Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Жениться по любви: кого на самом деле любил Петр I

Пётр l, 350-летие со дня рождения которого отмечает вся страна, был личностью, во всех отношениях масштабной. В том числе и в любви. Многие представительницы прекрасного пола старались соблазнить императора, и это было не так уж сложно. Но по-настоящему Пётр I любил только умных и неординарных женщин. Жениться по любви не может ни один король Первый раз будущий император женился в 16 лет по настоянию своей матери, . Таким образом она надеялась усилить положение отпрыска при дворе. Страной тогда фактически правила его старшая сестра – регентша Софья, которая вовсе не намеревалась делиться властью. Женитьба давала Петру статус взрослого человека, он мог перебраться из Преображенского в Кремль и включаться в государственные дела.

Казни и измены: кого на самом деле любил Петр I
Фото: pravda-nn.rupravda-nn.ru

Невесту Петру тоже выбрала мама. Ею стала красавица , девушка из известной боярской семьи, верной старым устоям. Возможно, этот консерватизм в воспитании и помешал им обрести семейное счастье. «Любовь между ними была изрядная, но продолжалася разве токмо год», – писал один из современников.Пётр l стремился к прогрессу, его привлекало всё новое, а Евдокия искренне не понимала устремлений мужа, цепляясь за привычный домострой. В итоге уже через месяц она наскучила мужу, Пётр отправился на Переяславское озеро упражняться в кораблестроении и крутить романы на стороне.

Видео дня

После смерти матери Петра Евдокия надеялась стать полноправной царицей, но её позиции только ухудшились. Император вообще перестал соблюдать приличия. Несмотря на то что Евдокия родила Петру законного наследника, он всё реже навещал семью. Весь двор знал о многочисленных связях императора на стороне, а также о том, что у него есть постоянная фаворитка. Она и давала царю то, чего ему не хватало в официальном браке. Держи Монс по ветру С дочерью виноторговца Анной Монс Петра l познакомил лучший друг и советник . При дворе о ней отзывались по-разному – одни называли остроумной и интересной особой, другие говорили о посредственном уме и способностях. Точно известно, что Монс отличалась весёлым нравом, обожала танцы и светские развлечения. Эта живость темперамента и привлекла в ней императора. Вдобавок, в отличие от законной жены, Анне Монс были близки западные нравы.

У них с Петром I завязались прочные долгоиграющие отношения, которым не мешал официальный семейный статус императора. Он завалил возлюбленную подарками и построил для неё роскошный особняк, где проводил больше времени, чем дома с женой.

Дело зашло так далеко, что Пётр был готов развестись с Лопухиной. В 1698 году он вернулся из «Великого посольства» (так называлась дипломатическая миссия по Европе с целью установить там военно-политические и культурно-экономические связи) и первым делом помчался к Монс. Свою законную жену Пётр навестил только спустя три дня после возвращения и то лишь затем, чтобы убедить дать ему развод и удалиться в монастырь. Однако тут Евдокия проявила свой строптивый нрав и отказалась. Три недели продолжались переговоры, и в итоге Лопухину уже безо всяких почестей спровадили в Суздальский монастырь.

Однако счастья с «кукуйской царицей», как прозвали Монс в народе, император не обрёл. Пользуясь благосклонностью Петра, она вместе с родственниками развернула целый бизнес – за деньги обеспечивала своим многочисленным знакомым поддержку царя по разным вопросам.

Вдобавок Анна Монс оказалась не менее любвеобильной, чем сам император. Это обстоятельство вскрылось совершенно случайно. В 1703 году пропал саксонский посланник Кенигсек. Его тело нашли в Неве лишь несколько месяцев спустя, а в его вещах обнаружили любовные письма от Анны и медальон. Оказалось, Монс строчила ему послания, когда император был в отъезде.

Узнав об измене, Пётр сказал: «Чтобы любить царя, надлежало иметь царя в голове!». И заключил возлюбленную под домашний арест. Однако её любовные приключения на этом не закончились. Через некоторое время уже прусский посланник Георг-Иоанн фон Кейзерлинг попросил у царя разрешения жениться на Монс. На что Пётр ответил, что растил девицу для себя, но поскольку она прельщена и развращена, он и слышать о ней ничего не хочет. В итоге дело чуть не закончилось международным скандалом, поскольку посла ещё и поколотили.

