Ещё

Что смотреть на «Золотой маске» 

Выбор Weekend Лучшие российские театральные постановки, отобранные двумя экспертными советами, Национальная театральная премия представит в Москве с 15 февраля по 18 апреля. В этом году очень активны были кураторы внеконкурсных программ, поэтому на «Маске» есть и объемная программа для детей, и большой смотр региональных спектаклей, вошедших в лонг-лист. Но главную интригу, как всегда, представляет конкурс. Ольга Федянина, Татьяна Кузнецова и Юлия Бедерова выбрали из афиши 20 главных событий «Золотой маски» опера «Кармен» Екатеринбургский театр оперы и балета Это во многом тот легкий и лиричный Александр Титель, каким его полюбила публика еще в 90-х, только теперь у главного режиссера МАМТа появилась новая графическая точность мизансцен, а постановочный язык стал острее. Своеобразно преломленная французская традиция (балетные интерлюдии Татьяны Багановой настолько же экспрессивны, насколько органичны) в ясной режиссерской трактовке и прозрачных линиях сценографии превратила екатеринбургскую «Кармен» из привычно пышной драмы с экзотическим колоритом в современную по духу и манере камерную трагедию. Герои Тителя, как это часто бывает, живут здесь и сейчас, ими движут потерянность и любовь, но воздух словно пропитан запахом гари и чувства обострены неотступно следующими за героями призраками вражды и войны — то ли прошедшей, то ли будущей. Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, 15 февраля балет «Ромео и Джульетта» Екатеринбургский театр оперы и балета Этот спектакль — абсолютный рекордсмен по номинациям: их восемь, отмечены все создатели и участники — хореограф, дирижер, артисты, художники. И действительно, балет Самодурова не просто приятен, а приятен во всех отношениях — для подростков и бабушек, консерваторов и прогрессистов, ревнителей традиций и любителей новинок. Концепция его проста: человечество склонно к насилию во все времена, и феодализм тут ни при чем. Патетику хореограф приглушил, сексуальность заретушировал, классические па разбавил сленгом молодежной жестикуляции, псевдохарактерные танцы — отлично поставленными драками на шпагах. Артисты счастливы, зрители рады. Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, 17 февраля опера «Леди Макбет Мценского уезда» Самарский театр оперы и балета Дирижер Александр Анисимов, режиссер Георгий Исаакян и художник Вячеслав Окунев в год юбилея Шостаковича осуществили свой давний замысел. Самарская «Леди Макбет», тщательно следующая букве и духу партитуры, кажется подчеркнуто хрестоматийной. Эта постановка — честно выполненная частная драма с сильным акцентом на трагедии народа, на бесконечности его страданий и безысходности судьбы всякого маленького человека. Русская реалистическая литературная традиция встает за образами спектакля, одновременно сохраняя и пряча не только надрыв, но и сарказм автора. Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, 22 февраля балет «Совсем недолго вместе» Большой театр Поставленный в 2011-м, кардинально переработанный в 2015-м и перенесенный в Москву в 2016-м, это — самый современный спектакль программы балетной «Маски». Впервые в Большом представлены знаменитые, но не забронзовевшие голландские хореографы Пол Лайтфут и Соль Леон — преемники Иржи Килиана на посту руководителей Нидерландского театра танца (NDT). Ставя «Совсем недолго вместе», бывшие любовники, всю жизнь работающие вместе, вдруг обнаружили, что за блеском слегка клоунской театральной жизни незаметно и тихо клонится к закату жизнь реальная. На авансцене под медитативную печаль Макса Рихтера запоздало выясняют отношения двое мужчин и их общая женщина. С задника за ними снисходительно наблюдают колоритные видеостарики и видеодети. А на сцене под бетховенское presto куролесят виртуозы Большого театра с их классическими прыжково-вращательными трюками и загибонами абсурдистского адажио. Большой театр, 2 марта балет «Вариации на тему Франка Бриджа» Большой театр В той же программе Большого — не самое популярное, но весьма характерное для голландского патриарха Ханса ван Манена сочинение, поставленное им на музыку Бриттена в 2005 году для NDT. Как водится у ван Манена, под фирменной герметичностью неторопливой неоклассики тлеет тайное эротическое томление. Стройные солисты Большого, одетые в обтягивающие комбинезоны, проявляют эмоции откровеннее, чем принято в Европе, — московская актерская школа явно теснит ванманеновскую сдержанность. Прима Екатерина Шипулина придает чувственный акцент дуэтам