Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Эти «милые женские образы»

Директор музея Тропинина Ольга Девичева и императрица Елизавета Петровна
Эти «милые женские образы»
Фото: ТВ-МИГТВ-МИГ
В Палатах Владимиро-Суздальского музея-заповедника открылась выставка из московского музея Василия Тропинина и художников его времени «Этот милый женский образ». К портретам из собрания московского музея добавили несколько живописных работ из картинной галереи Палат, так что эту выставку в некоторой степени можно считать совместной.
Вашему корреспонденту необычайно повезло. Экскурсию по выставочному залу для него провёл сам заведующий экспозиционно-выставочным отделом музея Тропинина, куратор выставки . Директора музея Ольгу Девичеву, также прибывшую на открытие выставки, удалось сфотографировать возле портрета императрицы Елизаветы Петровны, с которой очаровательная директор, на мой взгляд, имеет несомненное сходство.
Как оказалось, выставку планировалось провести ещё при прежнем руководстве Владимиро-Суздальского музея (его, как и нынешнего генерального директора Игоря Конышева, не было на открытии вернисажа), рассказал Владимир Богачёв (всё же, как долго они вынашивали замысел!). «Первоначально планировалось выставить образцы усадебной живописи, но в результате к нам пришла мысль пойти по другому пути: показать эволюцию женского портрета и женского образа, начиная с Петра I», – раскрыл идею выставки Богачёв.
«Вот, например Луи Каравак, портрет Елизаветы Петровны», – Богачёв повёл меня к портрету русской императрицы из фондов тропининского музея.
И тут он припомнил, как образовался музей Тропинина: в его основу легла коллекция истинного ценителя живописи Феликса Вишневского – он передал в дар музею около 500 работ.
А Луи Каравака пригласил в Россию Пётр I. После чего в России примитивные портреты сменили более реалистические образы. Богачёв привел меня к одному из портретов Фёдора Рокотова, заодно рассказывая, как в России зародился романтизм в противоположность парадному портрету. Здесь он даже прочитал мне стихотворение : «Любите живопись, поэты, лишь ей, единственной, дано души изменчивой приметы переносить на полотно». Слышать это было очень трогательно.
И Богачёв начал мне рассказывать, как полюбили живопись крепостные художники, в том числе и сам Тропинин, бывший крепостной графа Моркова, который «оживил» русский портрет. И он показал единственный доставленный во Владимир из Москвы портрет Тропинина – кисти Мазуриной, урождённой Третьяковой.
Богачёв процитировал Пушкина: «этот Тропинин всю Москву перерисовал». Тропинин знаменит и своим портретом Александра Пушкина, хотя более известен портрет Пушкина кисти Ореста Кипренского. Портрет Пушкина работы Тропинина до сих пор висит в последней квартире поэта на Мойке.
После купеческого портрета, стал развивать мысль мой экскурсовод, появляется психологический портрет. Второй портрет Тропинина, выставленный на экспозиции, но уже из коллекции Владимиро-Суздальского музея, – портрет вышивальщицы – «За прошивками». Вообще-то на нём скорее изображена не русская вышивальщица, а девушка с чертами классической итальянки, признался Богачёв. И этот образ у Тропинина переходит из портрета в портрет.
Сам Тропинин после получения вольной в возрасте 47 лет постепенно перебрался в Москву. Здесь он и задал творческий импульс камерному портрету в московской живописи.
Выставка заканчивается портретом кисти Александра Вахромеева. На нём женские черты едва проступают из кромешной тьмы. Разглядеть «милый женский образ» практически невозможно. «Это модерн», – пояснил Богачёв.
И он пригласил меня в музей Тропинина, который располагается буквально рядом с Третьяковской галереей. С творчеством Тропинина там можно познакомиться куда глубже. Ведь Василий Тропинин создал более 3 тысяч портретов.