Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Наследие Иссея Мияке: что оставил после себя японский гений

Дизайнер скончался на 84-м году жизни в минувшую пятницу.

Наследие Иссея Мияке: что оставил после себя японский гений
Фото: Inc-NewsInc-News

Иссей Мияке построил один из самых крупных японских модных брендов и стал известен, благодаря «скульптурному» дизайну с применением плиссированных тканей, а также чёрной водолазке, которую он в своё время предложил надеть главе . 5-го августа Мияке умер от рака печени, сообщили в пресс-службе Miyake Design. Он без преувеличения определил эру в современной истории Японии, с 1970-х годов и до наших дней, представляя на мировой сцене уникальное восточное видение, кардинально отличающееся от западного.

Видео дня

Плиссированные модели, напоминающие традиционные японские поделки из бумаги – оригами, обуздание грубого полиэстера и превращение его в уникальные наряды, использование компьютерных технологий в ткачестве. Всё это стало его визитной карточкой. Его модели для повседневного времяпрепровождения обычных людей были призваны восхвалять тело человека, независимо от его или её расы, телосложения, размера или возраста. Мияке даже обижался, когда его называли модельером, предпочитая не отождествлять себя с профессией, которую считал легкомысленной из-за необходимости следовать трендам и обслуживать общество потребления. Снова и снова, он возвращался к базовой концепции «лука» в виде единственного предмета одежды, с которым так любил экспериментировать – драпировать, складывать, разрезать и оборачивать. В течение многих лет он черпал вдохновение из разных культур и социальных групп, а также из материалов, которые редко, кто рассматривает в качестве исходных для производства дизайнерской одежды – пластика, ротанга, бумаги «васи», джута, конского волоса, фольги, пряжи, батика, проволоки и др.

Иногда он обращался к образам Джими Хендрикса и , сотрудничал с графическим дизайнером Таданори Ёкоо и интегрировал в модели изображения обезьян и растений ярких, психоделических оттенков. В числе его творческих партнёров можно назвать дизайнера мебели и интерьеров Широ Курамату, фотографа , хореографа , художника по керамике Люси Ри, руководство франкфуртского балета. В биографии Мияке был даже эпизод, когда он в начале 90-х спроектировал костюмы для олимпийской сборной Литвы.

Родившись в Хиросиме в 1938-м году, в возрасте семи лет он стал свидетелем американской атомной бомбардировки. Но это не помешало ему позже блистать на европейских подиумах, а параллельно призывать правительства ядерных держав уничтожить смертоносные арсеналы. Он даже написал письмо с такой просьбой президенту .

В сентябре 1973-го Мияке появился на обложке Elle в коричневом топе, связанном из грубой пряжи с добавлением нежного шёлка и украшенном вышивкой "сашико". Без громких слов он стал пионером и в демонстрации на подиуме возраста, ещё в 70-х пригласив 80-летнюю феминистку стать его моделью. Транслируя тем самым посыл, что одежда должна быть комфортной и выражать естественную красоту реальных людей. Однако несмотря на цель делать одежду для широкого круга покупателей, его модели выходили за рамки обыденности, выражая его тягу к духовности. Потому что для себя он давным-давно решил избегать претенциозности и не гнушаться самым простым образом, составленным из джинсов и футболки.

На позднем этапе своего творчества Мияке вдруг почувствовал интерес и «вкус» к ароматам. Его линейка "L'Eau d'Issey", выпускаемая с 2006-го года, остаётся верхом парфюмерного искусства. Причудливое сочетание верхних нот калона, белого лотоса, фрезии и розы, срединных нот водяной лилии и османтуса, подчёркнутых базовыми в виде вирджинского кедра и амбретты, дополненных сандаловым шлейфом. Благодаря игре слов французского языка название можно перевести как «Вода Одиссея», собственно, как он сам и воспринимал свою жизнь, положенную во славу искусства.

"Дизайн подобен живому организму. Он всегда преследует то, что имеет значение для его благополучия и непрерывности", - однажды написал Мияке в своей книге. Его компания подтвердила, что похороны прошли в частном порядке и другие траурные службы не планируются, по желанию самого мэтра. Он всегда сохранял свою частную жизнь в тайне, поэтому о его наследниках ничего неизвестно.