Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Как советский ученый «помог» американцам улететь на Луну

В 1970 году астронавт США , посетив Новосибирск, забрал с собой щепотку земли со двора дома, где жил и работал советский учёный Юрий Кондратюк (Александр Шаргей). Астронавт назвал эту землю «не менее ценной, чем лунный грунт». В России же великий изобретатель Юрий Кондратюк известен далеко не всем, хотя он стоял у истоков мировой космонавтики наравне с такими гениями русской мысли, как Циолковский и Королёв. Именно Кондратюк рассчитал оптимальную трассу полёта на Луну, которой в 1969-1972 годах воспользовались американские пилоты миссии «Аполлон».

Как советский ученый «помог» американцам улететь на Луну
Фото: Русская семеркаРусская семерка

Влюблённый в Луну

Видео дня

Будущий теоретик космических полётов родился 21 июня 1897 года в шведско-еврейской семье. Такой межнациональный брак был характерен для высших кругов Российской империи. Коллежский советник Игнатий Шаргей (еврей, принявший католицизм), женился на баронессе Людмиле Шлиппенбах, чьи воевали на стороне шведского короля Карла XII против Петра Первого. Их сын получил при рождении имя Александр.

Семья проживала в Полтаве. Мать маленького Саши сошла с ума, а его отец умер, поэтому ребёнка взяли на воспитание дедушка с бабушкой. Александр Шаргей получил образование во Второй Полтавской мужской гимназии. Обладая инженерным складом ума, мальчик увлёкся точными науками и изобретательством. В 1916 году он поступил на механическое отделение Петроградского политехнического института.

В начале XX века, когда люди только-только подняли в воздух первые летательные аппараты, фантазёры и мечтатели уже задумались о покорении космоса. Не стал исключением и 16-летний Шаргей, размышлявший, как можно полететь на Луну. Эта увлечённость дала повод юноше сочинить о себе такой стих:

«Женщин я не признаю, С детства я Луну люблю».

Обдуманные в юности идеи изобретатель впоследствии изложил в 68-страничной книге «Завоевание межпланетных пространств», выпущенной в 1929 году под именем Юрий Кондратюк. Главным открытием теоретика стала так называемая «трасса Кондратюка». Много лет спустя книга попала на Запад и легла в основу программы «Аполлонов». Высокую оценку труду русского учёного давал руководитель лунной программы Джордж Лоу.

К наследию Шаргея-Кондратюка относится петельная траектория полёта и идея о том, что лететь надо не на саму Луну, а на её орбиту. Теоретик описал последующий старт с орбиты и посадку на лунном грунте. Автор считал, что аналогичная схема пригодится и во время полёта на Марс.

Шаргею принадлежат и другие концепции, опередившие своё время: снабжение спутников с помощью артиллерии, идея многоступенчатой ракеты, устройство внеземных станций, а также некоторые методы подготовки космонавтов.

Судьба гения

В ноябре 1916 года Александр Шаргей попал в императорскую армию, где окончил школу прапорщиков. До марта 1918 года уроженец Полтавы воевал в Закавказье.

С началом Гражданской войны офицера Шаргея мобилизовали белогвардейцы, но он дезертировал от них. В 1919 году Шаргея повторно взяли в Белую армию – и он опять сбежал из воинского эшелона по пути из Киева в Одессу. Попытка Шаргея уйти за границу в Польшу не удалась.

Потеряв все бумаги в годы лихолетья, вчерашний белогвардеец решил изменить личность. Он взял документы некоего студента Киевского университета Юрия Васильевича Кондратюка, умершего в 1921 году от туберкулёза лёгких. Достать удостоверение юноше помогла его мачеха, вторая жена его отца Елена Гиберман-Кареева.

Сначала новоявленный Юрий Кондратюк поселился в Малой Виске Кировоградской области, затем жил в других городах. Таланты механика-самоучки оказались весьма востребованы в Стране Советов, и Кондратюк сменил немало рабочих и инженерных профессий. В 1927 году он переехал в Сибирь, где по заказу предприятия «Хлебопродукт» спроектировал в городе Камень-на-Оби зернохранилище «Мастодонт» на 13 тысяч тонн зерна.

После выхода книги о космических полётах Кондратюка приглашали в ГИРД – Группу изучения реактивного движения. Но теоретик космонавтики отказался, опасаясь, по-видимому, пристального внимания к своей персоне со стороны чекистов. Это было прозорливо – многих сотрудников ГИРДа, включая , с которым Кондратюк переписывался, власти репрессировали.

Впрочем, строитель зернохранилища тоже не избежал репрессий. В 1930-м году Юрия Кондратюка арестовали. Следователям показалось подозрительным, что здание высотой с десятиэтажный дом было построено без единого гвоздя. А ну как «Мастодонт» обрушится? «Явное вредительство», – решили в «органах».

В мае 1931 года конструктора приговорили к трём годам лишения свободы.

Оказавшись в неволе, он работал в новосибирском спецбюро №14 по проектированию угольных предприятий. В 1932 году Кондратюк вышел на свободу, а в 1938 году напечатал вторую книгу «Тем, кто будет читать, чтобы строить», в которой развивал идеи ракетостроения. Коллеги Кондратюка ходатайствовали о присвоении ему звания доктора технических наук, но по политическим причинам в этом было отказано.