Сто лет без Велимира Хлебникова

Цифра 28 мистически проявилась в судьбе поэта . 28 октября (по старому стилю) 1885 года он родился — а 28 июня 1922 года отошел в мир иной. Он ценил магию чисел, считал, что одно из важнейших в судьбе всего человечества – число 317, мечтал учредить "Государство времени" и наверняка обратил бы внимание на совпадение дат своего рождения и смерти. Сегодня исполнилось сто лет со дня его ухода. Но "личная история" Хлебникова на физической смерти не закончилась. Не зря ровесники называли его человеком будущего…

Фото: Ревизор

От рождения авангардиста звали скучно: Виктор Владимирович Хлебников, третий сын ученой пары – естествоиспытателя (отец) и историка (мать). Сестра Виктора Вера стала художницей. Какой-то творческий дух явно веял в этой семье. Старшие Хлебниковы по роду службы часто переезжали с места на место: родился будущий литератор под Астраханью, в гимназию пошел в Симбирске, начинал учебу на физико-математическом факультете Казанского университета, где участвовал в первых студенческих революционных волнениях, был арестован, вышел из рядов студенчества, затем восстановился… Но Виктору было не суждено "восстановить" себя в нормальной обывательской жизни. Все тридцать шесть лет его земного бытия пройдут в скитаниях, поисках новых занятий для себя, эпатировании добропорядочной публики своими творческими экспериментами, приветствии революции в любом смысле – не только социальном, но и культурном, лечении в психиатрических клиниках – и писательстве, которое не так часто становилось публикациями, как ему бы хотелось. Не зря же в легенды о Хлебникове вошла наволочка, набитая рукописями, которую он всюду таскал с собой. Переездов в его жизни было много, и не только между российскими городами (как большинство творческих личностей, он стремился из провинции в столицы – реализовываться, прибывал, а потом жестокие обстоятельства заставляли его снова отступать). В конце жизни Хлебников совершил вояж в Персию. Поехал туда как "красный" лектор участвовать в создании Персидской советской республики, а в итоге обосновался во дворце талышского хана как воспитатель его детей.