Позже он всё-таки выпросил разрешения на женитьбу, но скончался спустя полгода после свадьбы. Монс пыталась выйти замуж ещё раз – за пленного шведского капитана, но умерла от чахотки.Её судьба на тот момент уже не интересовала Петра – он собирался официально жениться снова, наделав своим выбором немало шума…

Екатерина первая, но не последняя

Будущую императрицу Екатерину I Пётр встретил у своего приближённого Александра Меньшикова. Правда, тогда её звали . Она была служанкой у пастора в Мариенбурге (теперь это польский город Мальборк) и попала в плен к русским. Там она приглянулась фельд­маршалу Шереметеву, а потом и самому Меньшикову. Марта стала часто появляться при дворе. Приняла православное крещение, став Екатериной Алексеевной, и в конце концов снискала благосклонность самого императора.

Современники описывали будущую императрицу как чрезвычайно обаятельную женщину – темноволосая, темноглазая, с приятной полнотой и ярким румянцем. Но главное, она стала не только любовницей императора, но и верной его соратницей и другом. В отличие от капризной Анны Монс, она ничего не требовала от Петра и в любой момент была готова подставить ему плечо. Причём в буквальном смысле – на её широкой груди император любил прикорнуть после обеда пару часов. Всё это время Екатерина сидела, не шелохнувшись.

Особенно же впечатлила императора её выдержка в военных походах. Екатерина никогда не жаловалась на суровые условия, и даже будучи беременной, везде сопровождала Петра. В Прусском походе они оказались в окружении, и Екатерина не только наотрез отказалась уехать в безопасное место, но и отдала свои драгоценности на нужды армии. Это и спасло их от плена.

Вернувшись из похода, царь начал готовиться к свадьбе.Хотя его матримониальные планы при дворе встретили без воодушевления – где это видано, чтобы император женился на простолюдинке! Ведь о происхождении Екатерины-Марты ничего не было известно. Но Пётр настоял на своём, и в 1711 году официально женился на своей возлюбленной, ставшей впоследствии императрицей Екатериной I.

Примечательно, что Евдокии Лопухиной, которая тоже решила выйти замуж второй раз, Пётр в такой возможности отказал – в нём взыграло чувство собственничества. Более того, её жениха – майора Степана Глебова – пытали, а потом приговорили к смерти. Его посадили на кол, и в течение 15 часов он умирал на 30-градусном морозе. А Евдокию заставили смотреть на мучения жениха: два солдата держали её голову, чтобы она не могла отвернуться.

Самого же Петра и вторая женитьба не заставила остепениться в отношениях с женщинами: у него были и случайные связи, и постоянные любовницы. Одной из них стала Мария Гамильтон. Её судьба – наглядная иллюстрация жестоких нравов того времени. Мария быстро наскучила императору, совершала кражи из-за денщика-любовника и попалась на том, что избавлялась от нежеланных детей. Говорят, одного из младенцев она задушила сама. В итоге по совокупности грехов Гамильтон приговорили к смертной казни. Когда всё свершилось, царь сам взошёл на эшафот, поднял отрубленную голову любовницы и поцеловал в губы.

При этом Екатерина I не только мирилась с изменами мужа, но и мудро приближала к себе его фавориток. Впрочем, примерная жена, как оказалось, тоже имела связь на стороне – с братом Анны Монс, Вильямом Монсом. Когда Пётр I узнал об этом, то был в гневе. Он велел отрубить сопернику голову, а жену повёз смотреть на обезображенное тело её любовника.

Сам император нашёл утешение в объятиях прекрасной Марии Кантемир, которая была на 28 лет его моложе. Говорят, он уже был готов сослать Екатерину в монастырь и жениться в третий раз. Но очередной приступ застарелой болезни мочевого пузыря оказался для него смертельным.

По большому счёту, за всю его жизнь ни одной женщине не удалось стать для Петра I главной и единственной. Ревнивец и собственник, он быстро загорался страстью и так же быстро терял интерес. Возможно, потому, что по-настоящему был увлечён только государственными делами. И именно это навсегда обеспечило ему место в истории.

Лариса Плахина