмен на прекращение боевых действий на Западе немцы обещали американцам сосредоточить свои силы исключительно на ударах по СССР.

Но сделка сорвалась после того, как в обращении к правительствам Британии и США Сталин намекнул, что об их переговорах с фашистами узнает весь мир.

Из контрразведки Блант ушел в конце войны — в 1945 году он стал советником короля Георга VI, искусствоведом и хранителем королевской коллекции картин. Информировать советских разведчиков о действиях монаршей семьи Блант наотрез отказался и ограничивался передачей данных, которые получал, пользуясь своими связями в правительстве страны.

Дональд Маклейн занял должность третьего секретаря Форин-офиса — Западного отдела МИД Великобритании.

В 1936 году он передал Арнольду Дейчу материалы о результатах тайных переговоров Гитлера и Геринга с членами правительства Великобритании

Так руководству СССР стало известно, что стороны обменялись данными о состоянии ВВС и вместе с Францией готовили заключение «воздушного пакта» — Париж и Лондон решили отменить для немцев некоторые ограничения в плане вооружений, которые ранее были введены Версальским договором.

Среди переданных советской разведке документов оказались материалы о реорганизации английской промышленности и снабжения армии на случай начала войны (причем не только с Германией, но и с СССР), а также планы ведения боевых действий в странах Европы и на Дальнем Востоке.

Благодаря работе Маклейна Советский Союз смог уберечь от дешифровки ряд правительственных телеграмм

Всего с 1936-го по 1940 год от агента поступило порядка 14 тысяч страниц секретных документов. После войны и до 1947 года Маклейн работал в посольстве Великобритании в США, помогая советским разведчикам в поисках данных по атомному проекту «Манхэттен».

Между тем, по некоторым данным, с подачи Дейча на советскую разведку стали работать не только выходцы из Кембриджа, но и семеро выпускников Оксфорда. Однако их имена и миссии до сих пор держатся в тайне.

«Оксфордские кроты» Сталина, должно быть, прорыли такие же ходы в британское правительство, как и кембриджские. Большинство из них унесло в могилу тайну своей подпольной работы на Москву. Но можно только представить, до каких служебных высот они доросли и к каким тайнам английских секретных ведомств имели доступ

Последняя битва Дейча

Всего за время работы в Лондоне Арнольду Дейчу удалось привлечь к сотрудничеству около 17 ценных агентов. К сожалению, в полной мере порадоваться успехам своего основного детища создатель знаменитой «Пятерки» не смог. В 1937 году активность Дейча привлекла внимание британской контрразведки — узнав об этом, Центр поспешил отозвать разведчика в Москву.

В это время в СССР продолжались «ежовские чистки», но Дейчу явно сопутствовала удача: иного объяснения тому, что разведчиком-иностранцем не заинтересовались советские спецслужбы, найти трудно. Однако к оперативной работе Дейча перестали привлекать — все попытки его руководства отправить Арнольда нелегалом в США были пресечены вышестоящим начальством.

Получив гражданство СССР и паспорт на имя Стефана Ланга, Дейч решил вернуться к научной деятельности и устроился в Институт мирового хозяйства и экономики СССР

О разведывательном таланте Арнольда вспомнили лишь после начала Великой Отечественной войны: в ноябре 1941 года Дейча решили отправить в профашистски настроенную Аргентину. Согласно планам Центра, в Латинскую Америку Арнольд должен был следовать через Индию и Японию.

Однако в связи с нападением японцев на Перл-Харбор и началом боевых действий в Тихоокеанском регионе, разведчик смог добраться лишь до Бомбея, откуда вернулся в Москву.

Вскоре был проложен новый маршрут: отплыть в сторону пункта назначения Дейчу предстояло из Мурманска — на следующем курсом на Исландию через воды Атлантического океана танкере «Донбасс». В ноябре 1942 года «Донбасс», на борту которого находился разведчик, вышел в воды Баренцева моря.

Public Domain / Wikimedia

Спустя пару дней судно натолкнулось на немецкий крейсер и несколько эсминцев — завязался бой, в котором немцы атаковали танкер торпедами. Одна из них достигла цели, расколов «Донбасс» на две половины. В этот момент Арнольд в качестве помощника находился около одного из пулеметов, из которого велся огонь по фашистскому эсминцу, и получил тяжелые травмы — перелом обеих ног.

Спастись 38-летнему Дейчу не удалось: он утонул, разделив участь более сорока членов экипажа. В память о разведчике на стене его дома в Вене установлена мемориальная доска, надпись на которой гласит: «Да будет понята людьми принесенная им жертва!»

«Подобная жизнь для меня невыносима»

Массовая утечка секретных данных не могла не привлечь внимания сотрудников британской контрразведки — «кембриджских кротов» начали искать с конца 30-х годов. Долгое время усилия спецслужб были напрасными: все, что они смогли узнать, в том числе и при помощи перебежчиков — шпионы трудятся в разведке и МИДе.

Но работа по поиску членов «Пятерки» продолжалась непрерывно: год за годом из списка подозреваемых один за другим исключались сотрудники Форин-офиса и Mi-6, с которых после тщательной проверки снимались подозрения в шпионаже.

