Ещё

Былинные истории. Неизвестные полотна Константина Васильева 

В этом году в Казани отмечают две даты — 40-летняя годовщина со дня смерти народного художника и 20 лет со дня открытия картинной галереи Константина Васильева. Долгое время она ютилась на задворках города, но не так давно обрела новое место в самом центре города. Сегодня в ней хранится 85% картин писателя. Как в Казани оказались сразу три версии его знаменитого полотна «Ожидание», выяснил «АиФ-Казань».
Хранители
«В юности я пообещал Константину, что когда стану начальником, создам музей, где будут все его картины. Начальником не стал, но музей — вот он!», говорит друг художника Геннадий Пронин, старший научный сотрудник Музея Константина Васильева.
Имя Константина Васильева — в перечне 50-ти выдающихся художников всех времён и народов. Он прожил всего 34 года, и судьба его не баловала, как не баловала она Амедео Модильяни, Нико Пиромасманишвили и многих других, кого оценили только после смерти. Васильев жил бедно, одевался скромно, гением себя не считал. Да и его картинная галерея, созданная друзьями, долго ютилась на задворках Казани. Сейчас его творения обрели, наконец, достойный приют — в центре Казани, на ул. Баумана. В помещение, где 775 кв. метров, музей переехал 26 июня 2013 года, незадолго до Универсиады. В этом году друзья художника отмечают 20 лет со дня ее создания, а в следующем году в мае отметят 75-летие со дня рождения Константина Васильева.
У Геннадия Пронина есть и ещё одно звание: хранитель картин художника. И это не фигура речи. Он не один год насмерть стоял, требуя именно этого месторасположения. И чтобы была необходимая инфраструктура: хранилище, система безопасности, охрана и другое. Добился! Благодарен мэру Казани Ильсуру Метшину за помощь и содействие. А городское управление культуры подарило музею рояль. Вдохновившись картинами, учащиеся детской музыкальной школы №2 однажды завершили свою экскурсию музыкой.
На продаже полотен, подаренных ему художником, Геннадий Пронин мог бы озолотиться. Но он даже от защиты готовой диссертации в своё время отказался, посвятив свою жизнь увековечиванию памяти друга. Главное — чтобы эти картины видели все! Они достояние народа. В музей захаживает и ещё один друг юности Константина Васильева — Олег Шорников, иногда участвует в проведении экскурсий. Его карандашный портрет, как и такие же портреты Пронина и других друзей представлены в экспозиции. Мальчики, студенты, снимающие одну квартиру в Казани. 1967 год. Всё ещё впереди. И бедность, и слава, и трагедия, и самоотверженность.
В «Книге отзывов» музея — восторженные записи туристов из Москвы, Питера, Нижнего Тагила, Екатеринбурга. Ежемесячно — полторы тысячи посетителей. В старом помещении, на Гвардейской, было в разы меньше. Друзья художника осуществили общую мечту. С одной горькой нотой.
В полный рост
В прежней галерее было 80 картин. В новой — 160. Добавились те, которыми владела сестра художника, переехавшая с семьёй в Москву. Валентина Алексеевна доверила свою собственность на родину брата, передав 80 картин в бессрочное пользование по договору.
«На открытии нового музея она была счастлива. В Москве под творения её брата было выделено не самое лучшее помещение, около МКАДа. Да и картины, подаренные ею столице ещё при Юрии Лужкове, частично — в малом Манеже, частично — в запасниках. Лишь иногда их выставляют. Портрет маршала Жукова в полный рост, «Прощание славянки», «Нашествие», «Тоска по Родине» и другие полотна «военной» серии, можно увидеть только в Москве. Казанцы могли лицезреть их только один месяц 20 лет назад, когда мы открыли галерею на ул. Гвардейской», -говорит Геннадий Пронин.
В новом помещении — 6 залов. Представлено 85% всего, что создал Константин Васильев. Включая детские и юношеские работы, полотна периода сюрреализма и абстракционизма, монументальные творения, требующие воздуха и высоких потолков.
На втором этаже реконструирован мемориальный уголок творческой мастерской художника. Друзья знают, как на самом деле всё было. Подлинная палитра с засохшими красками, кисти, картина на мольберте… Купить готовый мольберт у Васильева тогда денег не было. Сделал Олег Шорников. По сохранившимся у него чертежам, сделал такой же и для музея. В мемориальном уголке — ламповый приёмник «Балтика», по которому художник с друзьями слушали музыку (телевизора в доме не было), копии красных штор, рисунок которых присутствует на одной из картин, проигрыватель грампластинок (кто же тогда жил без проигрывателя!). «Мы хотели поместить сюда ещё и плёночный магнитофон „Днепр-14“. Не нашли», сетует Г. Пронин. Если у кого сохранился такой раритет, принесите в музей на ул. Баумана, просит хранитель.
