Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Мастера мнимые и настоящие

Краснодар. 15 дек. - Новая Кубань. Вокруг фестиваля всегда велись и ведутся горячие споры, но тем не менее «Маска» продолжает оставаться самой престижной театральной премией страны и самой желанной наградой для российских театралов.

Мастера мнимые и настоящие
Фото: Новая КубаньНовая Кубань

, все мы знаем, что Краснодарский музыкальный театр и танцевальная компания «Воздух» подавали заявки на участие в «Золотой маске». По вашему мнению, в чем причина того, что спектакли нашего края не имели ожидаемого успеха?

Видео дня

– Я, наверное, повторюсь, так как уже отвечал на подобный вопрос в предыдущем интервью, по непонятным мне причинам изъятом из интернет-ресурсов. Что ж, придется повториться. Многим, может быть, кажется, что это мое резко негативное отношение не позволило спектаклям Краснодара попасть в номинанты «Золотой маски», но напомню, что экспертный совет на девяносто процентов состоит из московских критиков, профессионалов высокого уровня. И именно по их единодушному компетентному мнению творения краснодарских постановщиков не оказались достойными даже лонг-листа фестиваля.

– Но если танцевальную компанию «Воздух» нельзя оценивать по шкале высоких профессионалов, так как это все-таки экспериментальный проект, то Музыкальный театр в нашем крае считается признанным любимым коллективом. Каково было мнение экспертов о балете «Мастер и Маргарита»?

– Сколько бы Александр Викторович Мацко ни рассказывал в многочисленных интервью о своем хореографическом даре, мы видим результат – ни один член экспертного совета не приехал смотреть балет в живую. Более того, на недавно прошедшем фестивале «Кубань театральная» спектакль был удостоен лишь наград за свет, сценографию Спецы оценили что угодно, только не хореографию, при том, что судейская бригада по отношению к Музыкальному театру была настроена более чем лояльно. В статье же одного из членов жюри, написанной по итогам фестиваля, есть даже пассаж о танцевальном языке, который остро напоминает Эйфмана

– А каким вы видите выход из ситуации?

– Считаю, нужно менять балетмейстера в Музыкальном театре, ведь Мацко же не , который бессрочно может возглавлять балет имени себя. Поверьте, в стране есть молодые талантливые хореографы!

-Кстати, о театре балета Григоровича, а как там обстоят дела?

- Буквально на днях я посмотрел «Лебединное озеро» в нашем знаменитом балетном театре. Одетту танцевала Екатерина Конобеева, Одиллию Марина Фадееева, в образе принца предстал . Хорошо, что партии Белого и Черного Лебедя здесь разделены, так как вижу, что ни одна из прим просто не можеть справиться сразу и с той птицей, и с этой. Катю Конобееву я шел смотреть с интересом, однако, не увидел у балерины особого роста. Жаль! Если с ней заниматься, то все было бы хорошо. Фадеева, кроме как улыбки, ничего не вызывает. Она на сцену не выходит и не вылетает, а выскакивает и ей, кажется, никто не нужен, балерина сама готова станцевать за всех - и за партнера тоже. Все было бы хорошо, если бы не одно «но»: делается это очень, мягко говоря, малоизящно и наспех. Вместо округлых рук, мы видим что-то каромыслообразное - арабесковые, элегантные, острые, законченные позы здесь выглядят словно после вывиха и подменяются дерганным, совершенно немузыкальным танцем, что, естественно, говорит о плохой школе и выучке. Меня отчасти порадовал их партнер Роман Тарасов. В нашем театре есть танцовщик на роль принцев, фактура у Романа завидная. И рост, и сложение, и манеры, и линии - порой глаз отдыхает, когда на него смотришь. Вот только с артистом, полагаю, тоже никто не работает, а танцовщик-то он щедро наделенный природой. Я не знаю, что сегодня происходит в театре балета Григоровича, почему ставка делается не на самых талантливых и перспективных. Возможно, самому Юрию Николаевичу, в силу возраста, сие уже совершенно не интересно, впрочем, как и его «наместникам», которые тоже особо не рвутся в «бой».

