Скука томит, и сердце глупо ноет, словно голодное

В субботу, 12 ноября, Театр им. Моссовета показал комедию «Месяц в деревне» по пьесе Ивана Тургенева. Режиссер попытался нащупать границу между настоящей любовью и всепоглощающей темной страстью.Зеленая коробка сцены (художники и Елена Перельман) увита густой листвой, пронизана теплым светом фонарей. Провинциальная тишина имения Ислаевых взрывается: в размеренное течение жизни попадает «инородное тело» — харизматичный студент Беляев. Женщины начинают соперничать, мужчины — подозревать. Связи рушатся, уступая место лжи и недоверию. Герои судорожно мечутся в поисках выхода, принося друг другу боль и страдание. Чувства выходят из берегов, словно вскипевшие воды реки, прорвавшей соседнюю плотину.

Скука томит, и сердце глупо ноет, словно голодное
© Вечерняя Москва

К тургеневской комедии «Месяц в деревне» современные театры обращаются часто. Хотя большинство интерпретаций далеки от той комедийности, которую закладывал в пьесу автор. Тут впору вспомнить и «Двух женщин» в «Ленкоме», напоминающих сюрреалистичный сон усталого путника. И «Месяц в деревне» в «Ленсовете», где драма буквально наступает на пятки персонажам. И психологическую глубину спектакля «Театра на Покровке». Режиссеру Ивану Орлову, задавшемуся целью отделить «зерна от плевел» — истинную любовь от темной страсти, — удалось «сохраниться» в границах комедийного жанра.

Что несет в себе испытанное героями чувство — созидание или разрушение? Куда оно заводит, возможно ли с ним бороться? Огонь способен подпалить крылья: лежат вдоль дороги свежескошенные стебельки «благих» порывов.

Классика в новом спектакле далека от хрестоматийности, ритмична и саркастична одновременно. Неслучайно ее сюжетообразующим элементом стали песни , в кульминационные моменты подхватывающие действо и задающие ему «надзвездный» вектор.

Каждый из артистов вкладывает в создаваемый образ известную долю иронии, слегка отстраняясь и как бы наблюдая со стороны. Наталья Петровна — героиня — самобытна и экзальтированна. При этом несчастна, так как никогда не испытывала ни любви, ни страсти, отчего чувствует себя обделенной жизнью и готова любой ценой вырваться «из душных комнат, где плетут кружева». Любопытен и образ друга дома Ракитина () — почтительного воздыхателя, которому не чужды искренние и сильные порывы души.

До смешного нелеп и комичен хозяин имения Аркадий Ислаев () — философствующий о тупости русского мужика и не видящий, как под его носом развивается роман жены с молодым учителем.

Точностью попадания в образ «глупого, старого, тощего» старичка Большинцова радует .

Как всегда великолепен оказывается . Его доктору Шпигельскому присущи и изощренная ирония, и холодный деспотизм махрового домостроевца.

Безусловной удачей является роль Верочки () — глубокая, яркая, органичная. На наших глазах доверчивый ребенок, столкнувшись с коварством своей «благодетельницы», превращается во взрослую, независимую женщину.

Еще одна удача — работа приглашенного из «Современника» (студент Беляев). В большинстве постановок пьесы Беляев был лишен необходимой мужской энергетики, способной увлечь трех таких разных женщин, как Наталья Петровна, Верочка и служанка Екатерина (). Беляев в исполнении Шомина обладает харизмой и заразительностью. Тургеневские герои очень похожи на нас. Грешат страшно, но ведь и каются отчаянно. Соблазн велик, но и страх мучителен. Вот и страдают, и ищут выхода, и расшибаются вдребезги. Так и живут, сердешные...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Настоящий Шуйский. отмечает 70-летие на сцене

Ведущий актер Театра им. Моссовета Анатолий Васильев отмечает 70-летний юбилей. Отказав журналистам в интервью, он оставил публике лишь одну возможность узнать о его творческой жизни — увидеть спектакли с ним (далее...).