Краски и звуки
Музыку Васильев любил страстно. Его графические портреты Скрябина, Баха, Мусоргского, Вагнера и других классиков — особая тема. «В первой половине 60-х в Казань дважды приезжал Дмитрий Шостакович. Константин на вокзале, при прощании, подарил ему портрет. Тот засмущался: „Это я? Почему вы так меня… раздели? Ведь всё же … видно“. Портрет он принял. А после в Казань, в Союз композиторов, пришла открытка, где Шостакович благодарил Константина Васильева и выражал недоумение по поводу его неизвестности», рассказывает Пронин. Бывая в Москве, он, по просьбе друга, покупал ему пластинки с классикой. Одну — Константину, другую — себе. Так что в музее и в поселке Васильево представлено всё то, что слушал наш гениальный земляк. Музыка рождала образы, идеи, настроения, поэтому все картины художника — музыкальны по палитре.
Казанцы старшего поколения помнят, что когда-то при бое курантов на Спасской башне кремля, загорался «малиновый свет». Это было произведение студии светомузыки в КАИ. Но мало кто знает, что у истоков студенческого конструкторского бюро, получившего впоследствии название светомузыкальной поэмы Скрябина «Прометей», стояли Геннадий Пронин, Олег Шорников и Константин Васильев. Это они начали экспериментировать со светом. Скупили по всему городу более тысячи лампочек в 15 ватт, окрасили их специальным составом в разные цвета (Васильев помогал подобрать нужные), и, руководствуясь советами музыковеда консерватории Абрама Юсфина и партитурой «Прометея», устроили в 1962-м премьеру светомузыкального исполнения поэмы Скрябина в здании Казанского авиаинститута. Фурор был необыкновенный! Булат Галеев, который в будущем возглавил студию светомузыки, просто обомлел, посетив премьеру. Фактически она определила его жизненный путь.
При жизни Константина Васильева в Казани не было ни одной его персональной выставки. Неофициально картины иногда выставлялись, к примеру, в ДК льнокомбината. В конце 70-х, когда в молодежном центре выступал Владимир Высоцкий, в фойе состоялась выставка, но уже посмертная. Это тоже был фурор. Творчество официально непризнанного барда и творчество трагически ушедшего из жизни и столь же непризнанного художника переплелись в сознании. А много лет спустя о настроениях поколения хорошо спел трагически погибший Игорь Тальков.
Три «Ожидания»
Знаменитая картина Васильева, где девушка смотрит в заснеженное окно… В прежней галерее был представлен один вариант. Первые два прибыли из Москвы и выставлены в новом музее. Один из них стал символом России на одной стороне серебряной австралийской монеты, на другой — Елизавета II, здравствующая королева Великобритании, тоже своего рода символ. «Монета сувенирная, но имеет стоимость: два австралийских доллара», сказал Г. Пронин. По его словам, К. Васильев не раз писал картины в нескольких вариантах, если появлялось новое видение. Или если стеснённые условия, в которых он жил, не позволяли развернуть холст нужным образом.
Такие полотна как «Рождение Дуная», былинная серия («Авдотья Рязаночка», «Вольга и Микула», «Дар Святогора» и др.), а всё это ныне представлено в музее, несмотря ни на что монументальны. Как Васильев справился? Загадка гения. Одно из таких полотен, которое ранее никогда не выставлялось, называется «Композиция №12». Абстракция, посвящённая 5-й симфонии Дм. Шостаковича.
«Это самая первая, написанная Константином маслом по холсту. В рулоне картина хранилась у меня долго, мы не могли её выставить, краска начала осыпаться. Только перед открытием нового музея отыскались реставраторы, которые восстановили живописный слой», рассказывает Геннадий Пронин.
Константин Васильев за свою непродолжительную жизнь написал более 200 картин, которые могут украсить любой мировой музей. Он не удостоился званий и премий, но на его могиле значится: «народный художник». И это самое главное признание, получить которое стремятся все, кто создал из души, из сердца, из жизни Нечто такое, что адресовано людям и никого не оставляет равнодушным. Но казанцы и татарстанцы, — редкие гости в картинной галерее, как французы в Лувре, а питерцы — в Эрмитаже. Недавно была в музее. Четыре группы московских туристов вышли с экскурсии, обмениваясь впечатлениями. «Это самое интересное, что мы увидели в Казани», сказали мне они. Неужели напрасно ждёт нас красавица, глядя в заснеженное окно?
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео