Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Ремарк. Комплекс полноценности

Книги Ремарка, родившегося 22 июня 1898, не нравились воспевавшим культ войны и силы нацистам, поэтому они бросали их в ритуальные костры на площадях, «очищавшие» германскую культуру от рефлексии, сомнений и всего прочего, по мнению философа Ницше, «слишком человеческого».

Ремарк. Комплекс полноценности
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

В романах Эриха Марии Ремарка (он писал свое имя на французский манер, что тоже не нравилось нацистам) не было тяжелой избыточной философии , нервической экзальтации , исторических (в духе Дюма) кружев Фейхтвангера, барабанного смеха . Его проза была проста, доступна, лирична и иронична, как сама жизнь. Ремарк раздвинул горизонт немецкой прозы, соединив романтику с тщетой бытия и фантомной болью военного опыта. Его романы — «На Западном фронте без перемен», «Три товарища», «Триумфальная арка», «Черный обелиск», «Тени в раю», «Ночь в Лиссабоне» — убеждали читателя в том, что человек, вопреки нечеловеческим реалиям, способен любить, быть честным, жить не по лжи, а главное, не брать сторону зла, как бы его к тому ни понуждали.

Видео дня

Если в современной Ремарку Германии торжествовала «сила через радость» приобщения к разделяющему господствующую идеологию большинству, Ремарк воспевал «силу через слабость», выражавшуюся в отказе «быть как все». Его герои — не супермены, а те же самые «как все», только обретшие мужество противостоять окружающему безумию.

Именно такой была жизнь в Европе между двумя мировыми войнами, когда Веймарская Германия через дикую инфляцию, политическую нестабильность, нищету, репарации, унижения Версальского мирного договора скатывалась к фашизму, а другие страны ощетинивались границами, высылая обратно покидающих ее беженцев.

Ремарк, наряду с , Ричардом Олдингтоном, , стал родоначальником горькой и пронзительной литературы «потерянного поколения». Эти писатели смотрели на жизнь глазами, видевшими смерть. И Ремарк, и Хемингуэй, и Олдингтон, будучи совсем юными, храбро сражались (по разные стороны) на фронтах Первой мировой войны. Все трое были ранены, удостоены наград. Свойственные юности свежесть чувств и сила переживаний прошли у них закалку кровью и смертью. Поэтому их любимые (Alter ego) герои были всегда несчастны в любви, а их девушки — у Ремарка в «Трех товарищах» Патриция, у Хемингуэя Кэтрин в «Прощай, оружие!» — тоже погибали, поднимая героев на вершину страданий и опуская в бездну одиночества.

Ремарка и Хемингуэя по праву считают мастерами «глубинного» диалога, когда простые слова обретают объемность, превращаются в увеличительное стекло, сквозь которое открываются скрытые сущности. Еще их можно считать провозвестниками мировой «исповедальной прозы». Влияние Ремарка ощутимо в произведениях , , , других российских авторов второй половины ХХ века.

Жизнь Ремарка была полна гонений (он покинул Германию в 1933 году, на следующий день после вступления Гитлера в должность канцлера), славы (переводы в других странах, большие тиражи, фильмы в Голливуде, номинация в 1931 году на Нобелевскую премию), скитаний, алкоголя, мучительных отношений с женщинами (), одиночества и болезней. Он пережил две мировые войны, а потому не питал иллюзий относительно человечества. Под конец жизни его талант ослабел, последние романы напоминали растянутые монологи. Но это не мешало Ремарку оставаться одним их самых читаемых немецких писателей, в том числе и в России. Своим творчеством, природным, если можно так выразиться, антифашизмом, он отчасти реабилитировал немецкую литературу.

Томас Манн был неправ, присуждая Ремарку ироничную награду в виде «пальмы неполноценности». Неполноценным был мир, в котором жил и творил Ремарк.