Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Соседка забрала лампочки»: москвичи о совместной аренде жилья

Место в квартире или комнате найти легко в группе в соцсетях или на сайтах аренды, а вот встретить соседа по душе, с которым будут общие взгляды на быт и похожие интересы, не так-то просто. Обозреватель пообщалась с жителями столицы, арендующими квартиру вскладчину, и узнала, с какими трудностями они сталкиваются.

«Соседка забрала лампочки»: москвичи о совместной аренде жилья
Фото: РИАМОРИАМО

Диана, 24 года, редактор:

Видео дня

«После выпуска из университета я стала снимать однокомнатную квартиру с подругой-однокурсницей. Жили мы дружно, но потом она переехала к парню, а мне пришлось искать новую квартиру. Я решила потратиться на услуги риелтора, и он показал мне неплохую трехкомнатную квартиру. Сказал, что одна соседка всегда на работе, а другая приводит на выходные своего пятилетнего сына. Так я сняла комнату в трешке недалеко от метро «Алтуфьево». Мне было очень сложно жить с этими людьми. У нас не было ничего общего, поэтому я с ними не разговаривала, а крики за стеной предпочитала игнорировать. Однажды хозяйка квартиры позвонила мне и спросила: «А почему ты с девочками не общаешься? С соседями нужно дружить!»

Когда меня окончательно достало такое соседство, я съехала к друзьям, но с ними ужиться не получилось – они хотели превратить квартиру в подобие коммуны и видели меня частью своей семьи, в то время как я рассчитывала на обычное соседство. В итоге после крупной ссоры мне пришлось экстренно съезжать. На поиск квартиры, сбор вещей и переезд я потратила рекордные пять часов.

Если бы у меня была возможность жить одной, я бы с удовольствием ей воспользовалась. Делить быт с незнакомыми людьми, особенно с теми, которые тебе не близки, – это утомительно».

Дарья, 27 лет, культуролог:

«После окончания университета мы с одногруппницами решили попробовать снимать квартиру вместе. Денег у нас было мало: я работала в музее, подруги – продавцами-консультантами, поэтому хватило только на двушку на четверых, зато в центре – в переулках Арбата. Я на выходные уезжала к родителям в Подмосковье, поэтому быт меня не особенно заботил. Посуду никто не мыл, ванну – тоже. Спустя месяц такого сожительства в квартиру невозможно было зайти. Мы пытались составить график уборки, договориться о дежурствах, но все бесполезно. Кто-то мог забыть на несколько дней про замоченное белье в ванне или оставить тухнуть продукты в холодильнике.

Моего терпения хватило на полгода, и я переехала к другим девчонкам. Мои новые соседки тоже с прибабахом – любят авторское кино и техно, но хотя бы убираются».

Полина, 25 лет, технолог:

«Мой самый негативный опыт по съему квартиры случился несколько лет назад. Мы с подругой сняли комнату недалеко от метро «Тульская» у милой полной женщины со взрослой дочерью. Квартира была двухкомнатная, просторная, далеко от метро. Дверь в нашу комнату не закрывалась, поэтому соседка могла в любой момент к нам вломиться.

Спустя пару месяцев жизни в квартире оказалось, что женщина не полная, а беременна, и скоро приедет ее муж. Кроме того, в квартире было очень холодно, с подоконника сильно дуло, а диван, на котором мы спали, держался на книжках. После очередного скандала беременную соседку увезли в роддом и в нашу «не резиновую» квартиру въехал очередной жилец. После нескольких бессонных ночей, мы собрали свои вещи и переехали к друзьям».

Ольга, 30 лет, филолог:

«Очень долгое время я снимала вскладчину с соседками четырехкомнатную квартиру на Новом Арбате. Когда я туда заехала, было не все гладко: одна из моих соседок собиралась на конкурс «Новая волна» в Юрмале и каждое утро надевала ботфорты, включала музыку, брала микрофон и пела песню Hush Hush группы The Pussycat Dolls прямо на кухне, другая была мастером по маникюру и тащила своих клиентов к нам в дом. Мои соседки приводили друзей на ночь, а днем отсыпались. У меня же был другой график работы, поэтому я мечтала о дне, когда они съедут. Спустя полгода моя мечта сбылась, и хозяйка квартиры решила доверить мне выбор соседок. Несмотря на нетрадиционный подход к выбору соседок, желающих жить в квартире было много, а тех, кому понравилась идея с диктантом, еще больше. Потенциальные соседки забрасывали меня своими познаниями Достоевского, Шопенгауэра и мировой моды. Так в соседках у меня оказалась девушка, которая закончила филфак и любит творчество Ионеско, дизайнер известного российского бренда и специалист по рекламе, которая свободно цитирует Маяковского. Что и говорить, эти девушки до сих пор мои подруги».