с роковым красавцем Денисом Родькиным, который тут выглядит этаким голландским Хосе, — за яркость эмоций оба выдвинуты на «Маску» в частных номинациях. Большой театр, 2 марта опера «Катерина Измайлова» Большой театр Римас Туминас вместе с Туганом Сохиевым поставили на Исторической сцене переделанную Шостаковичем в 1950-е версию его «Леди Макбет Мценского уезда», запрещенную в 1936 году после выхода статьи «Сумбур вместо музыки». И спровоцировали горячие споры — несмотря на то, что компромиссная «Катерина» и радикальная «Леди Макбет» сегодня имеют равно хрестоматийный статус, первая версия все же лидирует по числу постановок, возможно, в силу особой российской чуткости к драматическим историям запрета. Тем не менее постановщики остановили свой выбор на «Катерине», скруглив и без того сглаженные углы партитуры визуально поэтичной сценографией, метафорическими мизансценами и подвижными танцами, от чего Лесков — Шостакович стали совсем не страшными. Зато о пугающих образах оригинала здесь напоминает работа исполнителей главных партий Джона Дашака (он как будто доигрывает здесь роль Гришки Кутерьмы из амстердамского «Китежа» Чернякова) и Нади Михаэль, чья Катерина кажется наследницей экспрессивно ломких героинь Изабель Юппер. Большой театр, 9 марта опера «Осуждение Фауста» Астраханский театр оперы и балета Фаустианская тема в разных вариантах (не только в раритетной для России версии Берлиоза, но и в хрестоматийной — Гуно) стала центральной в прошлом оперном сезоне и подарила конкурсу «Маски» сразу два спектакля-номинанта под одним и тем же названием. Постановка в Астрахани к тому же стала первой в России за 169 лет. Получился очень интересный спектакль, в котором пафос и технологическая изощренность сочетается с простодушием и лиризмом. На редкость буквально здесь воспроизводятся медленные повороты берлиозовской партитуры — оперы-оратории, оперы-балета и даже оперы — движущейся картины с монтажно меняющимися воображаемыми планами-эпизодами. Странные пропорции статики и движения, воображаемого и реального в берлиозовской не вполне опере, астраханцы показывают очень точно и убедительно. Большой театр, 10 марта современный танец «Все пути ведут на север» Балет «Москва» Трудно поручиться, что это лучший современный спектакль на «Маске», скорее — наиболее характерный для отечественного извода contemporary dance, где взвинченные эмоции танцовщиков ищут выхода в исступленном силовом движении. Франко-бельгийский хореограф Карин Понтьес предложила семерым артистам «Балета „Москва“» поимпровизировать на музыку Давида Монсо, опираясь на формальные приемы хореографической композиции, — и получила столь истовую и искреннюю коллективную исповедь, что поначалу испугалась первозданности своих подопечных: «Они похожи на детей, мысль которых абсолютно хаотична… а их тела следуют за этой мыслью». Аналитический рационализм хореографа лишь отчасти упорядочил самоотверженный раж танцовщиков — в спектакле «Все пути ведут на север» легче обнаружить не единое направление, а развилку западных и восточных дорог. Центр им. Вс. Мейерхольда, 17 марта и 6 апреля драматический театр «Своими словами. А. С. Пушкин »Евгений Онегин"» Школа драматического искусства, Москва Спектакль Дмитрия Крымова — первый из целой серии — заявлен как детский, но взрослые от него получают ничуть не меньше удовольствия. Пушкинский роман в стихах здесь пересказывает и разыгрывает квартет комичных иностранцев, четыре пушкиниста, прибывшие из разных стран. Для своего представления они используют все русские слова, которые есть у них в распоряжении, и весь подручный реквизит. В лучших традициях своего «театра художника» Крымов на наших глазах изобретательно превращает все слова в предметы — это не только интересно, но и очень трогательно в своей «детской» буквальности. Школа драматического искусства, 17 марта современный танец «Чай или кофе?» Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, Москва Выдвижение на «Маску» в двух номинациях — нежданный триумф первой же «Точки пересечения». Так называется организованная Музтеатром Станиславского мастерская молодых хореографов, в рамках которой артист балета Венской оперы Андрей Кайдановский представил свой трагифарс «Чай или кофе?», поставленный им на сборную музыку. Новеллу про то, как знакомство жениха с семьей невесты увенчалось всеобщей погибелью, можно толковать по-всякому — режиссерские метафоры предоставляют простор воображению. Зато совсем не балетная — брутальная и лицедейская — хореография сделана точно по меркам артистов, при этом четверка общеизвестных солистов Музтеатра Станиславского предстает совершенно неузнаваемой. Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, 23 марта драматический театр «Русский роман» Театр им. Вл. Маяковского, Москва Спектакль Миндаугаса Карбаускиса по пьесе Марюса Ивашкявичюса — это своего рода ответ на вопрос, зачем вообще нужен театр. В частности, говорят и показывают нам авторы, для того чтобы создавать такие вымышленные пространства, в которых Лев Николаевич Толстой может одновременно встретиться с Анной Карениной и Софьей Андреевной — и еще с огромным количеством вымышленных и реальных людей. Притом что самого Льва Николаевича на сцене даже и не будет — за него отлично сыграют все остальные, в первую очередь как раз Софья Андреевна, которую исполняет Евгения Симонова, и это ее лучшая театральная роль за несколько последних сезонов. Театр им. Вл. Маяковского, 25 марта и 2 апреля драматический театр «Макс Блэк, или 62 способа подпереть голову рукой» Электротеатр «Станиславский» Это первый и пока единственный спектакль, который на российской сцене поставил один из главных мировых экспериментаторов в области современного искусства Хайнер Геббельс. Композитор и режиссер, первым показавший, что театр может обойтись не только без декорации и текста, но и без актеров. Что к музыке, свету, воде, картинам, мебели и воздуху можно относиться не только как к живым материям — но и даже как к коллегам. И тогда получаются совсем необыкновенные спектакли. Как, например, «Макс Блэк», основанный на дневниковых текстах Поля Валери, Георга Лихтенберга и самого Макса Блэка, родоначальника теории хаоса, — волшебный театр одного актера и четырех стихий. Электротеатр «Станиславский», 29 и 30 марта драматический театр «Дядя Ваня» Воронежский камерный театр Худрук Михаил Бычков уже давно превратил Воронежский камерный в одну из лучших и известных региональных русских сцен. И к тому же одну из самых современных. Сам Бычков, режиссер скорее концептуальный, всегда ищет для пьесы выразительное решение, однозначно связывающее классические тексты с сегодняшним днем. «Дядя Ваня» — спектакль необычайно живой и обаятельный, потому что здесь в центре находится не столько концептуальный «ключ», сколько бытовая среда, в которой живут персонажи Чехова, оказавшиеся где-то в своем провинциальном гнезде, но только не в начале прошлого века, а на его исходе. Повседневная жизнь, узнаваемая и надежная в своем ровном течении, в результате — правда, как и у Чехова, — оказывается ловушкой из скуки, обыденности и пошлости. Театр п/р Олега Табакова, сцена на Сухаревской, 30 и 31 марта опера «Доктор Гааз» «Геликон-опера», Москва История о немецком докторе Гаазе, потратившем в XIX веке жизнь и состояние на гуманизацию российских тюрем и помощь каторжанам, оказалась единственной современной оперой в конкурсе — и одним этим обстоятельством уже примечательной. Композитор Алексей Сергунин написал одноактную партитуру «оперы-коллажа в 11 эпизодах» на либретто Людмилы Улицкой в традициях неосентиментализма. Режиссер Денис Азаров трактует жанр жития неожиданно игриво: камерная сцена с минимумом технологических возможностей превращается в кинематографически живое, подвижное пространство, с той только поправкой, что это не 3D, а домашний кинематограф, — редкая находка для театра. «Геликон-опера», 1 и 2 апреля драматический театр «Гроза» БДТ, Санкт-Петербург Хрестоматийному «лучу света в темном царстве» Могучий, очевидно, не доверяет, хотя драма встречи свободы и косности — одна из его постоянных тем. Просто свобода и косность у него проявляются каким-то совсем не хрестоматийным образом. Темное царство, русская провинция, в спектакле БДТ больше похожа на палехскую шкатулку, на хохломские росписи, на павловопосадские платки — с народными костюмами, песнями, плясками, с душевным веселием. Беда в том, что из этого красивого герметичного канона, из его певучих ритуалов тоже живым никак не выбраться. Катерина здесь уходит в смерть так, как отправляются в интересное путешествие, используя единственный шанс выбраться в другой мир, который начинается за стенами дома Кабанихи и с обитателями которого у нее нет общего языка. Малый театр, 1 и 2 апреля драматический театр «Поле» Театр post, Санкт-Петербург Популярная пьеса белорусского драматурга Павла Пряжко в простых диалогах, сильно окрашенных постмодернистской иронией, рассказывает о жизни простых комбайнеров, но снабжена при этом эпиграфом: «Посвящается современной физике». Что бы ни имел в виду автор, режиссер Дмитрий Волкострелов к эпиграфу отнесся всерьез и поставил спектакль с применением практически научных методов. Комбайнеры оказываются в совершенно непривычном для себя художественном пространстве. Короткие диалоги пронумерованы и играются в сложном алгоритме, который диктует генератор случайных чисел: одну сцену можно увидеть три раза подряд, какую-то — не увидеть вовсе. Из этого механического приема режиссер и актеры извлекают живой и остроумный спектакль, основанный на эстетике повтора, — при этом минималисту Волкострелову, как несложно догадаться, помогает не столько опыт современного театра, сколько достижения современной музыки. Театр наций, 3 и 4 апреля драматический театр «На всякого мудреца довольно простоты» Театр-Театр, Пермь Борис Мильграм в последние годы не только успешный режиссер драматических спектаклей, но и человек, раз за разом доказывающий, что мюзикл с драматическими актерами на драматической сцене — это не профанация жанра, а его совершенно законный вариант. «Мудрец» — даром что драматический — многим обязан музыкальной комедийной стихии, которая так хорошо живет на сцене пермского Театра-Театра. В истории о тяготах чиновничьей жизни на Руси Мильграм выбирает не историческую достоверность, а эклектику: спектакль разыгрывается, кажется, во всех временах русской истории одновременно — и в самых разных стилях, от психологического театра до водевиля и стендапа. Но из этого пестрого и веселого парада-алле времен и стилей со всей беспощадностью следует: сюжет Островского остается по-прежнему бессмертен. Скорее к сожалению, чем к счастью. Московский Губернский театр, 3 и 4 апреля драматический театр «Гамлет» МДТ — Театр Европы, Санкт-Петербург Одно из главных событий прошлого сезона — спектакль, который называют самой неожиданной работой Льва Додина за долгое время. Додин, известный своим вдумчивым, «классическим» отношением к автору и историческому контексту, поставил «Гамлета» как остроактуальную пьесу. Режиссер смешивает тексты разных пьес Шекспира, добавляет Хроники, которые служили драматургу источником, — получается грубый и страшный мир, живущий между стройкой и кладбищем, мир, в котором подмостки и погост — одно и то же. Это окончательное прощание с Эльсинором, окутанным романтическим флером, прощание с гуманистическими иллюзиями вообще. Первым делом с иллюзией о том, что Гамлет — человек Возрождения, тонкий, рефлексирующий герой. Традиционный додинский сильнейший актерский состав — Данила Козловский, Ксения Раппопорт, Елизавета Боярская и другие — выступает в неожиданном для себя амплуа остроактуальных героев. Театр «Мастерская Петра Фоменко», 5, 6, 7 апреля опера «Осуждение Фауста» Большой театр Спектакль Петера Штайна — одновременно изысканная, насквозь ироничная по смыслу и крепкая, добропорядочная разработка оказавшейся неожиданно востребованной фаустианской темы. Правда, Штайн обращается со временем и пространством по-трюкачески насмешливо. Сложные визуальные технологии здесь служат созданию игрушечной, рукодельной реальности, отчего массивное, казалось бы, «Осуждение» Берлиоза обретает удивительно камерный приглушенный тон, виртуозно следующий духу бидермейера, и вместе с тем — рельефность фантасмагории. Из оперы-оратории Штайн делает оперу-мистерию. Но не в скрябинском смысле, а в том ручном, деревянно-домотканом варианте, какой в средневековых церковных мистериях превращал христианский миф в домашнюю сказку, а кукольный театр — в изощренное искусство. Большой театр, 8 апреля драматический театр «Три сестры» «Красный факел», Новосибирск Про «Трех сестер» Тимофея Кулябина, поставившего Чехова на языке глухонемых, кажется, почти все театралы уже успели что-то услышать или прочитать — спектакль из Новосибирска уже с успехом побывал на нескольких фестивалях, включая Венский, а Ассоциация театральных критиков проголосовала за него как за «спектакль года — 2015». Результатом радикального эксперимента стал тонкий, умный спектакль, изобилующий нюансами и полутонами, в котором актерский ансамбль, лишенный речи, демонстрирует совершенно неожиданные возможности, а авторский текст в виде электронных титров оказывается не слабее, а сильнее произнесенного вслух. Отличная возможность убедиться в том, что русский психологический театр — не музейный экспонат, что он отлично живет и развивается в союзе с самой современной режиссурой. Центр им. Вс. Мейерхольда, 16, 17, 18 апреля
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео