«Не трогать!»: как Сталин спас от ГУЛАГа своего внебрачного сына

То, что Константин Кузаков являлся внебрачным сыном Сталина, знали почти все.

«Не трогать!»: как Сталин спас от ГУЛАГа своего внебрачного сына
© Русская семерка

Тем не менее, родство с вождем не стало препятствием для обвинений в адрес Кузакова во время послевоенной волны репрессий. Тогда Константина Степановича даже исключили из партии.

Сын вождя

Как пишет в своей книге «Сталин: второе убийство», внебрачного сына вождю в 1911 году родила некая Матрена Кузакова. Именно у Кузаковой снимал комнату Сталин во время ссылки в Сольвычегодске. Мальчика, который появился на свет уже после отъезда Джугашвили, Кузакова записала на своего погибшего еще за 2 года до этого супруга. Несмотря на то, что официально Сталин никогда не признавал Константина, после революции он довольно активно помогал своей бывшей гражданской жене и ребенку. По крайней мере, так утверждают авторы издания «Сталин: судьба и стратегия», и Екатерина Рыбас.

Косвенными доказательствами этой позиции можно считать неожиданный переезд Матрены Кузаковой из «ссыльного» Сольвычегодска в Москву в 1930-х годах. По сведениям , написавшего книгу «Сталин. Красный монарх», в столице Кузаковой выделили квартиру в новом правительственном доме, а Константин был направлен на обучение в Ленинградский вуз. Впоследствии он занимал пусть и не слишком высокие, но зато исключительно руководящие должности: он работал лектором Ленинградского обкома ВКП(б), инструктором ЦК, помощником начальника отдела пропаганды, заместителем начальника Управления пропаганды и агитации .

«Потеря бдительности»

Именно пост зама Александрова чуть не оказался для Константина Кузакова одним из последних. По мнению Владимира Кузнечевского, автора издания «Сталин и «русский вопрос» в политической истории Советского Союза. 1931-1953 гг.», главную роль в этом деле сыграл секретарь ЦК по вопросам кадровой политики . Как выразился Кузнечевский, в какой-то момент Кузнецов так увлекся «разоблачениями» аппаратных работников, что не заметил, как под его горячую руку попал «Сталин-младший». По утверждению Александра Бушкова, автора книги «Красный монарх: хроники великого и ужасного времени», о том, что заместитель начальника Управления пропаганды и агитации Константин Кузаков являлся внебрачным сыном вождя, знали почти все. Наверняка Кузнецов тоже был в курсе.

Тем не менее, 29 сентября 1947 года Алексей Кузнецов произнес в присутствии Сталина разгромную в отношении упомянутого Управления и его сотрудников речь. Святослав и Екатерина Рыбас пишут о том, что в своем докладе Кузнецов привел несколько примеров «революционной бдительности» и ее отсутствия. Не забыл секретарь и дело Бориса Сучкова, директора издательства иностранной литературы, обвиненного в шпионаже. Понятно, что основной удар доклада Кузнецова пришелся на Георгия Александрова и его бывшего заместителя Константина Кузакова. В конце октября того же года, согласно вердикту суда чести, Кузаков был исключен из партии за «утрату бдительности» в отношении Сучкова.

Дальнейшая карьера

Казалось бы, судьба Константина Кузакова была предрешена: его и в самом деле планировали арестовать. Однако, как пишет на страницах своей книги «Сталин. Жизнь и смерть», предполагаемый сын вождя написал заявление на имя родителя. А Монтефиоре Симон Себаг, автор издания «Сталин: Двор Красного монарха», даже утверждает, что Иосиф Виссарионович сделал на письме Кузакова отметку: «Не трогать». Так это или нет, но Константина Степановича действительно оставили в покое. Как считал Александр Бушков, такое участие Сталина в судьбе Кузакова было связано с тем, что последний не надоедал отцу и предпочитал лишний раз не напоминать о себе. Сталин терпеть не мог, когда родственники начинали у него что-то клянчить.

Что касается дальнейшей жизни Константина Кузакова, то после ареста Берии в 1953 году его восстановили в , а пятно на репутации фактически никак не отразилось на его карьере. Впоследствии, по данным , автора энциклопедии «Великая Отечественная война», Кузаков работал начальником одного из отделов на студии «Мосфильм», руководил издательством «Искусство», занимал посты заместителя председателя Государственного комитета по телевидению и радиовещанию и главного редактора литературно-драматических программ Центрального телевидения.