Pixabay

Кристина, 27 лет, дизайнер:

«Я очень люблю Петербург, и для меня петербуржцы всегда были некими небожителями, но несколько лет назад я столкнулась с другой стороной жителей города на Неве. В квартиру на Сретенке, комнату в которой я снимала, въехала девушка родом из Петербурга. Танцовщица, воздушная и возвышенная, такая, как я и представляла себе петербуржцев.

Я была счастлива и думала, что буду с ней обсуждать Бродского, премьеры в Михайловском театре и новые выставке в , но соседка приходила поздно, а по выходным ее не было дома. Я, конечно, расстроилась, но виду не подала. Каково же было мое удивление, когда в одно прекрасное утро соседка заявила, что съезжает. И не когда-нибудь, а прямо сейчас.

Я начала звонить хозяйке, она – риелтору, и уже вечером в квартиру на просмотр привели новую девочку. Когда мы все вместе зашли в комнату, то очень удивились, что там нет света. Подумали, что перегорели лампочки, но оказалось предыдущая соседка их просто выкрутила и забрала с собой. С тех пор я не питаю иллюзий по поводу петербуржцев».

Наташа, 30 лет, актриса:

«Несколько лет назад я переехала из Беларуси в Москву и искала себе комнату в центре. Нашла риелтора, предложившего рассмотреть вариант трешки, в которой жили разные девушки.

Цена и в этом случае за комнату была высока – она составляла 30 тысяч рублей, поэтому риелтор предложил мне заехать в комнату вместе с ним. Конечно, меня смущал факт проживания в одной комнате с незнакомым мужчиной, но в квартире жили одни девушки, а в комнате две кровати, поэтому я расслабилась.

В первую же ночь риелтор стал ко мне приставать, я перебудила всех соседок, и мы начали разбор полетов на кухне. На утро молодого человека в квартире уже не было, и я решила переплатить за свое спокойствие».

Мария, 30 лет, фотограф:

«Почти три года назад я искала комнату или однокомнатную квартиру в Москве. Большая сложность была в том, что снять жилье мне нужно было вместе с собакой, а она у меня немаленькая и немного пугающая, хоть и очень добрая – стаффордширский терьер. На тот момент 30 тысяч рублей за однушку были абсолютно неподъемными, а найти комнату, куда можно заехать с животным, было не так-то просто. Это, наверное, единственная сложность во всем том, что происходило дальше. Мне помогло сарафанное радио – знакомые друга искали соседку в трехкомнатную квартиру на станции метро «Свиблово». Оказалось, что у одной из девочек есть пожилой кот.

Хозяева квартиры не были против моего зверя и сказали договориться с девочками. Кот сначала очень боялся выходить из комнаты, а собака все время хотела с ним познакомиться, но со временем и они друг к другу привыкли и перестали замечать. А спустя какое-то время у нас появился еще один пожилой кот. За все это время у нас ни разу не было бытовых проблем. Мы часто ужинали вместе и чаевничали.

Во время самоизоляции каждый день устраивали киновечера, да и в целом это достаточно тяжелое время мы провели очень легко.Недавно одна из соседок съехала, через знакомых мы нашли другую девушку, и история повторилась. Девушка въехала к нам, и почти сразу появилось ощущение, что она давно живет с нами. Когда я задерживаюсь на съемках, девочки могут погулять с моей собакой и покормить ее, а я могу кормить кота, пока его хозяйка ездит на гастроли.

У нас есть какие-то общие бытовые расходники вроде стирального порошка или средства для мытья посуды, а также общий чат, в котором часто звучит вопрос: «Я в магазине, кому-нибудь что-то нужно?» У нас нет графика уборки. Просто каждая что-то убирает, если что-то не так. Так, с совершенно незнакомыми мне людьми у меня сложилось это важное ощущение, что есть не просто крыша над головой, а дом, в который хочется возвращаться».