– Что ж, давайте вернемся к «Золотой маске». За год вы видели много спектаклей. Были ли положительные впечатления? Случались ли потрясения и открытия?

– Конечно! Одно из самых сильных впечатлений я получил от постановки «Травиата», показанной в рамках Дягилевского фестиваля в Перми. Казалось бы, тоже провинция, но у меня было ощущение, что я смотрел запредельный уровень. Феноменальная световая партитура, отсылающая отчасти к баланчинскому гипнотическому излучению, режиссура на стыке разных культур и жанров, «закрытая» эмоциональность, при этом фронтально поющие в зал певцы, потрясающая вокальная работа и не менее изумительная работа дирижера . И жест – сродни балетным позициям. Одним словом, это надо видеть!

А , закончившая музыкальную школу Ейска и не поступившая в музыкальный колледж имени Н.А. Римского-Корсакова (видимо, оказалась недостойной) и обучавшаяся в Краснодарском музыкальном педагогическом колледже, просто удивительная певица и актриса! Правда, на Кубани ее судьба складывалась довольно непросто, но сейчас Ксения – восходящая звезда и солистка Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Я ее видел в роли Кармен в одноименном спектакле Екатеринбургского театра оперы и балета и партии Маргариты в спектакле Большого театра «Осуждение Фауста». Странно, что земляки не приглашают известную оперную диву выступить у нас.

;

Ксения Дудникова в партии Кармен. Фото Елены Леховой

Порадовали меня и наши соседи – Музыкальный театр республики Крым (Симферопольский музтеатр), где я смотрел мюзикл «Дубровский» (кстати, вошедший в лонг-лист). Долгие годы театр никак не финансировался Киевом и как симферопольцы выживают, известно одному Богу. Но нельзя не поразиться их любви и трепетному, искреннему отношению к делу. В результате «Дубровский» с весны идет на аншлагах.

В Екатеринбурге посмотрел балет «Ромео и Джульетта». Понимаете, человек мыслит танцем, у него хореографическое мышление. Его спектакли очень стильные, образные, изобретательные. И опять же, Екатеринбург – это не столица. Однако на Урале имеют возможность приглашать к себе по-настоящему талантливых, больших художников, мы же нередко пользуемся услугами людей с очень сомнительной художественной репутацией и малоодаренных, но умеющих замечательно устраиваться и пиариться.

Если говорить о приятных потрясениях, то было и совершенно неожиданное, не имеющее отношения к моей деятельности в совете «Золотой маски». Я случайно попал на спектакль «С любимыми не расставайтесь» в МТЮЗе. На меня он произвел впечатление удара молнии, при том что на сцене – прекрасно организованный сценический хаос из вещей, не имеющих материальной ценности (этакая эстетика «хлама»). Внедрив в текст пьесы Володина несколько рассказов и фрагмент «Женитьбы» Гоголя, Яновская создала очень цельное произведение такой эмоциональной силы воздействия, что в слезах были как школьники, сидевшие рядом со мной, так и бывалые профессионалы. Вот это я называю Театром для всех! Театром, где нет ни одного лишнего движения, ни одного лишнего слова, ни одной лишней детали. Я мечтаю, чтобы спектакли подобного класса появились у нас в Краснодаре. Это тот уровень, о котором даже спорить не приходится.

– И вновь вернемся к «Золотой маске». Как вы оцениваете работу механизма фестиваля?

– Он работает как швейцарские часы: все четко, отлажено и точно. А зложелателей всегда хватает.

– Ну что ж, тогда в завершение о недоброжелателях. Ваши резкие статьи часто бурно обсуждаются в Интернете. Как вы на подобные выпады реагируете?

– Да, «поклонников» хватает Это сообщество довольно-таки кучное, такая, знаете, интернет-завалинка. Есть даже дамы, или, как наш замечательный краснодарский психолог Игорь Селиванов их называет, «духовно богатые девы», чье внимание иногда напоминает преследование. Но если им не отвечаю, то это совсем не значит, что я такой беззащитный и пугливый. Просто не вижу смысла вступать в дешевые перепалки, опускаясь до их уровня. Хочется пожелать нашим эстетствующим интернетчицам, более интересной и насыщенной жизни!