Тучи над «Кембриджской пятеркой» сгустились в начале 50-х годов, когда работающий в Вашингтоне Филби случайно узнал — сотрудники контрразведки вплотную подобрались к уехавшему обратно в Лондон и занявшему пост руководителя американского департамента МИДа Великобритании Маклейну.

Стало очевидно, что вокруг Маклейна сжимается кольцо — теперь список подозреваемых сократился до 20-25 человек

Через Берджесса, который к этому времени прибыл в Вашингтон на службу в дипкорпус Великобритании, Филби сообщил Маклейну о грозящей ему опасности и необходимости отъезда в СССР. Но с самого Берджесса он взял обещание не уезжать — к этому времени Филби уже пророчили пост руководителя Мi-6.

Ким прекрасно понимал, что из-за дружбы с Берджессом в случае его побега он сам попадет под подозрение в шпионаже. Впрочем, своего слова Берджесс не сдержал — отправился в Москву с Маклейном. Советские резиденты предлагали уехать и Бланту, но даже под страхом разоблачения сделать это он отказался.

Я очень хорошо знаю, как живет ваш народ. Для меня подобная жизнь невыносима и немыслима

Бланта рассекретили в 1964 году: он назвал свое сотрудничество с советской разведкой самой большой ошибкой в жизни и согласился давать показания в обмен на собственную неприкосновенность. Удержался он и при королевском дворе: Елизавета II оставила его в должности хранителя коллекции.

Однако когда в 1979 году во всеуслышание заявила о предательстве Кернкросса и Бланта, монарх все-таки лишила Энтони дарованного ему ранее рыцарского звания. Публичное разоблачение стало для Энтони большим ударом — он подумывал даже свести счеты с жизнью, но не решился на роковой шаг.

Его окружение разделилось на два лагеря: одни поддерживали бывшего агента, другие осуждали и отказывались подавать ему руку. Скончался Блант в 1983 году в возрасте 75 лет. Судьба Берджесса в Советском Союзе сложилась печально — так и не сумев адаптироваться к новой реальности, он стал злоупотреблять спиртным и умер в 1963 году в возрасте 52 лет.

Маклейн, напротив, сумел приспособиться к жизни в социалистической стране. Вернувшись в 1955 году в Москву после четырехлетней «ссылки» в Куйбышеве и став доктором исторических наук, Дональд снискал славу политолога-англоведа и проработал в до своей кончины от сердечного приступа в 1983 году.

Пятый участник группы, Кернкросс, был рассекречен в том же году, когда Берджесс и Макклейн сбежали в СССР. Для самого агента все закончилось относительно благополучно — чтобы не поднимать шумиху и не расписываться в собственной некомпетентности, британские спецслужбы решили не арестовывать Джона и дать ему уволиться со службы в МИДе.

По другим данным, в 1951 году агент сам принял решение «залечь на дно», поэтому оставил службу, а затем покинул Туманный Альбион. В поисках работы Кернкросс переехал жить сначала в США, а затем — в Италию и Францию, где работал в структуре . В Великобританию Джон вернулся лишь в 1995 году и через несколько месяцев умер от инсульта.

«Допрашивали, чтобы сломить мой дух»

Негласный лидер «Пятерки» Ким Филби, как он сам и предполагал, вскоре после отъезда Берджесса в СССР попал под подозрение в шпионаже, был отозван из Вашингтона в Лондон и отправлен в отставку.

В ходе многочисленных допросов Ким, которому запретили курить, чтобы во время затяжек у него не было времени продумать ответ, умело использовал свой природный дефект — заикание. Услышав вопрос, Филби начинал запинаться в речи, соображая тем временем, что сказать в ответ.

Они допрашивали меня, но у них не было достаточно доказательств. Они допрашивали меня, чтобы сломить мой дух и заставить меня признаться. И все, что я мог сделать — это собраться с духом

В итоге никаких весомых доказательств в отношении Филби спецслужбы не нашли и обвинение было снято. Несмотря на то что пост главы разведки Ким так и не получил, он был возвращен на службу в Мi-6 и некоторое время трудился под видом британского корреспондента в Бейруте, продолжая снабжать советскую разведку ценными сведениями о положении дел в Ливане.

В 1963 году из-за постоянного давления британской контрразведки Ким Филби решил бежать в СССР. К этому моменту его стаж работы на советскую разведку составлял 30 лет. Агенту в очередной раз пригодилась «школа конспирации Дейча» — ловко ускользнув от наблюдения, он отправился в порт и на заранее подготовленном к отплытию сухогрузе добрался до Одессы.

В Москве Филби была выделена квартира и солидная пенсия, но к делам разведки его больше не привлекали

Однако Ким не спешил на покой — начал проводить тренинги, в ходе которых при помощи ролевых игр обучал молодых разведчиков, как правильно ориентироваться в той или иной ситуации. Ким Филби ушел из жизни 11 мая 1988 года: незадолго до смерти он просил, чтобы его прах не возвращали в Великобританию, а захоронили в СССР. Желание легендарного агента было исполнено — свой последний приют он нашел на Кунцевском кладбище столицы.